Музыкальный портал
info@topzvuk.com

Коррекция тембра

Коррекция тембра
0

Коррекция тембра

Раздел: Сведение
Дата публикации: 19 апреля 2015, 23:30
Нравится
Нравится
С точки зрения инженеров частотная коррекция - это просто изменение тембра, однако в среде профессионалов-звукорежиссеров по-прежнему считается, что частотная коррекция (эквализация) - это процесс, делающий звук "ярким", "теплым", "жирным", "картонным", "ватным" … (продолжите ряд сами).

В этих кратких заметках мне хотелось бы рассмотреть эквализацию несколько в другом ракурсе, а именно, с точки зрения ее психоакустического воздействия. Ведь это - мощное средство манипулирования сознанием человека, сложнейшим образом связанное с эволюцией и выживанием homo sapiens как вида…

Для начала зададим себе вопрос: зачем мы вообще пользуемся эквалайзером? Почему иногда требуется изменить тембр звука?

История эта началась более ста лет назад, когда после укладки первого трансатлантического телефонного кабеля выяснилось, что сигнал на его выходе оказался во много раз "тусклее", чем на его входе. Вновь изобретенное устройство - Equalizer (по-английски "уравнитель") - тогда применили именно для уравнивания тембра выходного сигнала, приближения его ко исходному. Позже эти приборы стали применять для "замаливания грехов" первых электронных звукозаписывающих и радиопередающих цепей, компенсации окраски звучания, получаемого от несовершенно звучащих микрофонов и контрольных комнат.

Важной функцией эквалайзеров в те годы было управление субъективным уровнем слышимости отдельных музыкальных инструментов в миксе. Большинство музыкальных радиотрансляций в начале века делалось так: в студию приглашался живой оркестр, который вполне нормально "брали" одним-двумя микрофонами. Далее, во время, например, соло трубы, на эквалайзере поднимали частоты верхней середины, а во время соло контрабаса - низкие частоты. Эквалайзер, по большей части, рассматривался как регулятор уровня громкости, работающий в отдельных зонах звукового спектра.

Прошли годы, техника обработки звука выросла, и сегодня оборудование даже домашних студий поражает своими технологическими возможностями. Может быть, время архаических частотных регулировок ушло в прошлое? Но почему тогда в райдеры туровых компаний и списки оборудования студий включают раритетные ламповые эквалайзеры, каждый из которых стоит как небольшой автомобиль, а тон-коррекция по-прежнему остается мощным инструментом формирования звука? Ответ прост: эквалайзер - это не просто "улучшающая коробочка", но мощный творческий инструмент.

Новое понимание природы эквализации касается не столько тембра, сколько психоакустического аспекта звука, то есть того, как различные составляющие звуковых волн влияют на наше восприятие окружающего мира.

Подобно многим областям психологии, корни психоакустики несомненно покоятся в тех далеких временах, когда выживание человека как вида было гораздо более важным делом, чем сегодняшнее "выпекание" хитов и продвижение в чартах. Природа слуха человека осталась прежней, и имеет свою собственную, встроенную раз и навсегда в мозги систему частотной коррекции. Зиждется она, прежде всего, на ощущении дистанции и направления прихода звуковых волн. Физические исследования показали, что высокие частоты в воздухе распространяются несколько медленнее, чем низкие, поэтому на некотором удалении от источника звука образуется некий временной зазор между основным тоном и его высокочастотными гармониками. Само по себе это явление не изменяет спектра, но изменяет фазовые соотношения между гармониками и основным тоном, заставляя нас физиологически ощущать такой звук более удаленным, а в аспекте самосохранения - что на него не нужно реагировать мгновенно. Слуховой аппарат человека наиболее интенсивно анализирует звуковые волны в первые десятки миллисекунд после их прихода: именно в этом интервале мозг детектирует те самые жизненно важные фазовые сдвиги.

Второе, что происходит со звуковой волной, прошедшей некоторое расстояние, - это несколько большие потери ВЧ-гармоник "на трение": чем выше частота звука, тем выше поглощение. При этом меняется спектральный состав: чем дальше от источника, тем звук менее "яркий" (снова акусто-визуальный образ). Для слуховой же системы человека "менее яркий" означает "более удаленный". Вот пример из реальной жизни: вы не бросаетесь стремглав, услышав вой волков из дальнего леса, но зато у вас стынет кровь от тихого рыка соседского бультерьера у ваших ног. Естественные, сформированные природой тембры - это то, что в первую очередь "цепляет" наше внимание.

Вернувшись в мир современной студии, мы обнаруживаем точно такую же реакцию нашего слуха. Чтобы привлечь внимание будущего слушателя фонограммы, вы должны создать иллюзию очень близко расположенного к нему звукового источника. "Полетный" звук 60…70-х годов был "замазан" длинными холлами, стильный звук 80-х - "замутнен" хорусами (как не вспомнить гениальные ленточные (!) хорусы Roland). Современный же звук предельно конкретен, его точно характеризует термин "in your face". Записанная на ленту музыка - это тоже иллюзия, удвоенная с помощью стерео. Для достижения такого эффекта звукорежиссер применяет средства, создающие иллюзию близости звука - как будто вокалист стоит между вашими мониторами. Часто это делается подсознательно с помощью эквалайзера.

Кроме изменения уровней различных участков частотного спектра, второе, что делает эквалайзер - он вносит фазовые сдвиги между этими самыми участками. До предела просто: поднятие высоких частот на эквалайзере может сделать удаленный звук ближе (что скомпенсирует потери ВЧ "на трение"), а вводимая при этом эквалайзером разность фаз скомпенсирует то самое дистанционное отставание ВЧ-гармоник. Это простейший, но далеко не самый оптимальный прием приближения звука.

correction-tembr.jpg

Идем далее. Вы задавали себе вопрос, почему собственно разные эквалайзеры звучат по разному, даже если они базируются на одинаковой схемотехнике и настроены на одни частоты? Распространенная на сегодня точка зрения: фазовая работа эквалайзера не менее (если не более) важна, чем сугубо амплитудный подъем/завал отдельных составляющих спектра. Неоспоримо и то, что минимальное "ущипывание" хорошего эквалайзера значительно выдвинет звук из микса, тогда как простенький эквалайзер заставит "задрать" высокие частоты до уровня неприятной жесткости для достижения требуемой степени "выдвинутости" на передний план. Общение с коллегами по этому вопросу показывает, что есть звукорежиссеры, уверенные в том, что можно создать эквалайзер, влияющий лишь на фазу (но это уже будет не эквалайзер, не так ли?), а есть другие, утверждающие что лучший эквалайзер - это тот, который содержит плоскую ФЧХ. Я уважительно отношусь к различным мнениям, но вот вам характерный пример. Однажды на международной выставке мне довелось услышать "высокобитный" цифровой эквалайзер, который по утверждению разработчиков, был напрочь лишен фазовых сдвигов! Любой желающий мог проверить его в работе тут же, на стенде. Общее мнение сводилось к следующему: "Звуковой кошмар"…

По пути придания звуку особой близости (не путать с одноименным эффектом в кардиоидных микрофонах) дальше всех ушли энхансеры: эксайтеры Aphex, максимайзеры ВВЕ и виталайзеры SPL. Все эти приборы, в отличие от эквалайзеров, оказывают минимальный эффект на частотный спектр, но создают при этом значительное впечатление близости и прозрачности звучания.

Перед тем, как покончить с вопросом восприятия дистанции звука человеком, упомянем его третий аспект, не имеющий отношения к частотному спектру, роль отражений в восприятии дистанции. Если кто-то тихо шепнет вам прямо в ухо, то в этом случае будет лишь прямой звук и минимум отражений от окружающих предметов. Удаленный же звук, в зависимости от акустических условий, может содержать множество отражений, сигналящих слуху об удаленности источника.

Если в психоакустике высокие частоты помогают определить дистанцию до звукового источника, то низкие частоты чаще оказывают подсознательное влияние на сознание человека. Повторяющиеся ритмичные низкочастотные звуки часто содержат много информации. В этой связи вспомним об ударах сердца и звуках, идущих из-под земли, - такие звуки также запрограммированы в системе восприятия человека. Пример использования НЧ-воздействия мы обнаружим в современной клубной танцевальной музыке, где энергичный дискотечный звук трудно представить без "мегаваттного" инфрабаса. Плотный низ может добавить выразительности фонограмме, причем без отвлечения слушателя от выдвинутых вперед звуков. Помните, что басовые звуки могут содержать некоторое количество ВЧ-гармоник, поэтому бас тоже можно двигать взад-вперед в пространстве с помощью коррекции высоких частот.

Иногда звукорежиссеры используют эквалайзер для наведения порядка внутри микса. Известно, что наши уши - невероятно мощные звукоанализаторы, способные выделить звучание одного тихого инструмента среди целого оркестра или тихие сплетни среди дюжины участников шумной компании (это явление даже дало название такой способности слуха - "эффект вечеринки"). Однако, если в миксе используются похожие друг на друга звуки - например, инструменты, звучащие в одной тесситуре, то они начинают конкурировать между собой, и становятся трудно различимыми, заставляя нас напрягаться при прослушивании.

Верно и то, что, если в акустическом миксе все снято близкими микрофонами, грубо обработано одним эквалайзером, то все источники в звуковом плане пытаются "выехать вперед": инструменты соревнуются в нашем сознании в главенстве и первоочередности восприятия, требуя сверхконцентрации слушателя на очень многих вещах, происходящих в одно и то же время в одном и том же пространстве. В музыкальном контексте такая ситуация быстро приведет к усталости слушателя. Для проверки личных ощущений послушайте CD, где все очень ярко, - вам быстро захочется сменить пластинку.

Теперь - о некоторых аспектах частотной коррекции в области средних частот. Как уже отмечалось, при определенных условиях эквалайзер может управлять громкостью отдельных инструментов микса. В случае с коррекцией средних частот, настроив эквалайзер на основной тон музыкального инструмента и "придавив" этот тон, вы как бы поднимаете другие части спектра данного инструмента, например, высокочастотные гармоники, тем самым, выдвигая звук вперед. В некоторых случаях такая методика позволяет несколько сгладить сумбурность микса, хотя, на мой взгляд, такой прием - скорее корректирующий, чем творческий. Поэтому, если есть возможность вернуться к этапу аранжировки, и выбрать звуки, более подходящие конкретному музыкальному произведению, то конечный микс, скорее всего, выиграет от этого.

И последний, может быть, важнейший аспект звуковосприятия человека, касается громкости. Если хороший усилитель имеет плоскую АЧХ, то АЧХ человеческого слуха никогда и близко не была плоской. Взглянув на кривые равной громкости, вы увидите характерное семейство кривых с провалом в центре. При этом они меняются в зависимости от громкости - чем мощнее, тем АЧХ ровнее. А для прослушивания при пониженной громкости требуется поднять низкие и высокие, не трогая середину. Подобный эффект можно попытаться создать при микшировании фонограмм путем "подрезки" некоторого количества средних частот, динамически - с помощью виталайзеров SPL. В этом случае даже тихие звуки сохранят свою энергию и разборчивость. Некоторая подрезка "по высокой середине" также поможет убрать упомянутую "сумбурность" миксов, так как большое количество информации, привлекающее человеческое внимание, традиционно сосредоточено именно в этом диапазоне. Не забудьте оставить в "минусовке" частотную "нишу" для вокалов, если вы микшируете песню, и солирующих инструментов - если инструментал.

Легко заставить микс звучать мощно простым повышением уровня студийных мониторов, но требуется гораздо больше звукорежиссерского искусства, чтобы сохранить энергетику микса на малой громкости и независимо от размеров акустических систем. Именно здесь нам помогут и кривые равной громкости, и правильное использование компрессора.

Валерий Папченко

Коррекция тембра

<div>С точки зрения инженеров частотная коррекция - это просто изменение тембра, однако в среде профессионалов-звукорежиссеров по-прежнему считается, что частотная коррекция (эквализация) - это процесс, делающий звук &quot;ярким&quot;, &quot;теплым&quot;, &quot;жирным&quot;, &quot;картонным&quot;, &quot;ватным&quot; … (продолжите ряд сами).</div> <div> <br /> </div> <div>В этих кратких заметках мне хотелось бы рассмотреть эквализацию несколько в другом ракурсе, а именно, с точки зрения ее психоакустического воздействия. Ведь это - мощное средство манипулирования сознанием человека, сложнейшим образом связанное с эволюцией и выживанием homo sapiens как вида…</div> <div> <br /> </div> <div>Для начала зададим себе вопрос: зачем мы вообще пользуемся эквалайзером? <b>Почему иногда требуется изменить тембр звука?</b></div> <div> <br /> </div> <div>История эта началась более ста лет назад, когда после укладки первого трансатлантического телефонного кабеля выяснилось, что сигнал на его выходе оказался во много раз &quot;тусклее&quot;, чем на его входе. Вновь изобретенное устройство - Equalizer (по-английски &quot;уравнитель&quot;) - тогда применили именно для уравнивания тембра выходного сигнала, приближения его ко исходному. Позже эти приборы стали применять для &quot;замаливания грехов&quot; первых электронных звукозаписывающих и радиопередающих цепей, компенсации окраски звучания, получаемого от несовершенно звучащих микрофонов и контрольных комнат.</div> <div> <br /> </div> <div>Важной функцией эквалайзеров в те годы было управление субъективным уровнем слышимости отдельных музыкальных инструментов в миксе. Большинство музыкальных радиотрансляций в начале века делалось так: в студию приглашался живой оркестр, который вполне нормально &quot;брали&quot; одним-двумя микрофонами. Далее, во время, например, соло трубы, на эквалайзере поднимали частоты верхней середины, а во время соло контрабаса - низкие частоты. Эквалайзер, по большей части, рассматривался как регулятор уровня громкости, <b>работающий в отдельных зонах звукового спектра.</b></div> <div> <br /> </div> <div>Прошли годы, техника обработки звука выросла, и сегодня оборудование даже домашних студий поражает своими технологическими возможностями. Может быть, время архаических частотных регулировок ушло в прошлое? Но почему тогда в райдеры туровых компаний и списки оборудования студий включают раритетные ламповые эквалайзеры, каждый из которых стоит как небольшой автомобиль, а тон-коррекция по-прежнему остается мощным инструментом формирования звука? Ответ прост: эквалайзер - это не просто &quot;улучшающая коробочка&quot;, но мощный творческий инструмент.</div> <div> <br /> </div> <div>Новое понимание природы эквализации касается не столько тембра, сколько психоакустического аспекта звука, то есть того, как различные составляющие звуковых волн влияют на наше восприятие окружающего мира.</div> <div> <br /> </div> <div>Подобно многим областям психологии, корни психоакустики несомненно покоятся в тех далеких временах, когда выживание человека как вида было гораздо более важным делом, чем сегодняшнее &quot;выпекание&quot; хитов и продвижение в чартах. Природа слуха человека осталась прежней, и имеет свою собственную, встроенную раз и навсегда в мозги систему частотной коррекции. Зиждется она, прежде всего, на ощущении дистанции и направления прихода звуковых волн. Физические исследования показали, что высокие частоты в воздухе распространяются несколько медленнее, чем низкие, поэтому на некотором удалении от источника звука образуется некий временной зазор между основным тоном и его высокочастотными гармониками. Само по себе это явление не изменяет спектра, но изменяет фазовые соотношения между гармониками и основным тоном, заставляя нас физиологически ощущать такой звук более удаленным, а в аспекте самосохранения - что на него не нужно реагировать мгновенно. Слуховой аппарат человека наиболее интенсивно анализирует звуковые волны в первые десятки миллисекунд после их прихода: именно в этом интервале мозг детектирует<b> те самые жизненно важные фазовые сдвиги.</b></div> <div> <br /> </div> <div>Второе, что происходит со звуковой волной, прошедшей некоторое расстояние, - это несколько большие потери ВЧ-гармоник &quot;на трение&quot;: чем выше частота звука, тем выше поглощение. При этом меняется спектральный состав: чем дальше от источника, тем звук менее &quot;яркий&quot; (снова акусто-визуальный образ). Для слуховой же системы человека &quot;менее яркий&quot; означает &quot;более удаленный&quot;. Вот пример из реальной жизни: вы не бросаетесь стремглав, услышав вой волков из дальнего леса, но зато у вас стынет кровь от тихого рыка соседского бультерьера у ваших ног. Естественные, сформированные природой тембры - это то, что в первую очередь &quot;цепляет&quot; наше внимание.</div> <div> <br /> </div> <div>Вернувшись в мир современной студии, мы обнаруживаем точно такую же реакцию нашего слуха. Чтобы привлечь внимание будущего слушателя фонограммы, вы должны создать иллюзию очень близко расположенного к нему звукового источника. &quot;Полетный&quot; звук 60…70-х годов был &quot;замазан&quot; длинными холлами, стильный звук 80-х - &quot;замутнен&quot; хорусами (как не вспомнить гениальные ленточные (!) хорусы Roland). Современный же звук предельно конкретен, его точно характеризует термин &quot;in your face&quot;. Записанная на ленту музыка - это тоже иллюзия, удвоенная с помощью стерео. Для достижения такого эффекта звукорежиссер применяет средства, создающие иллюзию близости звука - <b>как будто вокалист стоит между вашими мониторами.</b> Часто это делается подсознательно с помощью эквалайзера.</div> <div> <br /> </div> <div>Кроме изменения уровней различных участков частотного спектра, второе, что делает эквалайзер - он вносит фазовые сдвиги между этими самыми участками. До предела просто: поднятие высоких частот на эквалайзере может сделать удаленный звук ближе (что скомпенсирует потери ВЧ &quot;на трение&quot;), а вводимая при этом эквалайзером разность фаз скомпенсирует то самое дистанционное отставание ВЧ-гармоник. Это простейший, но далеко не самый оптимальный прием приближения звука.</div> <div> <br /> </div> <div><img src="/upload/medialibrary/d50/correction-tembr.jpg" title="correction-tembr.jpg" border="0" alt="correction-tembr.jpg" width="512" height="384" /> <br /> </div> <div> <br /> </div> <div>Идем далее. Вы задавали себе вопрос, почему собственно разные эквалайзеры звучат по разному, даже если они базируются на одинаковой схемотехнике и настроены на одни частоты? Распространенная на сегодня точка зрения: фазовая работа эквалайзера не менее (если не более) важна, чем сугубо амплитудный подъем/завал отдельных составляющих спектра. Неоспоримо и то, что минимальное &quot;ущипывание&quot; хорошего эквалайзера значительно выдвинет звук из микса, тогда как простенький эквалайзер заставит &quot;задрать&quot; высокие частоты до уровня неприятной жесткости для достижения требуемой степени &quot;выдвинутости&quot; на передний план. Общение с коллегами по этому вопросу показывает, что есть звукорежиссеры, уверенные в том, что можно создать эквалайзер, влияющий лишь на фазу (но это уже будет не эквалайзер, не так ли?), а есть другие, утверждающие что лучший эквалайзер - это тот, который содержит плоскую ФЧХ. Я уважительно отношусь к различным мнениям, но вот вам характерный пример. Однажды на международной выставке мне довелось услышать &quot;высокобитный&quot; цифровой эквалайзер, который по утверждению разработчиков, был напрочь лишен фазовых сдвигов! Любой желающий мог проверить его в работе тут же, на стенде. <b>Общее мнение сводилось к следующему: &quot;Звуковой кошмар&quot;…</b></div> <div> <br /> </div> <div>По пути придания звуку особой близости (не путать с одноименным эффектом в кардиоидных микрофонах) дальше всех ушли энхансеры: эксайтеры Aphex, максимайзеры ВВЕ и виталайзеры SPL. Все эти приборы, в отличие от эквалайзеров, оказывают минимальный эффект на частотный спектр, но создают при этом значительное впечатление близости и прозрачности звучания.</div> <div> <br /> </div> <div>Перед тем, как покончить с вопросом восприятия дистанции звука человеком, упомянем его третий аспект, не имеющий отношения к частотному спектру, роль отражений в восприятии дистанции. Если кто-то тихо шепнет вам прямо в ухо, то в этом случае будет лишь прямой звук и минимум отражений от окружающих предметов. Удаленный же звук, в зависимости от акустических условий, может содержать множество отражений, сигналящих слуху об удаленности источника.</div> <div> <br /> </div> <div>Если в психоакустике высокие частоты помогают определить дистанцию до звукового источника, то низкие частоты чаще оказывают подсознательное влияние на сознание человека. Повторяющиеся ритмичные низкочастотные звуки часто содержат много информации. В этой связи вспомним об ударах сердца и звуках, идущих из-под земли, - такие звуки также запрограммированы в системе восприятия человека. Пример использования НЧ-воздействия мы обнаружим в современной клубной танцевальной музыке, где энергичный дискотечный звук трудно представить без &quot;мегаваттного&quot; инфрабаса. Плотный низ может добавить выразительности фонограмме, причем без отвлечения слушателя от выдвинутых вперед звуков. Помните, что басовые звуки могут содержать некоторое количество ВЧ-гармоник, поэтому бас тоже можно двигать взад-вперед в пространстве <b>с помощью коррекции высоких частот.</b></div> <div> <br /> </div> <div>Иногда звукорежиссеры используют эквалайзер для наведения порядка внутри микса. Известно, что наши уши - невероятно мощные звукоанализаторы, способные выделить звучание одного тихого инструмента среди целого оркестра или тихие сплетни среди дюжины участников шумной компании (это явление даже дало название такой способности слуха - &quot;эффект вечеринки&quot;). Однако, если в миксе используются похожие друг на друга звуки - например, инструменты, звучащие в одной тесситуре, то они начинают конкурировать между собой, и становятся трудно различимыми, заставляя нас напрягаться при прослушивании.</div> <div> <br /> </div> <div>Верно и то, что, если в акустическом миксе все снято близкими микрофонами, грубо обработано одним эквалайзером, то все источники в звуковом плане пытаются &quot;выехать вперед&quot;: инструменты соревнуются в нашем сознании в главенстве и первоочередности восприятия, требуя сверхконцентрации слушателя на очень многих вещах, происходящих в одно и то же время в одном и том же пространстве. В музыкальном контексте такая ситуация быстро приведет к усталости слушателя. Для проверки личных ощущений послушайте CD, где все очень ярко, -<b> вам быстро захочется сменить пластинку.</b></div> <div> <br /> </div> <div>Теперь - о некоторых аспектах частотной коррекции в области средних частот. Как уже отмечалось, при определенных условиях эквалайзер может управлять громкостью отдельных инструментов микса. В случае с коррекцией средних частот, настроив эквалайзер на основной тон музыкального инструмента и &quot;придавив&quot; этот тон, вы как бы поднимаете другие части спектра данного инструмента, например, высокочастотные гармоники, тем самым, выдвигая звук вперед. В некоторых случаях такая методика позволяет несколько сгладить сумбурность микса, хотя, на мой взгляд, такой прием - скорее корректирующий, чем творческий. Поэтому, если есть возможность вернуться к этапу аранжировки, и выбрать звуки, более подходящие конкретному музыкальному произведению, то конечный микс, скорее всего, выиграет от этого.</div> <div> <br /> </div> <div>И последний, может быть, важнейший аспект звуковосприятия человека, касается громкости. Если хороший усилитель имеет плоскую АЧХ, то АЧХ человеческого слуха никогда и близко не была плоской. Взглянув на кривые равной громкости, вы увидите характерное семейство кривых с провалом в центре. При этом они меняются в зависимости от громкости - чем мощнее, тем АЧХ ровнее. А для прослушивания при пониженной громкости требуется поднять низкие и высокие, не трогая середину. Подобный эффект можно попытаться создать при микшировании фонограмм путем &quot;подрезки&quot; некоторого количества средних частот, динамически - с помощью виталайзеров SPL. В этом случае даже тихие звуки сохранят свою энергию и разборчивость. Некоторая подрезка &quot;по высокой середине&quot; также поможет убрать упомянутую &quot;сумбурность&quot; миксов, так как большое количество информации, привлекающее человеческое внимание, <b>традиционно сосредоточено именно в этом диапазоне. </b>Не забудьте оставить в &quot;минусовке&quot; частотную &quot;нишу&quot; для вокалов, если вы микшируете песню, и солирующих инструментов - если инструментал.</div> <div> <br /> </div> <div>Легко заставить микс звучать мощно простым повышением уровня студийных мониторов, но требуется гораздо больше звукорежиссерского искусства, чтобы сохранить энергетику микса на малой громкости и независимо от размеров акустических систем. Именно здесь нам помогут и кривые равной громкости, и правильное использование компрессора.</div> <div> <br /> </div> <div><i>Валерий Папченко</i></div>

2016-07-03

Топ Звук
Россия
Московская область
Москва
ул. Ботаническая, дом 3
8 (905) 506-3-506
5
5
1
5
1
Коррекция тембра

Коррекция тембра

Коррекция тембра

<div>С точки зрения инженеров частотная коррекция - это просто изменение тембра, однако в среде профессионалов-звукорежиссеров по-прежнему считается, что частотная коррекция (эквализация) - это процесс, делающий звук &quot;ярким&quot;, &quot;теплым&quot;, &quot;жирным&quot;, &quot;картонным&quot;, &quot;ватным&quot; … (продолжите ряд сами).</div> <div> <br /> </div> <div>В этих кратких заметках мне хотелось бы рассмотреть эквализацию несколько в другом ракурсе, а именно, с точки зрения ее психоакустического воздействия. Ведь это - мощное средство манипулирования сознанием человека, сложнейшим образом связанное с эволюцией и выживанием homo sapiens как вида…</div> <div> <br /> </div> <div>Для начала зададим себе вопрос: зачем мы вообще пользуемся эквалайзером? <b>Почему иногда требуется изменить тембр звука?</b></div> <div> <br /> </div> <div>История эта началась более ста лет назад, когда после укладки первого трансатлантического телефонного кабеля выяснилось, что сигнал на его выходе оказался во много раз &quot;тусклее&quot;, чем на его входе. Вновь изобретенное устройство - Equalizer (по-английски &quot;уравнитель&quot;) - тогда применили именно для уравнивания тембра выходного сигнала, приближения его ко исходному. Позже эти приборы стали применять для &quot;замаливания грехов&quot; первых электронных звукозаписывающих и радиопередающих цепей, компенсации окраски звучания, получаемого от несовершенно звучащих микрофонов и контрольных комнат.</div> <div> <br /> </div> <div>Важной функцией эквалайзеров в те годы было управление субъективным уровнем слышимости отдельных музыкальных инструментов в миксе. Большинство музыкальных радиотрансляций в начале века делалось так: в студию приглашался живой оркестр, который вполне нормально &quot;брали&quot; одним-двумя микрофонами. Далее, во время, например, соло трубы, на эквалайзере поднимали частоты верхней середины, а во время соло контрабаса - низкие частоты. Эквалайзер, по большей части, рассматривался как регулятор уровня громкости, <b>работающий в отдельных зонах звукового спектра.</b></div> <div> <br /> </div> <div>Прошли годы, техника обработки звука выросла, и сегодня оборудование даже домашних студий поражает своими технологическими возможностями. Может быть, время архаических частотных регулировок ушло в прошлое? Но почему тогда в райдеры туровых компаний и списки оборудования студий включают раритетные ламповые эквалайзеры, каждый из которых стоит как небольшой автомобиль, а тон-коррекция по-прежнему остается мощным инструментом формирования звука? Ответ прост: эквалайзер - это не просто &quot;улучшающая коробочка&quot;, но мощный творческий инструмент.</div> <div> <br /> </div> <div>Новое понимание природы эквализации касается не столько тембра, сколько психоакустического аспекта звука, то есть того, как различные составляющие звуковых волн влияют на наше восприятие окружающего мира.</div> <div> <br /> </div> <div>Подобно многим областям психологии, корни психоакустики несомненно покоятся в тех далеких временах, когда выживание человека как вида было гораздо более важным делом, чем сегодняшнее &quot;выпекание&quot; хитов и продвижение в чартах. Природа слуха человека осталась прежней, и имеет свою собственную, встроенную раз и навсегда в мозги систему частотной коррекции. Зиждется она, прежде всего, на ощущении дистанции и направления прихода звуковых волн. Физические исследования показали, что высокие частоты в воздухе распространяются несколько медленнее, чем низкие, поэтому на некотором удалении от источника звука образуется некий временной зазор между основным тоном и его высокочастотными гармониками. Само по себе это явление не изменяет спектра, но изменяет фазовые соотношения между гармониками и основным тоном, заставляя нас физиологически ощущать такой звук более удаленным, а в аспекте самосохранения - что на него не нужно реагировать мгновенно. Слуховой аппарат человека наиболее интенсивно анализирует звуковые волны в первые десятки миллисекунд после их прихода: именно в этом интервале мозг детектирует<b> те самые жизненно важные фазовые сдвиги.</b></div> <div> <br /> </div> <div>Второе, что происходит со звуковой волной, прошедшей некоторое расстояние, - это несколько большие потери ВЧ-гармоник &quot;на трение&quot;: чем выше частота звука, тем выше поглощение. При этом меняется спектральный состав: чем дальше от источника, тем звук менее &quot;яркий&quot; (снова акусто-визуальный образ). Для слуховой же системы человека &quot;менее яркий&quot; означает &quot;более удаленный&quot;. Вот пример из реальной жизни: вы не бросаетесь стремглав, услышав вой волков из дальнего леса, но зато у вас стынет кровь от тихого рыка соседского бультерьера у ваших ног. Естественные, сформированные природой тембры - это то, что в первую очередь &quot;цепляет&quot; наше внимание.</div> <div> <br /> </div> <div>Вернувшись в мир современной студии, мы обнаруживаем точно такую же реакцию нашего слуха. Чтобы привлечь внимание будущего слушателя фонограммы, вы должны создать иллюзию очень близко расположенного к нему звукового источника. &quot;Полетный&quot; звук 60…70-х годов был &quot;замазан&quot; длинными холлами, стильный звук 80-х - &quot;замутнен&quot; хорусами (как не вспомнить гениальные ленточные (!) хорусы Roland). Современный же звук предельно конкретен, его точно характеризует термин &quot;in your face&quot;. Записанная на ленту музыка - это тоже иллюзия, удвоенная с помощью стерео. Для достижения такого эффекта звукорежиссер применяет средства, создающие иллюзию близости звука - <b>как будто вокалист стоит между вашими мониторами.</b> Часто это делается подсознательно с помощью эквалайзера.</div> <div> <br /> </div> <div>Кроме изменения уровней различных участков частотного спектра, второе, что делает эквалайзер - он вносит фазовые сдвиги между этими самыми участками. До предела просто: поднятие высоких частот на эквалайзере может сделать удаленный звук ближе (что скомпенсирует потери ВЧ &quot;на трение&quot;), а вводимая при этом эквалайзером разность фаз скомпенсирует то самое дистанционное отставание ВЧ-гармоник. Это простейший, но далеко не самый оптимальный прием приближения звука.</div> <div> <br /> </div> <div><img src="/upload/medialibrary/d50/correction-tembr.jpg" title="correction-tembr.jpg" border="0" alt="correction-tembr.jpg" width="512" height="384" /> <br /> </div> <div> <br /> </div> <div>Идем далее. Вы задавали себе вопрос, почему собственно разные эквалайзеры звучат по разному, даже если они базируются на одинаковой схемотехнике и настроены на одни частоты? Распространенная на сегодня точка зрения: фазовая работа эквалайзера не менее (если не более) важна, чем сугубо амплитудный подъем/завал отдельных составляющих спектра. Неоспоримо и то, что минимальное &quot;ущипывание&quot; хорошего эквалайзера значительно выдвинет звук из микса, тогда как простенький эквалайзер заставит &quot;задрать&quot; высокие частоты до уровня неприятной жесткости для достижения требуемой степени &quot;выдвинутости&quot; на передний план. Общение с коллегами по этому вопросу показывает, что есть звукорежиссеры, уверенные в том, что можно создать эквалайзер, влияющий лишь на фазу (но это уже будет не эквалайзер, не так ли?), а есть другие, утверждающие что лучший эквалайзер - это тот, который содержит плоскую ФЧХ. Я уважительно отношусь к различным мнениям, но вот вам характерный пример. Однажды на международной выставке мне довелось услышать &quot;высокобитный&quot; цифровой эквалайзер, который по утверждению разработчиков, был напрочь лишен фазовых сдвигов! Любой желающий мог проверить его в работе тут же, на стенде. <b>Общее мнение сводилось к следующему: &quot;Звуковой кошмар&quot;…</b></div> <div> <br /> </div> <div>По пути придания звуку особой близости (не путать с одноименным эффектом в кардиоидных микрофонах) дальше всех ушли энхансеры: эксайтеры Aphex, максимайзеры ВВЕ и виталайзеры SPL. Все эти приборы, в отличие от эквалайзеров, оказывают минимальный эффект на частотный спектр, но создают при этом значительное впечатление близости и прозрачности звучания.</div> <div> <br /> </div> <div>Перед тем, как покончить с вопросом восприятия дистанции звука человеком, упомянем его третий аспект, не имеющий отношения к частотному спектру, роль отражений в восприятии дистанции. Если кто-то тихо шепнет вам прямо в ухо, то в этом случае будет лишь прямой звук и минимум отражений от окружающих предметов. Удаленный же звук, в зависимости от акустических условий, может содержать множество отражений, сигналящих слуху об удаленности источника.</div> <div> <br /> </div> <div>Если в психоакустике высокие частоты помогают определить дистанцию до звукового источника, то низкие частоты чаще оказывают подсознательное влияние на сознание человека. Повторяющиеся ритмичные низкочастотные звуки часто содержат много информации. В этой связи вспомним об ударах сердца и звуках, идущих из-под земли, - такие звуки также запрограммированы в системе восприятия человека. Пример использования НЧ-воздействия мы обнаружим в современной клубной танцевальной музыке, где энергичный дискотечный звук трудно представить без &quot;мегаваттного&quot; инфрабаса. Плотный низ может добавить выразительности фонограмме, причем без отвлечения слушателя от выдвинутых вперед звуков. Помните, что басовые звуки могут содержать некоторое количество ВЧ-гармоник, поэтому бас тоже можно двигать взад-вперед в пространстве <b>с помощью коррекции высоких частот.</b></div> <div> <br /> </div> <div>Иногда звукорежиссеры используют эквалайзер для наведения порядка внутри микса. Известно, что наши уши - невероятно мощные звукоанализаторы, способные выделить звучание одного тихого инструмента среди целого оркестра или тихие сплетни среди дюжины участников шумной компании (это явление даже дало название такой способности слуха - &quot;эффект вечеринки&quot;). Однако, если в миксе используются похожие друг на друга звуки - например, инструменты, звучащие в одной тесситуре, то они начинают конкурировать между собой, и становятся трудно различимыми, заставляя нас напрягаться при прослушивании.</div> <div> <br /> </div> <div>Верно и то, что, если в акустическом миксе все снято близкими микрофонами, грубо обработано одним эквалайзером, то все источники в звуковом плане пытаются &quot;выехать вперед&quot;: инструменты соревнуются в нашем сознании в главенстве и первоочередности восприятия, требуя сверхконцентрации слушателя на очень многих вещах, происходящих в одно и то же время в одном и том же пространстве. В музыкальном контексте такая ситуация быстро приведет к усталости слушателя. Для проверки личных ощущений послушайте CD, где все очень ярко, -<b> вам быстро захочется сменить пластинку.</b></div> <div> <br /> </div> <div>Теперь - о некоторых аспектах частотной коррекции в области средних частот. Как уже отмечалось, при определенных условиях эквалайзер может управлять громкостью отдельных инструментов микса. В случае с коррекцией средних частот, настроив эквалайзер на основной тон музыкального инструмента и &quot;придавив&quot; этот тон, вы как бы поднимаете другие части спектра данного инструмента, например, высокочастотные гармоники, тем самым, выдвигая звук вперед. В некоторых случаях такая методика позволяет несколько сгладить сумбурность микса, хотя, на мой взгляд, такой прием - скорее корректирующий, чем творческий. Поэтому, если есть возможность вернуться к этапу аранжировки, и выбрать звуки, более подходящие конкретному музыкальному произведению, то конечный микс, скорее всего, выиграет от этого.</div> <div> <br /> </div> <div>И последний, может быть, важнейший аспект звуковосприятия человека, касается громкости. Если хороший усилитель имеет плоскую АЧХ, то АЧХ человеческого слуха никогда и близко не была плоской. Взглянув на кривые равной громкости, вы увидите характерное семейство кривых с провалом в центре. При этом они меняются в зависимости от громкости - чем мощнее, тем АЧХ ровнее. А для прослушивания при пониженной громкости требуется поднять низкие и высокие, не трогая середину. Подобный эффект можно попытаться создать при микшировании фонограмм путем &quot;подрезки&quot; некоторого количества средних частот, динамически - с помощью виталайзеров SPL. В этом случае даже тихие звуки сохранят свою энергию и разборчивость. Некоторая подрезка &quot;по высокой середине&quot; также поможет убрать упомянутую &quot;сумбурность&quot; миксов, так как большое количество информации, привлекающее человеческое внимание, <b>традиционно сосредоточено именно в этом диапазоне. </b>Не забудьте оставить в &quot;минусовке&quot; частотную &quot;нишу&quot; для вокалов, если вы микшируете песню, и солирующих инструментов - если инструментал.</div> <div> <br /> </div> <div>Легко заставить микс звучать мощно простым повышением уровня студийных мониторов, но требуется гораздо больше звукорежиссерского искусства, чтобы сохранить энергетику микса на малой громкости и независимо от размеров акустических систем. Именно здесь нам помогут и кривые равной громкости, и правильное использование компрессора.</div> <div> <br /> </div> <div><i>Валерий Папченко</i></div>

Загрузка комментариев...