Музыкальный портал
info@topzvuk.com
Тема: Раздел:
Кланяться
0
17.06.2015
Выйдя на сцену перед слушателями, музыкант первым делом кланяется.
Уходя со сцены, он  кланяется тоже.
После того как его вызвали на бис, он кланяется ещё чаще и ещё ниже.
И в перерывах между игрой (по окончании первого отделения; после каждой исполненной вещи) он тоже — всё кланяется и кланяется.
Некоторые музыканты не просто кланяются, но ещё и кладут руку на сердце и, ласково улыбаясь, приседают перед публикой. («Сердечно благодарен… Сердечно признателен… и вам… и вам… Спасибо… Спасибо… От всей души! От всей души!» — вот как «звучит» это в переводе с языка жестов).
Теперь вопрос.
При всем уважении к публике, к чему бы это такое подобострастие? Ведь поклон с древности означает, прежде всего, признание превосходства противной стороны. Человек склоняет голову, открывает шею, делает себя как бы «ниже», подчеркивая силу стоящего перед ним «победителя», «хозяина» (и реверанс тоже, кстати, оттуда же родом).
Кланяются Богу (и то мы не знаем, насколько это оправданно — вполне вероятно, что это всего лишь придумано отцами церкви; а изначально всё-таки человек — образ и подобие…) Кланялись раньше рабы перед господами.  Придворные перед королём.
Только потом поклон превратился в частицу повседневного этикета, в элемент приветствия, почти в кивок. А сегодня и этого в нашем повседневном обиходе уже практически нет.
И только артисты всё раскланиваются и раскланиваются…
В принципе, понятно почему. До тех пор пока тебе аплодируют, ты обязан кланяться, иначе будешь выглядеть хамом (да и потом, на сцене же надо что-то делать, ты же не мебель…)
Так что публика, долго и шумно аплодируя, невольно заставляет музыканта то и дело склонять перед ней шею. Парадокс!
В свою очередь музыкант может запросто впасть в зависимость от публики, начать мерить своё творчество тем, сколько хлопают, кричат ли браво и сколько раз просят кланяться и играть на бис. Путь этот печален. Первоначальных «доз» поклонов и хлопков скоро окажется мало, и артист начинает идти у публики на поводу. Вот он уже играет только то, что публика «понимает», затем то, что она «лучше всего принимает» (т.е. на что громче хлопают и после чего дольше кланяешься), а потом можно и вовсе скатиться к исполнению «Мурки» при свечах…
Собственно, именно поэтому (лично я) не люблю долгих аплодисментов.
Нет, не поэтому.
Просто долго кланяться — скучно.
Нравится
Нравится
Бис
0
17.06.2015
На латыни bis значит «два раза», «дважды» (а «в два раза», кстати — это будет duplo).
Криками «бис!» (т.е. «ещё!») когда-то слушатели концертов требовали повторения сыгранной или спетой вещи. Говорят, Яшу Хейфеца на концерте в Ленинграде публика просто затерроризировала: до тех пор заставляла его повторять на бис «Аве Марию» Шуберта, пока музыкант не взвыл и откровенно не запросился домой.
В современных условиях добрые музыканты завершают концерты бисами уже без явных требований публики: «по умолчанию» считается, что если оканчивается основная программа и слушатели некоторое время аплодируют (а так оно и бывает в подавляющем большинстве случаев, поскольку вообще не хлопающие и угрюмо покидающие зал слушатели — в наши дни уж очень большая экзотика), то тут сразу же должен быть сыгран бис.
Также «по умолчанию» считается, что этот бис  должен быть небольшого размера и не сильно напрягающий мозги (не обязательно повторять уже сыгранную пьесу, можно сыграть что-то другое). Обычно на бис подают, как на сладкое, маленькие вкусные штучки — пьесы-миниатюры, например, того же Хейфеца. Чтобы публика успела только сказать «ах!» и пошла домой. (То есть фуга Баха, сыгранная на бис, будет совершенно точно воспринята как изощренное издевательство).
То есть всё тут держится на каких-то условностях, негласных правилах.

Приведём пример немного из другой области. Высоцкий на своих концертах-беседах никогда не бисировал. Он так и объявлял публике: «я свой план уже выполнил и перевыполнил, до свидания и всего вам хорошего». Бисы он считал обманом:

"А я ведь на бис никогда не пою. Знаете, почему? Потому что это обман. Все знают, сколько артисты споют, просто они уходят раньше времени а потом появляются, чтобы вы сказали: «Какой он милый, симпатичный, мы его просили — он остался».
Я никогда не недовыполняю план, я всегда перевьполняю. Или-норму. Я все закончил, все рассказал вам. Тема моей лекции неисчерпаема, о ней можно разговаривать очень много, и много раз, и по-разному. Поэтому я еще, наверное, к вам приеду.
Спасибо вам большое!
(так Высоцкий заканчивал свои концерты. На аплодисменты же ему, по его словам, «просто было жалко тратить время»)"

И вот честное слово — отличный подход. Куда интересней традиционного классического.
Нравится
Нравится
Хорошая скрипка
0
17.06.2015
Мы вот считаем, что скрипка по-английски будет непременно violin. А ведь это не так. На самом деле у англоговорящих есть разделение — fiddle  и violin. Со словом fiddle связаны всякие презрительные поговорки, согласно которым скрипача считают бездельником, ни на что не пригодным типом. И вообще  fiddle — это такая… дешевка, в общем. Что же до violin, то тут дело совсем другое: короли и королевы, ученые и аристократы, победители конкурса имени Паганини играют, безусловно, на violin.
В чем же разница между ними? Это дело темное и запутанное. Есть такая поговорка, согласно которой violin — это тот же самый fiddle, только он в десять раз больше стоит.
В общем, видимо, тут какой-то рудимент прошлого, когда разделяли аристократов и простонародье, уличных и придворных музыкантов.
За подробностями лучше обратиться к носителям английского, а  мы с вами лучше сделаем для начала самое простейшее разделение.
Пусть наша классификация звучит просто и звучно: скрипка <-> дрова.
Что такое скрипка, здесь объяснять, думаю, уже не надо, а дрова — это наидешевейшая фабричная поделка, неграмотно сделанная и жутко звучащая. Кстати, если вы счастливый обладатель дров, вы даже имеете некоторое преимущество. Можно не мучиться вопросами, которые разбираются здесь в Азбуке: условиями хранения инструмента, поисками хорошего скрипичного мастера, покупкой дорогих аксессуаров и т.д.
Если же вы хотите сильно осложнить себе жизнь и приобрести хорошую скрипку, все становится куда более запутанно.
Прежде всего, есть два подхода к тому, что считать хорошей скрипкой. Первый и общепринято главный — рыночная табель о рангах, согласно которой
…на рынке муз инструментов приоритеты расставлены в следующем порядке: имя мастера, подлинность, сохранность и только потом звук
То есть с самого начала — если мастер занимает не самое высокое место в табели о рангах  (вне зависимости от степени его таланта), или происхождение инструмента вызывает сомнения у экспертов, то скрипка будет стоить значительно дешевле. Поэтому какой-нибудь даже не самый удачный экземпляр скрипки Страдивари, Гварнери, Амати будет стоить больше, чем гениально сделанная скрипка не с таким звучным именем. А »лучше» в массовом сознании будет все равно та, которая дороже.
Важна и «национальность» скрипки. Скрипки бывают разных национальных школ. Дороже всего ценятся старинные итальянские скрипки. Затем старинные французские, немецкие, чешские, польские**.
Помимо старинных, есть еще и современные или относительно современные скрипки. С ними тоже полно всяких нюансов.
Конечно, если вы собираетесь покупать скрипку как вложение денег, можете смело погружаться в истории торгов на Кристис и Сотбис, изучать сайт лондонского скрипичного эксперта Бира, консультироваться со скрипичными мастерами  и предпринимать прочие в высшей степени практичные шаги. В этом случае я вас оставляю в начале этого зыбкого пути, потому как в финансах и инвестициях смыслю мало. Могу только сказать, что стоимость хорошей скрипки может доходить до нескольких миллионов долларов. (Кстати, даже когда скрипку покупают не с «игровыми» целями, все равно очень желательно, чтобы на ней играл хороший скрипач, потому что от длительного молчания скрипки начинают глохнуть).
Мы же с вами в продолжение этой страницы давайте посмотрим на ситуацию немного под другим углом…
Своя скрипка
Вам с шашечками или покататься? Для чего вам скрипка? Чтобы играть на ней или чтобы она висела на стене, а под ней неспешно прогуливался автоматчик?
Знаете, как бывает в жизни: бывают твои вещи, люди, события, места. Они дают тебе спокойствие, чувство комфорта, ощущение собственных сил.  А бывают не твои - вроде и хорошие, но что-то с ними  никак не клеится. Твоя вещь всегда дождется в магазине и будет по карману. Твой человек вовремя появится на пути… И т.д. Ну а твоя скрипка будет хорошо звучать, причем именно в твоих руках.
С этой точки зрения главное — не родословная, а талант мастера, красивый и нравящийся самому музыканту звук скрипки, и ее здоровое, не «аварийное» состояние (гарантирующее, что инструмент однажды не посыпется под пальцами).
А вот истории, связанные со скрипкой — это совсем другое дело. Это по-настоящему интересно. У каждого старого инструмента есть своя история, знаем мы о ней или нет. Иногда это и не истории даже, а самые настоящие легенды.
Но… тут можно ого-го до чего договориться, об этом как-нибудь в другой раз.
Нравится
Нравится
Развалиться по форме
0
17.06.2015
Музыкальное произведение, почти как какой-нибудь собор, всё сплошь пронизано чем-то вроде арок и опор — только не каменных, а смысловых, логически-образных. Один мотив цепляется за другой, вместе они выстраиваются в линию, а линий несколько, и, сплетаясь, они рождают форму. Не зря существует такой музыкальный предмет, который проходят в специальных муз. школах и консерваториях: музыкальная форма.
Если интеллектуально-эмоциональной работы над произведением было недостаточно, оно не понято и не прочувствовано и вообще самого исполнителя пока мало трогает, тогда эти связи не ощущаются, они не выстроены, и пьеса не звучит как единое целое. В лучшем случае получаются островки красивой музыки: там постояли, здесь постояли, вроде красиво, но очень быстро становится скучно.
Коварство музыки как искусства в том, что если в архитектуре собор, лишенный какой-либо формы, сразу развалился бы, унеся жизни людей, то здесь таких катастрофических последствий вроде как не происходит, и поэтому к форме пьес мы иногда относимся небрежно.
Хотя скука — это ведь тоже разновидность убийства. Как минимум времени.
Нравится
Нравится
Упражнения для скрипки
0
17.06.2015
Чтобы научиться играть на скрипке, нарастить технику, укрепить пальцы, развить беглость, отточить штрихи и т.п., скрипачи играют разнообразные упражнения. Обычно «упражняются» больше в первые годы обучения, но некоторые музыканты делают это всю жизнь, например разыгрываясь перед выступлением или входя в форму после перерыва в занятиях.
Упражнения можно сочинять самостоятельно, в зависимости от задачи (так поступали многие знаменитые скрипачи и педагоги), но чаще пользуются готовыми упражнениями, которые издают в сборниках  под названием «Школа скрипичной техники» (или под другими похожими названиями).
Самые знаменитые упражнения сочинил знаменитый немецкий скрипач и педагог Генри Шрадик (который, кстати, несколько лет  преподавал у нас в Московской консерватории. Правда, это было давно, ещё в 1860-х!). Его «Школа скрипичной техники» в трёх тетрадях (1- на беглость и укрепление пальцев, 2- на двойные ноты, 3- на штрихи) — великолепнейшее средство для развития техники и виртуозности.
К сожалению, скрипичное человечество оказалось очень неблагодарным: хотя Шрадик выручает вот уже какое по счету поколение своими упражнениями, о жизни его самого мы практически ничего не знаем.
Мало того: еще и считается почему-то, что «Шрадик» — это голая техника без музыки и что поэтому много играть его вредно.  А по-моему, смотря как играть (см. мой стародавний текст: Шрадик как опыт фразировки). Уж по крайней мере упражнения Шрадика естественнее, ближе самой музыке (в частности фольклору), чем такая сухая умозрительная штука, как гаммы (которые и впрямь имеют к музыке слабое отношение и не зря называются англ. словом scale — то есть «шкала»).
Помимо Шрадика известны и широко применяются упражнения Шевчика, а также других авторов. Многие из них можно найти в сборнике Ямпольского «Избранные упражнения для скрипки». Для начинающих скрипачей есть хорошие упражнения Баклановой.
Нравится
Нравится
Концерт для скрипки с оркестром
0
17.06.2015
Концерт значит «соревнование» (concerto=состязаюсь, лат.)
В данном случае состязаются скрипач-солист и оркестр.
Конечно, состязание это всё-таки условное: скрипка хоть и храбрый, но маленький инструмент, а противостоит ей целая армия музыкантов, вооруженная виолончелями, барабанами, трубами… Сами понимаете, силы не равны. Если бы оркестр шпарил в полную  силу прямо во время игры солиста, перекрывая собой трогательные мелодии и пассажи скрипача, скрипач бы, конечно, точно пал на поле брани. Но в большинстве случаев оркестр (под предводительством дирижёра) всё-таки сохраняет баланс и даёт солисту право голоса.
Исключение составляют те случаи, когда дирижёр почему-либо не может потерпеть на сцене присутствия какой-либо еще личности кроме себя самого и ставит солисту палки  в колёса, навязывая неудобные темпы, динамику, фразировку и т.п. Тут может разыграться настоящая битва, вроде той, которую вела скрипачка Латика Хонда-Розенберг на одном из старых конкурсов Чайковского***.
Самое умное решение тут для скрипача — взять в союзники концертмейстера оркестра и всю группу первых скрипок. Дюжина смычков в таких случаях практически всегда оказывается сильнее одной дирижерской палочки. Но это уже, конечно, бунт на корабле.
-
*** Прим. Когда я писала эту страничку Азбуки, я хотела снабдить ее иллюстрацией — видео с тем самым исполнением Хонды-Розенберг. Но не нашла. Однако прошло совсем немного времени, и гораздо более яркая иллюстрация нашлась сама собой.

Из сообщения ИТАР-ТАСС от 27 июня 2011:
"На конкурсе им. Чайковского, который проходит в Москве и Санкт-Петербурге, произошел неприятный инцидент. На репетиции виолончелистов 25 июня во время выступления Нарека Ахназаряна народный артист России Марк Горенштейн сказал, обращаясь к оркестру: «Пусть вас совершенно не заботит, что играет этот талант, преподнесенный нам, этот аул, вы должны играть со мной». Эта фраза покоробила присутствующих на репетиции журналистов, благодаря которым история получила общественный резонанс. Кроме того, с репетиции велась веб-трансляция на весь мир."
Нравится
Нравится
Уверенность
0
17.06.2015
Единственный действенный способ для укрепления веры в свои силы и устранения смутных сомнений — знание. Если ты знаешь, что ты делаешь и зачем (и на сцене, и вообще на этом свете), что для тебя в творчестве главное и что второстепенное, если не зависишь рабски от чужих оценок, а способен сам определить свои удачи и неудачи, плюсы и минусы, готов простить себе некоторые отступления от совершенства, тогда патологически неуверенным типом тебе не быть.
Ведь ты  выходишь на сцену не за одобрением тех или иных лиц, а с другой, тебе известной творческой целью. Тебе хочется поделиться образами, которыми просто обидно не поделиться. Тебе самому интересно то, что ты делаешь.
В этом случае неуверенность (та ее разновидность, которая мешает действовать) пропадает.
А если не пропадает, тогда надо разобраться в ситуации: вытащить все свои страхи и сомнения наружу и тщательно рассмотреть.
Другие варианты — питьё валерьянки и проч. — стойкого результата не дают.
Нравится
Нравится
Пред-слышать, пред-чувствовать
0
17.06.2015
Один из тех интересных фокусов с временем (см. также про время  здесь: Беглость).
Чтобы сыграть на скрипке ноту чисто (с чистой, верной  интонацией), нужно как бы услышать ее внутренним слухом еще до того, как она начала звучать. Даже до того, как рука переместилась (допустим) в какую-нибудь высокую позицию, чтобы взять эту ноту. То есть сознание должно хотя бы на несколько долей секунды опережать реальность. Сначала появляется звучащий прообраз ноты, а потом она (сама!!) оказывается под пальцем.
Кстати, про то, что ноту (в случае  «бросков» перед ней) надо именно «брать», а не «попадать» на нее, говорил всё тот же мудрый Гольденвейзер.  Парадоксы нашего сознания таковы, что, захотев куда-то скакнуть и «попасть», мы запросто можем сорваться, а вот если мы собираемся что-то просто «взять» — результат практически гарантирован. Неудивительно: ведь прообраз предстоящего действия в этом случае — более чёткий.
Нравится
Нравится
Концерт
0
17.06.2015
И кто сказал, что концерт классической музыки должен проходить непременно в консерваториях, академических залах и музеях? Что начинаться он должен непременно в семь часов вечера, что публика /и артисты/ должны соблюдать строгие правила этикета, предписывающего хлопать в нужное время /и исполнять разные милые штучки на бис, а потом давиться лицемерием в артистической/?
Кто сказал? Да никто!
Классический концерт, каким мы его знаем, вообще сложился всего лишь в 19 веке. (Тот строгий этикет, да и фраки, в которые одеваются музыканты — именно оттуда родом). Это ещё детский возраст! А самой музыке — тысячелетия, так же как и привычке музыкантов играть и петь для других людей, чтобы поделиться с ними чем-то хорошим и важным.
Сегодня кажущаяся нам традиционной форма концерта уже меняется. Люди стали задумываться, почему это надо непременно играть в душном зале с канделябрами и унылыми старушками-смотрительницами, а не, например, в лесу у реки, не у моря или океана, не под звездным небом среди скал? Почему в семь вечера, а не в какое-нибудь другое время — утром, поздним вечером, ночью, днем?
Уже сейчас концерты иногда проводят на развалинах древнеримских форумов, в горах и пещерах, на полях и лугах, на обрывистых берегах; в старых заброшенных зданиях, готических соборах, на развалинах замков… Чем плохо? Сплошная романтика!
Тем более что тут вырисовываются новые  просторы для фантазии и воображения, а  к музыке легко присоединяются иные искусства. Мне рассказывали, как один итальянский певец давал концерт на открытом воздухе среди холмов Тосканы, и в самый кульминационный момент сладостной оперной арии, согласно концепции, из-за холмов прискакали всадники в нездешних одеяниях…
По-моему, тут ещё есть простор для творчества и всё это очень интересно.
- -
P. S. Любителям музыки стоит знать, что даже самый удачный концерт — это не те обстоятельства, при которых даже самый великий артист по-настоящему использует все возможности, данные ему природой и талантом. Многие крупные исполнители признаются, что если на концерте по-настоящему прозвучат хотя бы два такта (т. е. если даже на такой короткий срок наступает вдохновение, человек раскрывается в полную силу, играет действительно так, как ему хотелось бы), это уже большая удача.
Также стоит иметь в виду, что  даже гениально сыгранная на концерте пьеса в следующий раз обязательно прозвучит по-другому. Концерты — одна из тех вещей в жизни, по которым мы можем оценить справедливость выражения «нельзя войти в одну реку дважды». Поэтому стоит ценить даже несовершенства игры, если они произойдут, знать, что и в них — неповторимость уходящего момента.
Нравится
Нравится
Наизусть
0
17.06.2015
Одна из начальных фаз работы над сольным произведением (пьесой, концертом…) — выучить его наизусть. По-настоящему работать над фразой можно только после этого.
Ну и играть его на сцене придется, разумеется, тоже наизусть.
Сколько нотного текста сидит в голове музыканта? Я недавно попробовала подсчитать. И ужаснулась.
По всей видимости, получается не меньше суток непрерывной игры.
Судите сами.
Мой отец, пианист Д. Благой, сделал только сольных студийных записей в фонд радио чуть более чем на  пятнадцать часов. Пятнадцать часов непрерывно звучащей музыки! Согласитесь, это немало (чтобы как минимум держать всё в голове! мы же сейчас говорим про «наизусть»). Вообще я хотела бы посмотреть на человека, который декламировал бы наизусть стихи или прозу в течение 15 часов…  (К сведению тех, кто не в курсе сложностей музыкального ремесла и любит анекдоты в жанре «он окончил консерваторию по классу треугольника»…)
Да, но это лишь верхушка айсберга, ведь записал мой отец не всё из своего репертуара. И там не было крупных форм. Ясно, что реальный объем музыки, сыгранной им, значительно превосходил записанное: он играл и концерты, и другие крупные фортепианные сочинения. А если к этому добавить еще и всё, что было пройдено в школе и консерватории (это тоже учится наизусть), то… Голова уже кружится от возможных цифр. Кажется, я тут выше написала, что в памяти музыканта хранится количество музыки, эквивалентное суткам? А может быть, двум?
Задавшись вопросом, а сколько вмещает моя собственная память, я начала считать, сколько часов музыки в моем репертуаре. Занятие оказалось нудное, я его бросила. Тем более что перечисленное на той странице с репертуаром — тоже всего лишь верхушка айсберга, там нет многих пьес и концертов, сделанных за одиннадцать лет школы. А всё это тоже было выучено когда-то наизусть и сыграно на экзаменах и концертах. (Про разнообразные этюды и каприсы, которые мы все тоже играем пачками наизусть, я уж вообще молчу!)
А ведь скрипачам еще повезло: скрипичный репертуар в целом меньше, чем фортепианный (просто для скрипки меньше написано). Да и пианистам еще повезло. Меньше всех повезло певцам, которым приходится держать в голове целые оперы (и хорошо еще, если это солнечный Россини, который как-то ограничивал свои порывы, а не оперы Вагнера, которые измеряются уже не часами, а едва ли не днями!)
Словом, еще и еще раз: «крылья, ноги… главное — хвост!» для музыканта главное иметь не руки, а мозги. Причем работающие на предельных оборотах (см: Беглость).
А руки?.. Один скрипач-виртуоз в 19 веке вообще играл ногами…
Нравится
Нравится
Беглость
0
17.06.2015
Пальцев у нас на грифе всего 4, а нот в быстрых пассажах — десятки и сотни. И все они сменяются быстро. Значит, пальцы должны быстро бегать.
Эту самую беглость пальцев специально развивают с помощью всяческих упражнений и этюдов (см. ноты).
Причём  вот что парадоксально: когда исполнитель уже довольно продвинутый (и пальцы у него уже ого-го какие беглые), он хоть и играет пассажи и пьесы в предельно быстром темпе, а скорости — уже не чувствует. Наоборот, время для него словно застывает. Словно стоит на месте.
Видимо, тут активизируются какие-то резервные структуры мозга, позволяющие «сжимать» и «разжимать» время. (Кстати, про «сверхъестественные» способности музыкантов обращаться с временем — «сворачивать» и «разворачивать» его — интересно писал В. Григорьев, об этом мы ещё как-нибудь поговорим)***.
Примерно то же самое происходит на войне и  в прочих ситуациях, угрожающих жизни: зафиксированы случаи, когда человек наблюдал летящую ему в лоб пулю словно в замедленной съёмке, время для него как бы растягивалось, и он успевал увернуться.
Неудивительно, что наши занятия и концертные  выступления, в которых так щедро расходуются резервные силы организма, настолько энергозатратны.
Нравится
Нравится
Атака
0
17.06.2015
Раз смычок происходит от лука или шпаги, ничего удивительного, что с ним иногда идут в атаку.
Слово attacca появляется в нотах в конце плавной, певучей части произведения (например, в какой-нибудь сонате Тартини), когда нужно сразу перейти «в наступление» - к бурной, быстрой следующей части.
Ещё иногда говорят про атаку звука  - здесь имеется в виду начальная фаза звукоизвлечения.
Из Музыкальной энциклопедии:

"АТТАССА (атака, итал., повелительная форма ед. ч. от attaccare — вступать без паузы, букв. — нападать). 1) Обозначение в нотах, указывающее на то, что изменение темпа внутри муз. пьесы должно осуществляться внезапно, без паузы, а переход от части к части циклич. произв. — с очень непродолжит. паузой. 2) Переход голосового аппарата человека от дыхательного состояния к певческому или речевому. Различают твёрдую A., когда голосовые связки сомкнуты и воздух прорывается через них с усилием, напором, и мягкую, когда голосовые связки не столь напряжены. 3) Внезапное напряжение рук пианиста при исполнении акцентированного аккорда."
Нравится
Нравится