Музыкальный портал
info@topzvuk.com

Занимаемся правильно

Занимаемся правильно
0

Занимаемся правильно

Раздел: Духовые
Дата публикации: 9 июня 2015, 12:38
Нравится
Нравится
Есть такая странная забава у музыкантов – занятия (по-английски еще прикольней – practicing, т.е. буквально «тренировка»). Смысл ее в том, чтобы поддерживать на уровне свои навыки игры на инструменте. Смотрите: продавцу для того, чтобы лучше продавать, нужно больше практиковаться в продаже, пилоту – больше летать, аквалангисту – больше нырять, а вот музыкантам, в том числе и гобоистам, для того чтобы лучше играть в оркестре или ансамбле, почему-то недостаточно просто больше играть в этих самых оркестрах.

Более того, можно с уверенностью сказать, что игра в оркестре даже портит уровень игры музыканта в какой-то степени. Происходит это оттого, что человек, играя посреди других инструментов, не в состоянии слышать свой звук полностью. В симфоническом оркестре большую часть времени звук гобоя смешивается с другими тембрами, а в тутти и просто тонет в них. Поэтому очень трудно контролировать качество звукоизвлечения, и невольно начинаешь халтурить. А это не может не сказаться на звуке.

Вот для того чтобы этого не происходило и гобоист был всегда в прекрасной форме и были придуманы занятия. Нет единой позиции, сколько именно времени должна занимать эта забава – школьники в среднем занимаются на гобое около 2 часов, особо ответственные – больше 3-х, студенты начинают бегать по разным работам, играть везде, поэтому количество часов занятий в вузе явно не растет, а уж ближе к его окончанию и вообще начинает падать.

Взрослый музыкант в обычные дни для поддержания своего навыка на должном уровне занимается от полу- до полутора часов. Главное же здесь, пожалуй, не точный хронометраж, а регулярность. Перерыв в занятиях, скажем, на неделю придется наверстывать не меньше двух недель ударными темпами. Выход же на работу после месячного отдыха (ясное дело, без гобоя – не брать же его с собой на Канарские острова!) вообще напоминает фильм ужасов : сверхзадачей становится извлечение минимально пристойного звука, в особо запущенных случаях трудно вспомнить, куда же именно нужно здесь дуть?

Сама форма занятия обычно произвольная, однако если делать вид, что все аккуратно занимаются по учебникам и школам, которые проходились еще где-то в далекой школе, то занятия должны выглядеть так:

Длинные ноты – для того, чтобы «разбудить» весь аппарат, настроить его на предстоящюю работу простой задачей. Аналог разогрева автомобиля (3-5 минут. Никто этого на самом деле делать не любит.)
Гаммы (поступенное движение по одинаковым интервалам по всему диапазону инструмента) – страшные, зловещие гаммы, которые заставляют играть во всех музыкальных учебных заведениях по обе стороны экватора. Они действительно помогают выработать стабильный звук на всем протяжении диапазона, но при этом это так скучно и так надоело за школу, что обычно забывается где-то к середине вуза. (5-10 минут. Играют только самые отъявленные отличники.)
Этюды – специально написанные небольшие пьесы для работы над определенными сложностями – дыхательными, стилистическими, техническими и иже с ними (наконец-то я нашел, куда ввернуть этот мудреный оборот!). Это уже не так скучно, как все предыдущее, поэтому достаточно большое количество людей действительно использует это в своей ежедневной практике. Смысл и полезность этюдов состоит в их концентрированной сложности – гораздо легче поработать над одним этюдом, чем выискивать сложности для преодоления в какой-то пьесе.
Пьесы (я знаю, звучит ужасно, но называется в обиходе именно так) – это, собственно, и есть вся концертная литература. Теперь, когда движок прогрет, снег на стеклах растаял и зеркало заднего вида протерто, можно отправляться в настоящую дорогу. Здесь можно работать над художественными сложностями, учиться строению формы, искать красивый звук, а можно просто расслабиться и поиграть в свое удовольствие, пока не устанут губы.
Впрочем, как всегда, в конце нельзя не сказать о том, что есть много людей, которые практически совсем не занимаются и при этом играют очень хорошо, а также и такие, кто, вкалывая по 5 часов, добиваются очень бедных результатов.

Я знаю, после последнего абзаца совсем не хочется идти и заниматься, но, похоже, все-таки придется. За долгие годы обучения эта привычка становится для тебя чем-то вроде чистки зубов – чувствуешь себя не в своей тарелке, если не сделал этого.

Занимаемся правильно

Есть такая странная забава у музыкантов – занятия (по-английски еще прикольней – practicing, т.е. буквально «тренировка»). Смысл ее в том, чтобы поддерживать на уровне свои навыки игры на инструменте. Смотрите: продавцу для того, чтобы лучше продавать, нужно больше практиковаться в продаже, пилоту – больше летать, аквалангисту – больше нырять, а вот музыкантам, в том числе и гобоистам, для того чтобы лучше играть в оркестре или ансамбле, почему-то недостаточно просто больше играть в этих самых оркестрах.<br /> <br /> Более того, можно с уверенностью сказать, что игра в оркестре даже портит уровень игры музыканта в какой-то степени. Происходит это оттого, что человек, играя посреди других инструментов, не в состоянии слышать свой звук полностью. В симфоническом оркестре большую часть времени звук гобоя смешивается с другими тембрами, а в тутти и просто тонет в них. Поэтому очень трудно контролировать качество звукоизвлечения, и невольно начинаешь халтурить. А это не может не сказаться на звуке.<br /> <br /> Вот для того чтобы этого не происходило и гобоист был всегда в прекрасной форме и были придуманы занятия. Нет единой позиции, сколько именно времени должна занимать эта забава – школьники в среднем занимаются на гобое около 2 часов, особо ответственные – больше 3-х, студенты начинают бегать по разным работам, играть везде, поэтому количество часов занятий в вузе явно не растет, а уж ближе к его окончанию и вообще начинает падать.<br /> <br /> Взрослый музыкант в обычные дни для поддержания своего навыка на должном уровне занимается от полу- до полутора часов. Главное же здесь, пожалуй, не точный хронометраж, а регулярность. Перерыв в занятиях, скажем, на неделю придется наверстывать не меньше двух недель ударными темпами. Выход же на работу после месячного отдыха (ясное дело, без гобоя – не брать же его с собой на Канарские острова!) вообще напоминает фильм ужасов : сверхзадачей становится извлечение минимально пристойного звука, в особо запущенных случаях трудно вспомнить, куда же именно нужно здесь дуть?<br /> <br /> Сама форма занятия обычно произвольная, однако если делать вид, что все аккуратно занимаются по учебникам и школам, которые проходились еще где-то в далекой школе, то занятия должны выглядеть так:<br /> <br /> Длинные ноты – для того, чтобы «разбудить» весь аппарат, настроить его на предстоящюю работу простой задачей. Аналог разогрева автомобиля (3-5 минут. Никто этого на самом деле делать не любит.)<br /> Гаммы (поступенное движение по одинаковым интервалам по всему диапазону инструмента) – страшные, зловещие гаммы, которые заставляют играть во всех музыкальных учебных заведениях по обе стороны экватора. Они действительно помогают выработать стабильный звук на всем протяжении диапазона, но при этом это так скучно и так надоело за школу, что обычно забывается где-то к середине вуза. (5-10 минут. Играют только самые отъявленные отличники.)<br /> Этюды – специально написанные небольшие пьесы для работы над определенными сложностями – дыхательными, стилистическими, техническими и иже с ними (наконец-то я нашел, куда ввернуть этот мудреный оборот!). Это уже не так скучно, как все предыдущее, поэтому достаточно большое количество людей действительно использует это в своей ежедневной практике. Смысл и полезность этюдов состоит в их концентрированной сложности – гораздо легче поработать над одним этюдом, чем выискивать сложности для преодоления в какой-то пьесе.<br /> Пьесы (я знаю, звучит ужасно, но называется в обиходе именно так) – это, собственно, и есть вся концертная литература. Теперь, когда движок прогрет, снег на стеклах растаял и зеркало заднего вида протерто, можно отправляться в настоящую дорогу. Здесь можно работать над художественными сложностями, учиться строению формы, искать красивый звук, а можно просто расслабиться и поиграть в свое удовольствие, пока не устанут губы.<br /> Впрочем, как всегда, в конце нельзя не сказать о том, что есть много людей, которые практически совсем не занимаются и при этом играют очень хорошо, а также и такие, кто, вкалывая по 5 часов, добиваются очень бедных результатов.<br /> <br /> Я знаю, после последнего абзаца совсем не хочется идти и заниматься, но, похоже, все-таки придется. За долгие годы обучения эта привычка становится для тебя чем-то вроде чистки зубов – чувствуешь себя не в своей тарелке, если не сделал этого.

2016-07-03

Топ Звук
Россия
Московская область
Москва
ул. Ботаническая, дом 3
8 (905) 506-3-506
5
5
1
5
1
Занимаемся правильно

Занимаемся правильно

Занимаемся правильно

Есть такая странная забава у музыкантов – занятия (по-английски еще прикольней – practicing, т.е. буквально «тренировка»). Смысл ее в том, чтобы поддерживать на уровне свои навыки игры на инструменте. Смотрите: продавцу для того, чтобы лучше продавать, нужно больше практиковаться в продаже, пилоту – больше летать, аквалангисту – больше нырять, а вот музыкантам, в том числе и гобоистам, для того чтобы лучше играть в оркестре или ансамбле, почему-то недостаточно просто больше играть в этих самых оркестрах.<br /> <br /> Более того, можно с уверенностью сказать, что игра в оркестре даже портит уровень игры музыканта в какой-то степени. Происходит это оттого, что человек, играя посреди других инструментов, не в состоянии слышать свой звук полностью. В симфоническом оркестре большую часть времени звук гобоя смешивается с другими тембрами, а в тутти и просто тонет в них. Поэтому очень трудно контролировать качество звукоизвлечения, и невольно начинаешь халтурить. А это не может не сказаться на звуке.<br /> <br /> Вот для того чтобы этого не происходило и гобоист был всегда в прекрасной форме и были придуманы занятия. Нет единой позиции, сколько именно времени должна занимать эта забава – школьники в среднем занимаются на гобое около 2 часов, особо ответственные – больше 3-х, студенты начинают бегать по разным работам, играть везде, поэтому количество часов занятий в вузе явно не растет, а уж ближе к его окончанию и вообще начинает падать.<br /> <br /> Взрослый музыкант в обычные дни для поддержания своего навыка на должном уровне занимается от полу- до полутора часов. Главное же здесь, пожалуй, не точный хронометраж, а регулярность. Перерыв в занятиях, скажем, на неделю придется наверстывать не меньше двух недель ударными темпами. Выход же на работу после месячного отдыха (ясное дело, без гобоя – не брать же его с собой на Канарские острова!) вообще напоминает фильм ужасов : сверхзадачей становится извлечение минимально пристойного звука, в особо запущенных случаях трудно вспомнить, куда же именно нужно здесь дуть?<br /> <br /> Сама форма занятия обычно произвольная, однако если делать вид, что все аккуратно занимаются по учебникам и школам, которые проходились еще где-то в далекой школе, то занятия должны выглядеть так:<br /> <br /> Длинные ноты – для того, чтобы «разбудить» весь аппарат, настроить его на предстоящюю работу простой задачей. Аналог разогрева автомобиля (3-5 минут. Никто этого на самом деле делать не любит.)<br /> Гаммы (поступенное движение по одинаковым интервалам по всему диапазону инструмента) – страшные, зловещие гаммы, которые заставляют играть во всех музыкальных учебных заведениях по обе стороны экватора. Они действительно помогают выработать стабильный звук на всем протяжении диапазона, но при этом это так скучно и так надоело за школу, что обычно забывается где-то к середине вуза. (5-10 минут. Играют только самые отъявленные отличники.)<br /> Этюды – специально написанные небольшие пьесы для работы над определенными сложностями – дыхательными, стилистическими, техническими и иже с ними (наконец-то я нашел, куда ввернуть этот мудреный оборот!). Это уже не так скучно, как все предыдущее, поэтому достаточно большое количество людей действительно использует это в своей ежедневной практике. Смысл и полезность этюдов состоит в их концентрированной сложности – гораздо легче поработать над одним этюдом, чем выискивать сложности для преодоления в какой-то пьесе.<br /> Пьесы (я знаю, звучит ужасно, но называется в обиходе именно так) – это, собственно, и есть вся концертная литература. Теперь, когда движок прогрет, снег на стеклах растаял и зеркало заднего вида протерто, можно отправляться в настоящую дорогу. Здесь можно работать над художественными сложностями, учиться строению формы, искать красивый звук, а можно просто расслабиться и поиграть в свое удовольствие, пока не устанут губы.<br /> Впрочем, как всегда, в конце нельзя не сказать о том, что есть много людей, которые практически совсем не занимаются и при этом играют очень хорошо, а также и такие, кто, вкалывая по 5 часов, добиваются очень бедных результатов.<br /> <br /> Я знаю, после последнего абзаца совсем не хочется идти и заниматься, но, похоже, все-таки придется. За долгие годы обучения эта привычка становится для тебя чем-то вроде чистки зубов – чувствуешь себя не в своей тарелке, если не сделал этого.

Загрузка комментариев...