Музыкальный портал
info@topzvuk.com

Диалоги о звуке. Андрей Субботин и Александр Кравченко.

Диалоги о звуке. Андрей Субботин и Александр Кравченко.
0

Диалоги о звуке. Андрей Субботин и Александр Кравченко.

Раздел: Интервью
Дата публикации: 24 марта 2015, 18:30
Нравится
Нравится
Часть 1. Диалоги о звуке. [Андрей Субботин] и Александр Кравченко.

Беседа хорошо знакомых коллег, высококлассных специалистов, обмен мнениями — это и есть самое интересное, не правда ли?

Наши сегодняшние собеседники Александр Кравченко и [Андрей Субботин] вряд ли нуждаются в представлении, но все же... Андрей Субботин – авторитетный мастеринг-инженер, Александр Кравченко – акустик-практик, специализирующийся на проектировании и создании студий звукозаписи. Как хорошо, что они открыты, доброжелательны и им небезразличны проблемы нашей индустрии!
Андрей Субботин: Какую, потвоему, общую проблему приходится решать всем работающим со звуком, будь то звукоинженер, музыкант, продюсер или дизайнер-акустик?

Александр Кравченко: Когда вы занимаетесь аудио, у вас практически нет абсолютной точки опоры. Это несколько дезориентирует, ведь всем нам нравятся простые и односложные ответы. Нам куда спокойнее, если мы знаем, что дважды два будет четыре, а параллельные прямые не пересекаются. Но тут появляется некто, кто утверждает, что пересекаются, рассказывает вам об искривлении пространства и пр. Система приоритетов рушится, фундамент уплывает... Кому же это понравится?

Отсутствие надежной точки опоры приводит большинство из нас к ощущению неуверенности. Многие начинают верить в мифы о чудодейственных акустических материалах, в волшебные ящички «для идеального сведения», в программы для «автоматического мастеринга» и пр.

Каждый, кто работает со звуком, ищет оптимальный баланс. Но это понятие очень хрупкое и относительное. К примеру, вам может понравиться какая-то песня или микс, но если кто-то вам вдруг испортил настроение, восприятие этой же песни может измениться кардинально. Опытным специалистам подобные вещи известны, поэтому они в отличие от новичков редко бывают категоричными в своих оценках. В любом случае чем выше ваша квалификация, тем точнее вы ощущаете баланс, тем тоньше вы чувствуете грань компромиссов.

А.С.: То есть ты считаешь основной проблемой неуверенность?

А.К.: Пожалуй. У звукорежиссера никогда нет уверенности, что именно этот вариант сведения лучший из возможных; у дизайнера-акустика нет полной уверенности, что именно такое сочетание материалов будет наиболее эффективным; композитор не может быть уверенным, что именно эта песня «зацепит» слушателя, и т.п. Однако, повторяю, помочь здесь могут только опыт и знания; в то же время их отсутствие превратит неуверенность в нервозность.

Кстати, мне еще не приходилось встречаться с указанной нервозностью в мастеринг-студиях, и я думаю, что это объясняется высокой квалификацией мастеринг-инженеров в целом. Неудивительно, что многие именно здесь ищут точку опоры, поэтому эта сфера окутана флером загадочности и таинственности.

А.С.: Какова роль компромиссов во всем этом?

А.К.: Определяющая. Компромиссы – всюду, они вокруг нас. Если бы кому-то удалось создать бескомпромиссный автомобиль, то на дорогах мира можно было бы увидеть только его. Но это невозможно, нужны компромиссы. В результате одних компромиссов получаются внедорожники, других – тягачи, третьих – спорткары и т.п. Но даже внутри этих групп есть удачные и неудачные модели как следствие удачных и неудачных компромиссов.

Поиск баланса и компромиссов в моей работе не просто очень важен, а является ее сутью. При строительстве студий люди всегда стремятся к максимуму, к идеалу, но мало кто помнит о том, что идеальная студия невозможна так же, как и вечный двигатель. Мне приходилось видеть в буквальном смысле плавающие студии (на воде), студии с толщиной пола в 3,5 метра, студии с броской и сюрреалистической внутренней акустической отделкой и т.п., но ни одну из них даже близко нельзя назвать идеальной. В то же время в хорошо сбалансированных студиях о существовании каких-либо компромиссов даже не задумываешься. Слово «компромисс» часто отпугивает людей с упрощенным восприятием мира в черно-белых тонах; они продолжают искать того, кто сделает им «идеальное сведение» или пообещает построить «идеальную» студию. К счастью, среди моих клиентов больше других людей, более вдумчивых что ли...

А.С.: В каких вопросах чаще всего приходится искать компромиссы?

А.К.: Здесь нет простого, краткого ответа... Но я бы разделил все возможные варианты на две больших группы: это технические компромиссы и компромиссы в от-
ношениях с людьми. Даже не знаю, что сложнее... Ведь в нашей индустрии большой процент нестандартных, своеобразных, а то и просто эпатажных личностей, так что не скучно!

Говорить о технических компромиссах можно долго, но я не вижу в этом особого смысла. Ведь лучше всего об этом скажут построенные мной студии.

А вот в живом общении случаются интересные ситуации, требующие быстрой и зачастую нестандартной реакции, умения «читать» ситуацию «между строк». Но нам, бывшим советским людям, этого умения не занимать! ))

А.С.: О, да! А если пару примеров?

А.К.: Хорошо. Однажды меня пригласили для повторной настройки мониторной системы. Друзья-«доброжелатели» убедили владельца студии в ее неподобающем звучании, что и стало причиной приглашения. Проблема была решена в течение дня. В конце концов хозяин студии остался очень доволен звучанием мониторов, а его друзья остались довольны собой и своей «проницательностью». Я, кстати, тоже добился своего, ведь все были довольны. Но фокус в том, что я не делал никаких регулировок. Вообще никаких!

Камень преткновения находился скорее в области психологии, но никак не в технической сфере. Стоило мне взять часть «вины» на себя, как все стало на места. С того момента прошло около восьми лет, сейчас мы с хозяином студии друзья-не разлей вода, и похоже на то, что он уже обо всем догадывается. Хотя на интернет-форумах в то время шло обсуждение, как приезжал Кравченко «исправлять ошибку». Но исправил ведь! Кстати, Филип Ньюэлл мне не раз говорил: «Что бы и где о тебе не писали – это всегда к лучшему».

Что бы еще такого вспомнить? Ага, вот... На заключительном этапе строительства владелец студии неожиданно решил отказаться от услуг инженера-технолога – мол, ничего тут такого нет, мы и сами справимся, без технолога. Спустя некоторое время после открытия персонал студии начал сомневаться в ее эксплуатационных характеристиках.

Когда мы приехали на студию, то убедились, что эти сомнения не напрасны. После придирчивого осмотра мы обнаружили ряд отклонений от проекта, хотя и незначительных на первый взгляд. Выход был один: привести акустическую отделку студии в соответствие с проектом, для чего мы составили список обнаруженных отклонений.

По мере исправления недостатков уже на середине списка характер помещения и звук мониторов в нем изменились настолько радикально, что персонал студии все начало устраивать. Спустя какое-то время до меня начали доходить отголоски из интернета, что, мол, приехал Кравченко, «подкрутил мониторы» и все встало на свои места. А я ведь не притронулся ни к одной ручке. При чем тут мониторы, если проблема была в отклонениях в акустической отделке?

Конечно, я мог бы доказать всем ошибочность решения отказаться от услуг технолога, что и стало первопричиной возникших проблем. Однако вряд ли это был кратчайший путь к достижению результата.

Фактор психологии и восприятия нельзя сбрасывать со счетов. Кстати, я слышал, что и некоторые мастеринг-инженеры отключают компьютерные мониторы во время демонстрации работы заказчикам, иначе многие из них вдруг начинают «слышать» те изменения, которые они видят на экране. Правда?

А.С.: Да, есть такое... По компромиссам все?

А.К.: Еще немного. Как по мне, наилучшие компромиссы достигаются тогда, когда вы тонко чувствуете их границы и четко определяете приоритеты, когда все это «варится» в одной голове. Поэтому если говорить о проектировании студий, то лично я здесь больше доверяю авторским проектам нежели проектам, разработанным коллективами каких-то фирм.

И еще: если вы уже выбрали проектировщика для своей студии, то просто доверьтесь ему и расслабьтесь )). У другого проектировщика могут быть другие приоритеты, и если во время строительства вы их поменяете, будет только хуже.

А.С.: И много таких «других» проектировщиков?

А.К.: О, не меньше, чем «других» мастеринг-инженеров! Однажды мне нужно было быстро найти на Оболони в Киеве маленькую студию для записи аудиокниги. Google выдал десятка полтора вариантов. Чего я только не насмотрелся! Тем не менее все эти «студии» предлагали своим клиентам услуги мастеринга, хотя при этом у некоторых вообще не было никакого мониторинга кроме наушников! Другими словами, эти «мастеринг-инженеры» настолько некомпетентны, что у них даже не хватает ума такого не предлагать. Не сомневаюсь, тебе это знакомо...

На «рынке» проектировщиков студий ситуация схожая, другими являются только слова: мол, делаем «акустику кафе, баров, студий, офисов, катков и пр.» Вот так вот, буквально через запятые, между барами и офисами. Хоть не туалеты! ))

А.С.: Это твои конкуренты?

А.К.: Оказалось, что нет! Я к таким людям отношусь философски, как к «санитарам леса». Грамотный заказчик никогда не поведется на такое объявление, а мне нравится работать именно с такими людьми. Так что «санитары» делают и для меня полезное дело.

Все вышесказанное касается музыкальных студий, потому что в кинематографе ситуация во многом другая...

А.С.: Как по мне, то у «киношных» звукоинженеров и квалификация повыше...

А.К.: И зарплата – тоже )). Они дорожат своим местом, поэтому следят за своим профессиональным ростом и не перечат начальству. С ними действительно в большинстве случаев очень приятно работать, но от них мало что зависит.

А.С.: Что ты имеешь в виду?

А.К.: Да хоть саму возможность работать с ними! Ведь когда звукоинженер планирует строительство студии, он сам принимает решение о том, кто будет ее проектировать, строить, коммутировать и т.п., ведь он здесь хозяин ситуации. А вот решение о строительстве сертифицированных студий для кинематографа принимаются уже чиновниками либо бизнесменами, у которых приоритеты другие. Да, звукоинженеры предлагают свои варианты, но особо не настаивают
и помалкивают (см.предыдущий абзац).

А.С.: И в итоге приглашают непонятно кого. Главное, чтобы иностранца. Правильно?

А.К.: Частично да. При принятии решения бизнесменам «до лампочки» условия мониторинга, акустика и разрешающая способность; они даже не особо торгуются (это касается больше стран СНГ)! Пафос, броскость, авторитетность фирмы, ее сайт, расположение офиса и т.п. – вот параметры для поиска. Поэтому если у вас в кармане британский паспорт, если у вас крутой сайт и офис в центре Лондона на тысячу квадратных метров, то ваши шансы увеличиваются на несколько порядков. И опыт здесь не обязателен )).

В итоге мне лично приходилось бывать в сертифицированных студиях, эксплуатационные характеристики которых вызывали оторопь, хотя студии эти были спроектированы крутыми иностранными фирмами за конкретные деньги.
С точки зрения акустики и мониторинга во всем этом нет никакого смысла, но это происходит, причем выглядит очень красиво.

А.С.: А как же сертификация?

А.К.: Многие из нас – и я в том числе – привыкли с уважением относиться к тому, что делает Dolby Labs. Если бы не Dolby, то сейчас нас бы просто захлестнул хаос форматов.

Если говорить о студиях Dolby Premier, то здесь, как по мне, история несколько другая.

С одной стороны, появилась объективная необходимость как-то обособить и выделить студии действительно топ-уровня. Ведь к тому времени возникла ситуация, когда один и тот же сертификат могли предъявить вам как на студии топ-уровня, так и на студии, которая еле-еле «вползла» в коридор допустимых параметров. Согласитесь, что такая уравниловка была несправедливой и даже взрывоопасной.

С другой стороны, лично у меня сразу же возникло чувство, будто все это специально было придумано для нашего рынка – из-за того, как это было сделано. Для этого достаточно было познакомиться с интерактивным калькулятором, предоставаляемым Dolby в виде файла Microsoft Excel.

В калькуляторе шесть страниц: общие требования, оборудование, размеры помещения, мониторинг, реверберация (т.е. акустика помещения), кабельная разводка. После знакомства с первыми тремя страницами можно было сделать вывод: наконец-то за удержание высоких стандартов взялись всерьез, ибо требования были действительно высокие и довольно жесткие. Но вот требования к акустике и мониторингу сильно разочаровали.

Кроме того, в приложении к спецификации были приведены варианты акустической отделки, к которым есть как минимум вопросы.

Венцом всех усилий по созданию студии являлось вручение сертификата и хрустального кубка.

Так вот: учитывая готовность наших людей тратить деньги на оборудование и неготовность тратиться «на акустику»; учитывая нашу любовь к всякого рода кубкам, статуэткам и сертификатам, а также к словам «президент», «премьер», «супер» и т.п., я и пришел к выводу об ориентации этого формата на наш рынок. И практически угадал!

Оставалась еще надежда на соблюдение хотя бы таких требований, но, как по мне, она оправдалась не полностью. К примеру, как в такой студии могут быть расфазированы мониторы окружения? Но ведь встречалось даже такое!

А.С.: Да?

А. К.: Я сам не мог поверить! ))

А.С.: Тогда вернемся к музыкальной индустрии. Как ты считаешь, что является основной «движущей силой», которая заставляет нас бороться за качество звучания?

А. К.: Меломаны, фанаты-хайэндщики. Тут без вариантов. В начале своего пути я их не признавал и часто насмехался, однако жизнь заставила меня пересмотреть свои взгляды. Да, конечно, многие из них воспринимаются как чудаки-идеалисты, но их стремлению к идеалу можно было бы поучиться многим студийщикам.

По большому счету, именно меломаны являются конечными потребителями и твоей, и моей продукции. Хотя непосредственно продуктом моей работы пользуются звукоинженеры, ведь хорошие условия мониторинга значительно упрощают им жизнь и повышают производительность их работы.

Часть 2. Диалоги о звуке. [Андрей Субботин] и Александр Кравченко.

А.С.: Чего ты ждешь от нового заказчика во время первой встречи?

А. К.: Во-первых, адекватности восприятия. Побочный эффект от книг и публикаций в журналах часто выражается в чересчур восторженном приеме и завышенных ожиданиях. Но это ведь не значит, что я могу сделать студию в комнате с потолком в два метра!

Во-вторых, мне нравится, когда заказчик информирован и четко излагает свои пожелания. Помочь в этом призвана информация на моем сайте. Кроме того, это помогает избежать конфликтных ситуаций при строительстве.

И, в-третьих, я всегда ожидаю, что помещение по своим параметрам подойдет под будущую студию. На эту тему на сайте есть целая статья.

А.С.: Кстати, по поводу сайта и книг...

А. К.: С сайтом все просто. Если ты заметил, то он имеет сугубо информационную направленность. Умным людям это помогает понять философию проектирования и определиться со своими требованиями к будущей студии. А вот «очень умные» начинают срисовывать чертежи, а потом бездумно следуют им.

С таким же успехом можно приделать коробку передач от Ferrari к карете... Как ни странно, но никто из «очень умных» не задается хотя бы таким вопросом: «Какой смысл Кравченко выкладывать бесплатно чертежи на своем сайте, если это в последующем лишит его заработка?» )

С книгами сложнее. Мы с «Шоу-Мастером» издали две книги Филипа Ньюэлла. В состоянии 90-процентной готовности находятся еще три книги Филипа и одна моя. Будут ли они издаваться и когда – большой вопрос. Впрочем, такую ситуацию создали сами звукоинженеры, на которых эти книги ориентированы.

Как правило, опытные специалисты хорошо владеют английским языком, поэтому они вполне могут обойтись без русскоязычных переизданий, так как свободно читают оригинал. И уж тем более они не будут рвать эти книги на странички, сканировать и выкладывать для общего доступа. Кто этим занимается?

Ответ очевиден: звукоинженеры с низкой квалификацией, не владеющие английским, привыкшие к «халяве» в виде «ломанных» лоджиков и кубейсов, которым предстоит еще длинный путь обучения. Для них эти книги – один из немногих доступных источников знания. Тем не менее за восемь долларов (стоимость книги) они увлеченно пилят сук, на котором сами же сидят. И чего добились?

А.С.: Знакомая история...

А. К.: После этого звукоинженеры, которые самостоятельно строят себе студии, больше других возмущаются музыкантами, которые также самостоятельно записывают и сводят свои альбомы. Диалектика! ))

А.С.: И как ты к ним относишься?

А. К.: К музыкантам или к звукоинженерам?

А.С.: Да и к тем, и к другим.

А.К.: Как к людям, которые заблудились. Со временем некоторые «находятся» и осознают свои потери. В подобных случаях, например, музыканты начинают понимать, что «криво» записанный альбом – это не более чем памятник из пластилина... Но многие блуждают и дальше. Увы, выход они должны искать сами.

Надо помнить, что чем выше уровень продукта, тем уже становится специализация всех вовлеченных в его производство. В районном клубе можно быть в одном лице музыкантом, звукоинженером, осветителем, аранжировщиком, хореографом...

А.С.: ... И мастеринг-инженером! ))

А. К.: О, да, как я мог забыть! )) И мастеринг-инженером! Однако если требования к продукту возрастают, то возрастает и роль специализации. Хотя если музыканты записывают дома альбомы в качестве демо, то в этом я не вижу ничего плохого: они имеют право на творческий поиск, а развитие технологий неизбежно изменяет творческий процесс.

Кстати, ко мне не раз обращались с просьбой спроектировать контрольную комнату в том числе и для мастеринга. Приходилось терпеливо рассказывать людям о специализации; о том, что суть мастеринга не в покупке на студию приборов с дискретными потенциометрами, а в чем-то намного большем; что один и тот же человек не может быть отстраненно-беспристрастным при мастеринге альбома, который он сам же и сводил, и т.п.

К счастью, к моему мнению прислушивались, а значит, эти люди как минимум не выкинули на ветер десятки тысяч долларов. В таких случаях я стараюсь быть как можно более объективным. В конце концов, смысл моей работы как раз и заключается в экономии денег заказчика путем максимально эффективного их вложения. Так что здесь баланс не нарушен )).

А.С.: Вспоминается один случай в моей практике. Один человек решил заказать тираж кассет на «союзовском» заводе. Ему объявили цену. Он попросил калькуляцию. Ему все расписали, что сколько стоит: корпус кассеты, пленка, запись, намотка, тампопринт, укладка в коробку, типографский вкладыш... Но у него была своя типография, и он попросил убрать из калькуляции пять центов за кассетный вкладыш. Мол, он напечатает его сам и привезет на завод. Пять центов убрали.

Но он никогда не печатал вкладыши! Он измерил их линейкой, напечатал и привез, но не сделал зазор в доли миллиметра «на укладку». Машина мяла вкладыши, они не лезли... Ему дали точные размеры, он сделал повторный тираж и привез, но вкладыши снова мялись изза недостаточной плотности бумаги. Третий тираж был сделан на картоне, но вкладыши снова мялись, потому что надо было делать накатку по линии сгиба. Все получилось лишь с четвертого захода.

Да, теперь этот человек знает все про вкладыши. Но разве не проще сразу было сделать так, как ему предлагали?

Наша индустрия слишком специализирована. И если какой-нибудь звукоинженер сможет грамотно проконсультировать вас по спецификации оборудования, то он не сможет на том же уровне сделать проект вентиляции, кондиционирования, акустики, стройки, силовых линий, кабельных каналов и т.п., не говоря уже об интеграции всего этого в единый комплекс.

Он же в этом ничего не понимает, да и не может знать все! Поэтому есть спрос на тех, кто специализируется на этом. Их приглашение финансово оправдано: они подскажут, где можно сэкономить, что в процессе строительства можно оптимизировать. Так что здесь без вариантов. А ты любишь свою работу?

А. К.: Да, очень! Иначе я бы этим не занимался. Кстати, я так и со своей женой познакомился ϑ. На ее вопрос о моей работе я ответил одним словом: интересная! Для нее это говорило очень много.

Конечно, бывает разное. Но в целом моя работа приносит мне очень положительные эмоции. С каждой строящейся студией мы проживаем маленькую жизнь, там остается часть моей души, и это не просто громкие слова. Лучший день – это инсталляция и настройка мониторной системы – то, что я называю Днем Рождения Студии. Согласись, что любая студия ведь все-таки немного одушевленное существо, и вот оно оживает в твоих руках...

В этом есть какая-то магия, даже не знаю, с чем это сравнить. То, что вчера было складом, ателье, подвалом либо новостройкой, сегодня превращается в Студию! Появляется нечто, что англичане называют new facility. Это здорово!

Но это еще не все. Проходит некоторое время – месяц-другой – которое необходимо для того, чтобы персонал студии вслушался в мониторную систему и осознал, за счет чего на самом деле она так звучит. С этого момента наше знакомство и сотрудничество, как правило, превращается в крепкую дружбу. И таких друзей все больше!

В контрольных комнатах, построенных по нашей технологии и с применением наших мониторных систем, звукоинженеры слышат намного больше нюансов, у них как бы шире открываются глаза, а главное – они понемногу забывают о прежней неуверенности, находят свой «островок стабильности». Это очень важно!

Кстати, в начале нашей беседы я уже говорил о неуверенности как об одной из общих проблем, сопровождающих индустрию аудио. Говорил и о мастеринге как об одном из островков относительной стабильности в этом море. Неужели этими «островками» нужно пренебрегать?

Впрочем, это уже больше вопрос к тебе, а я готов слушать.

Диалоги о звуке. Андрей Субботин и Александр Кравченко.

Часть 1. Диалоги о звуке. [Андрей Субботин] и Александр Кравченко.<br /> <br /> Беседа хорошо знакомых коллег, высококлассных специалистов, обмен мнениями — это и есть самое интересное, не правда ли?<br /> <br /> Наши сегодняшние собеседники Александр Кравченко и [Андрей Субботин] вряд ли нуждаются в представлении, но все же... Андрей Субботин – авторитетный мастеринг-инженер, Александр Кравченко – акустик-практик, специализирующийся на проектировании и создании студий звукозаписи. Как хорошо, что они открыты, доброжелательны и им небезразличны проблемы нашей индустрии!<br /> Андрей Субботин: Какую, потвоему, общую проблему приходится решать всем работающим со звуком, будь то звукоинженер, музыкант, продюсер или дизайнер-акустик?<br /> <br /> Александр Кравченко: Когда вы занимаетесь аудио, у вас практически нет абсолютной точки опоры. Это несколько дезориентирует, ведь всем нам нравятся простые и односложные ответы. Нам куда спокойнее, если мы знаем, что дважды два будет четыре, а параллельные прямые не пересекаются. Но тут появляется некто, кто утверждает, что пересекаются, рассказывает вам об искривлении пространства и пр. Система приоритетов рушится, фундамент уплывает... Кому же это понравится?<br /> <br /> Отсутствие надежной точки опоры приводит большинство из нас к ощущению неуверенности. Многие начинают верить в мифы о чудодейственных акустических материалах, в волшебные ящички «для идеального сведения», в программы для «автоматического мастеринга» и пр.<br /> <br /> Каждый, кто работает со звуком, ищет оптимальный баланс. Но это понятие очень хрупкое и относительное. К примеру, вам может понравиться какая-то песня или микс, но если кто-то вам вдруг испортил настроение, восприятие этой же песни может измениться кардинально. Опытным специалистам подобные вещи известны, поэтому они в отличие от новичков редко бывают категоричными в своих оценках. В любом случае чем выше ваша квалификация, тем точнее вы ощущаете баланс, тем тоньше вы чувствуете грань компромиссов.<br /> <br /> А.С.: То есть ты считаешь основной проблемой неуверенность?<br /> <br /> А.К.: Пожалуй. У звукорежиссера никогда нет уверенности, что именно этот вариант сведения лучший из возможных; у дизайнера-акустика нет полной уверенности, что именно такое сочетание материалов будет наиболее эффективным; композитор не может быть уверенным, что именно эта песня «зацепит» слушателя, и т.п. Однако, повторяю, помочь здесь могут только опыт и знания; в то же время их отсутствие превратит неуверенность в нервозность.<br /> <br /> Кстати, мне еще не приходилось встречаться с указанной нервозностью в мастеринг-студиях, и я думаю, что это объясняется высокой квалификацией мастеринг-инженеров в целом. Неудивительно, что многие именно здесь ищут точку опоры, поэтому эта сфера окутана флером загадочности и таинственности.<br /> <br /> А.С.: Какова роль компромиссов во всем этом?<br /> <br /> А.К.: Определяющая. Компромиссы – всюду, они вокруг нас. Если бы кому-то удалось создать бескомпромиссный автомобиль, то на дорогах мира можно было бы увидеть только его. Но это невозможно, нужны компромиссы. В результате одних компромиссов получаются внедорожники, других – тягачи, третьих – спорткары и т.п. Но даже внутри этих групп есть удачные и неудачные модели как следствие удачных и неудачных компромиссов.<br /> <br /> Поиск баланса и компромиссов в моей работе не просто очень важен, а является ее сутью. При строительстве студий люди всегда стремятся к максимуму, к идеалу, но мало кто помнит о том, что идеальная студия невозможна так же, как и вечный двигатель. Мне приходилось видеть в буквальном смысле плавающие студии (на воде), студии с толщиной пола в 3,5 метра, студии с броской и сюрреалистической внутренней акустической отделкой и т.п., но ни одну из них даже близко нельзя назвать идеальной. В то же время в хорошо сбалансированных студиях о существовании каких-либо компромиссов даже не задумываешься. Слово «компромисс» часто отпугивает людей с упрощенным восприятием мира в черно-белых тонах; они продолжают искать того, кто сделает им «идеальное сведение» или пообещает построить «идеальную» студию. К счастью, среди моих клиентов больше других людей, более вдумчивых что ли...<br /> <br /> А.С.: В каких вопросах чаще всего приходится искать компромиссы?<br /> <br /> А.К.: Здесь нет простого, краткого ответа... Но я бы разделил все возможные варианты на две больших группы: это технические компромиссы и компромиссы в от-<br /> ношениях с людьми. Даже не знаю, что сложнее... Ведь в нашей индустрии большой процент нестандартных, своеобразных, а то и просто эпатажных личностей, так что не скучно!<br /> <br /> Говорить о технических компромиссах можно долго, но я не вижу в этом особого смысла. Ведь лучше всего об этом скажут построенные мной студии.<br /> <br /> А вот в живом общении случаются интересные ситуации, требующие быстрой и зачастую нестандартной реакции, умения «читать» ситуацию «между строк». Но нам, бывшим советским людям, этого умения не занимать! ))<br /> <br /> А.С.: О, да! А если пару примеров?<br /> <br /> А.К.: Хорошо. Однажды меня пригласили для повторной настройки мониторной системы. Друзья-«доброжелатели» убедили владельца студии в ее неподобающем звучании, что и стало причиной приглашения. Проблема была решена в течение дня. В конце концов хозяин студии остался очень доволен звучанием мониторов, а его друзья остались довольны собой и своей «проницательностью». Я, кстати, тоже добился своего, ведь все были довольны. Но фокус в том, что я не делал никаких регулировок. Вообще никаких!<br /> <br /> Камень преткновения находился скорее в области психологии, но никак не в технической сфере. Стоило мне взять часть «вины» на себя, как все стало на места. С того момента прошло около восьми лет, сейчас мы с хозяином студии друзья-не разлей вода, и похоже на то, что он уже обо всем догадывается. Хотя на интернет-форумах в то время шло обсуждение, как приезжал Кравченко «исправлять ошибку». Но исправил ведь! Кстати, Филип Ньюэлл мне не раз говорил: «Что бы и где о тебе не писали – это всегда к лучшему».<br /> <br /> Что бы еще такого вспомнить? Ага, вот... На заключительном этапе строительства владелец студии неожиданно решил отказаться от услуг инженера-технолога – мол, ничего тут такого нет, мы и сами справимся, без технолога. Спустя некоторое время после открытия персонал студии начал сомневаться в ее эксплуатационных характеристиках.<br /> <br /> Когда мы приехали на студию, то убедились, что эти сомнения не напрасны. После придирчивого осмотра мы обнаружили ряд отклонений от проекта, хотя и незначительных на первый взгляд. Выход был один: привести акустическую отделку студии в соответствие с проектом, для чего мы составили список обнаруженных отклонений.<br /> <br /> По мере исправления недостатков уже на середине списка характер помещения и звук мониторов в нем изменились настолько радикально, что персонал студии все начало устраивать. Спустя какое-то время до меня начали доходить отголоски из интернета, что, мол, приехал Кравченко, «подкрутил мониторы» и все встало на свои места. А я ведь не притронулся ни к одной ручке. При чем тут мониторы, если проблема была в отклонениях в акустической отделке?<br /> <br /> Конечно, я мог бы доказать всем ошибочность решения отказаться от услуг технолога, что и стало первопричиной возникших проблем. Однако вряд ли это был кратчайший путь к достижению результата.<br /> <br /> Фактор психологии и восприятия нельзя сбрасывать со счетов. Кстати, я слышал, что и некоторые мастеринг-инженеры отключают компьютерные мониторы во время демонстрации работы заказчикам, иначе многие из них вдруг начинают «слышать» те изменения, которые они видят на экране. Правда?<br /> <br /> А.С.: Да, есть такое... По компромиссам все?<br /> <br /> А.К.: Еще немного. Как по мне, наилучшие компромиссы достигаются тогда, когда вы тонко чувствуете их границы и четко определяете приоритеты, когда все это «варится» в одной голове. Поэтому если говорить о проектировании студий, то лично я здесь больше доверяю авторским проектам нежели проектам, разработанным коллективами каких-то фирм.<br /> <br /> И еще: если вы уже выбрали проектировщика для своей студии, то просто доверьтесь ему и расслабьтесь )). У другого проектировщика могут быть другие приоритеты, и если во время строительства вы их поменяете, будет только хуже.<br /> <br /> А.С.: И много таких «других» проектировщиков?<br /> <br /> А.К.: О, не меньше, чем «других» мастеринг-инженеров! Однажды мне нужно было быстро найти на Оболони в Киеве маленькую студию для записи аудиокниги. Google выдал десятка полтора вариантов. Чего я только не насмотрелся! Тем не менее все эти «студии» предлагали своим клиентам услуги мастеринга, хотя при этом у некоторых вообще не было никакого мониторинга кроме наушников! Другими словами, эти «мастеринг-инженеры» настолько некомпетентны, что у них даже не хватает ума такого не предлагать. Не сомневаюсь, тебе это знакомо...<br /> <br /> На «рынке» проектировщиков студий ситуация схожая, другими являются только слова: мол, делаем «акустику кафе, баров, студий, офисов, катков и пр.» Вот так вот, буквально через запятые, между барами и офисами. Хоть не туалеты! ))<br /> <br /> А.С.: Это твои конкуренты?<br /> <br /> А.К.: Оказалось, что нет! Я к таким людям отношусь философски, как к «санитарам леса». Грамотный заказчик никогда не поведется на такое объявление, а мне нравится работать именно с такими людьми. Так что «санитары» делают и для меня полезное дело.<br /> <br /> Все вышесказанное касается музыкальных студий, потому что в кинематографе ситуация во многом другая...<br /> <br /> А.С.: Как по мне, то у «киношных» звукоинженеров и квалификация повыше...<br /> <br /> А.К.: И зарплата – тоже )). Они дорожат своим местом, поэтому следят за своим профессиональным ростом и не перечат начальству. С ними действительно в большинстве случаев очень приятно работать, но от них мало что зависит.<br /> <br /> А.С.: Что ты имеешь в виду?<br /> <br /> А.К.: Да хоть саму возможность работать с ними! Ведь когда звукоинженер планирует строительство студии, он сам принимает решение о том, кто будет ее проектировать, строить, коммутировать и т.п., ведь он здесь хозяин ситуации. А вот решение о строительстве сертифицированных студий для кинематографа принимаются уже чиновниками либо бизнесменами, у которых приоритеты другие. Да, звукоинженеры предлагают свои варианты, но особо не настаивают<br /> и помалкивают (см.предыдущий абзац).<br /> <br /> А.С.: И в итоге приглашают непонятно кого. Главное, чтобы иностранца. Правильно?<br /> <br /> А.К.: Частично да. При принятии решения бизнесменам «до лампочки» условия мониторинга, акустика и разрешающая способность; они даже не особо торгуются (это касается больше стран СНГ)! Пафос, броскость, авторитетность фирмы, ее сайт, расположение офиса и т.п. – вот параметры для поиска. Поэтому если у вас в кармане британский паспорт, если у вас крутой сайт и офис в центре Лондона на тысячу квадратных метров, то ваши шансы увеличиваются на несколько порядков. И опыт здесь не обязателен )).<br /> <br /> В итоге мне лично приходилось бывать в сертифицированных студиях, эксплуатационные характеристики которых вызывали оторопь, хотя студии эти были спроектированы крутыми иностранными фирмами за конкретные деньги.<br /> С точки зрения акустики и мониторинга во всем этом нет никакого смысла, но это происходит, причем выглядит очень красиво.<br /> <br /> А.С.: А как же сертификация?<br /> <br /> А.К.: Многие из нас – и я в том числе – привыкли с уважением относиться к тому, что делает Dolby Labs. Если бы не Dolby, то сейчас нас бы просто захлестнул хаос форматов.<br /> <br /> Если говорить о студиях Dolby Premier, то здесь, как по мне, история несколько другая.<br /> <br /> С одной стороны, появилась объективная необходимость как-то обособить и выделить студии действительно топ-уровня. Ведь к тому времени возникла ситуация, когда один и тот же сертификат могли предъявить вам как на студии топ-уровня, так и на студии, которая еле-еле «вползла» в коридор допустимых параметров. Согласитесь, что такая уравниловка была несправедливой и даже взрывоопасной.<br /> <br /> С другой стороны, лично у меня сразу же возникло чувство, будто все это специально было придумано для нашего рынка – из-за того, как это было сделано. Для этого достаточно было познакомиться с интерактивным калькулятором, предоставаляемым Dolby в виде файла Microsoft Excel.<br /> <br /> В калькуляторе шесть страниц: общие требования, оборудование, размеры помещения, мониторинг, реверберация (т.е. акустика помещения), кабельная разводка. После знакомства с первыми тремя страницами можно было сделать вывод: наконец-то за удержание высоких стандартов взялись всерьез, ибо требования были действительно высокие и довольно жесткие. Но вот требования к акустике и мониторингу сильно разочаровали.<br /> <br /> Кроме того, в приложении к спецификации были приведены варианты акустической отделки, к которым есть как минимум вопросы.<br /> <br /> Венцом всех усилий по созданию студии являлось вручение сертификата и хрустального кубка.<br /> <br /> Так вот: учитывая готовность наших людей тратить деньги на оборудование и неготовность тратиться «на акустику»; учитывая нашу любовь к всякого рода кубкам, статуэткам и сертификатам, а также к словам «президент», «премьер», «супер» и т.п., я и пришел к выводу об ориентации этого формата на наш рынок. И практически угадал!<br /> <br /> Оставалась еще надежда на соблюдение хотя бы таких требований, но, как по мне, она оправдалась не полностью. К примеру, как в такой студии могут быть расфазированы мониторы окружения? Но ведь встречалось даже такое!<br /> <br /> А.С.: Да?<br /> <br /> А. К.: Я сам не мог поверить! ))<br /> <br /> А.С.: Тогда вернемся к музыкальной индустрии. Как ты считаешь, что является основной «движущей силой», которая заставляет нас бороться за качество звучания?<br /> <br /> А. К.: Меломаны, фанаты-хайэндщики. Тут без вариантов. В начале своего пути я их не признавал и часто насмехался, однако жизнь заставила меня пересмотреть свои взгляды. Да, конечно, многие из них воспринимаются как чудаки-идеалисты, но их стремлению к идеалу можно было бы поучиться многим студийщикам.<br /> <br /> По большому счету, именно меломаны являются конечными потребителями и твоей, и моей продукции. Хотя непосредственно продуктом моей работы пользуются звукоинженеры, ведь хорошие условия мониторинга значительно упрощают им жизнь и повышают производительность их работы. <br /> <br /> Часть 2. Диалоги о звуке. [Андрей Субботин] и Александр Кравченко.<br /> <br /> А.С.: Чего ты ждешь от нового заказчика во время первой встречи?<br /> <br /> А. К.: Во-первых, адекватности восприятия. Побочный эффект от книг и публикаций в журналах часто выражается в чересчур восторженном приеме и завышенных ожиданиях. Но это ведь не значит, что я могу сделать студию в комнате с потолком в два метра!<br /> <br /> Во-вторых, мне нравится, когда заказчик информирован и четко излагает свои пожелания. Помочь в этом призвана информация на моем сайте. Кроме того, это помогает избежать конфликтных ситуаций при строительстве.<br /> <br /> И, в-третьих, я всегда ожидаю, что помещение по своим параметрам подойдет под будущую студию. На эту тему на сайте есть целая статья.<br /> <br /> А.С.: Кстати, по поводу сайта и книг...<br /> <br /> А. К.: С сайтом все просто. Если ты заметил, то он имеет сугубо информационную направленность. Умным людям это помогает понять философию проектирования и определиться со своими требованиями к будущей студии. А вот «очень умные» начинают срисовывать чертежи, а потом бездумно следуют им.<br /> <br /> С таким же успехом можно приделать коробку передач от Ferrari к карете... Как ни странно, но никто из «очень умных» не задается хотя бы таким вопросом: «Какой смысл Кравченко выкладывать бесплатно чертежи на своем сайте, если это в последующем лишит его заработка?» )<br /> <br /> С книгами сложнее. Мы с «Шоу-Мастером» издали две книги Филипа Ньюэлла. В состоянии 90-процентной готовности находятся еще три книги Филипа и одна моя. Будут ли они издаваться и когда – большой вопрос. Впрочем, такую ситуацию создали сами звукоинженеры, на которых эти книги ориентированы.<br /> <br /> Как правило, опытные специалисты хорошо владеют английским языком, поэтому они вполне могут обойтись без русскоязычных переизданий, так как свободно читают оригинал. И уж тем более они не будут рвать эти книги на странички, сканировать и выкладывать для общего доступа. Кто этим занимается?<br /> <br /> Ответ очевиден: звукоинженеры с низкой квалификацией, не владеющие английским, привыкшие к «халяве» в виде «ломанных» лоджиков и кубейсов, которым предстоит еще длинный путь обучения. Для них эти книги – один из немногих доступных источников знания. Тем не менее за восемь долларов (стоимость книги) они увлеченно пилят сук, на котором сами же сидят. И чего добились?<br /> <br /> А.С.: Знакомая история...<br /> <br /> А. К.: После этого звукоинженеры, которые самостоятельно строят себе студии, больше других возмущаются музыкантами, которые также самостоятельно записывают и сводят свои альбомы. Диалектика! ))<br /> <br /> А.С.: И как ты к ним относишься?<br /> <br /> А. К.: К музыкантам или к звукоинженерам?<br /> <br /> А.С.: Да и к тем, и к другим.<br /> <br /> А.К.: Как к людям, которые заблудились. Со временем некоторые «находятся» и осознают свои потери. В подобных случаях, например, музыканты начинают понимать, что «криво» записанный альбом – это не более чем памятник из пластилина... Но многие блуждают и дальше. Увы, выход они должны искать сами.<br /> <br /> Надо помнить, что чем выше уровень продукта, тем уже становится специализация всех вовлеченных в его производство. В районном клубе можно быть в одном лице музыкантом, звукоинженером, осветителем, аранжировщиком, хореографом...<br /> <br /> А.С.: ... И мастеринг-инженером! ))<br /> <br /> А. К.: О, да, как я мог забыть! )) И мастеринг-инженером! Однако если требования к продукту возрастают, то возрастает и роль специализации. Хотя если музыканты записывают дома альбомы в качестве демо, то в этом я не вижу ничего плохого: они имеют право на творческий поиск, а развитие технологий неизбежно изменяет творческий процесс.<br /> <br /> Кстати, ко мне не раз обращались с просьбой спроектировать контрольную комнату в том числе и для мастеринга. Приходилось терпеливо рассказывать людям о специализации; о том, что суть мастеринга не в покупке на студию приборов с дискретными потенциометрами, а в чем-то намного большем; что один и тот же человек не может быть отстраненно-беспристрастным при мастеринге альбома, который он сам же и сводил, и т.п.<br /> <br /> К счастью, к моему мнению прислушивались, а значит, эти люди как минимум не выкинули на ветер десятки тысяч долларов. В таких случаях я стараюсь быть как можно более объективным. В конце концов, смысл моей работы как раз и заключается в экономии денег заказчика путем максимально эффективного их вложения. Так что здесь баланс не нарушен )).<br /> <br /> А.С.: Вспоминается один случай в моей практике. Один человек решил заказать тираж кассет на «союзовском» заводе. Ему объявили цену. Он попросил калькуляцию. Ему все расписали, что сколько стоит: корпус кассеты, пленка, запись, намотка, тампопринт, укладка в коробку, типографский вкладыш... Но у него была своя типография, и он попросил убрать из калькуляции пять центов за кассетный вкладыш. Мол, он напечатает его сам и привезет на завод. Пять центов убрали.<br /> <br /> Но он никогда не печатал вкладыши! Он измерил их линейкой, напечатал и привез, но не сделал зазор в доли миллиметра «на укладку». Машина мяла вкладыши, они не лезли... Ему дали точные размеры, он сделал повторный тираж и привез, но вкладыши снова мялись изза недостаточной плотности бумаги. Третий тираж был сделан на картоне, но вкладыши снова мялись, потому что надо было делать накатку по линии сгиба. Все получилось лишь с четвертого захода.<br /> <br /> Да, теперь этот человек знает все про вкладыши. Но разве не проще сразу было сделать так, как ему предлагали?<br /> <br /> Наша индустрия слишком специализирована. И если какой-нибудь звукоинженер сможет грамотно проконсультировать вас по спецификации оборудования, то он не сможет на том же уровне сделать проект вентиляции, кондиционирования, акустики, стройки, силовых линий, кабельных каналов и т.п., не говоря уже об интеграции всего этого в единый комплекс.<br /> <br /> Он же в этом ничего не понимает, да и не может знать все! Поэтому есть спрос на тех, кто специализируется на этом. Их приглашение финансово оправдано: они подскажут, где можно сэкономить, что в процессе строительства можно оптимизировать. Так что здесь без вариантов. А ты любишь свою работу?<br /> <br /> А. К.: Да, очень! Иначе я бы этим не занимался. Кстати, я так и со своей женой познакомился ϑ. На ее вопрос о моей работе я ответил одним словом: интересная! Для нее это говорило очень много.<br /> <br /> Конечно, бывает разное. Но в целом моя работа приносит мне очень положительные эмоции. С каждой строящейся студией мы проживаем маленькую жизнь, там остается часть моей души, и это не просто громкие слова. Лучший день – это инсталляция и настройка мониторной системы – то, что я называю Днем Рождения Студии. Согласись, что любая студия ведь все-таки немного одушевленное существо, и вот оно оживает в твоих руках...<br /> <br /> В этом есть какая-то магия, даже не знаю, с чем это сравнить. То, что вчера было складом, ателье, подвалом либо новостройкой, сегодня превращается в Студию! Появляется нечто, что англичане называют new facility. Это здорово!<br /> <br /> Но это еще не все. Проходит некоторое время – месяц-другой – которое необходимо для того, чтобы персонал студии вслушался в мониторную систему и осознал, за счет чего на самом деле она так звучит. С этого момента наше знакомство и сотрудничество, как правило, превращается в крепкую дружбу. И таких друзей все больше!<br /> <br /> В контрольных комнатах, построенных по нашей технологии и с применением наших мониторных систем, звукоинженеры слышат намного больше нюансов, у них как бы шире открываются глаза, а главное – они понемногу забывают о прежней неуверенности, находят свой «островок стабильности». Это очень важно!<br /> <br /> Кстати, в начале нашей беседы я уже говорил о неуверенности как об одной из общих проблем, сопровождающих индустрию аудио. Говорил и о мастеринге как об одном из островков относительной стабильности в этом море. Неужели этими «островками» нужно пренебрегать?<br /> <br /> Впрочем, это уже больше вопрос к тебе, а я готов слушать.

2016-07-03

Топ Звук
Россия
Московская область
Москва
ул. Ботаническая, дом 3
8 (905) 506-3-506
5
5
1
5
1
Диалоги о звуке. Андрей Субботин и Александр Кравченко.

Диалоги о звуке. Андрей Субботин и Александр Кравченко.

Диалоги о звуке. Андрей Субботин и Александр Кравченко.

Часть 1. Диалоги о звуке. [Андрей Субботин] и Александр Кравченко.<br /> <br /> Беседа хорошо знакомых коллег, высококлассных специалистов, обмен мнениями — это и есть самое интересное, не правда ли?<br /> <br /> Наши сегодняшние собеседники Александр Кравченко и [Андрей Субботин] вряд ли нуждаются в представлении, но все же... Андрей Субботин – авторитетный мастеринг-инженер, Александр Кравченко – акустик-практик, специализирующийся на проектировании и создании студий звукозаписи. Как хорошо, что они открыты, доброжелательны и им небезразличны проблемы нашей индустрии!<br /> Андрей Субботин: Какую, потвоему, общую проблему приходится решать всем работающим со звуком, будь то звукоинженер, музыкант, продюсер или дизайнер-акустик?<br /> <br /> Александр Кравченко: Когда вы занимаетесь аудио, у вас практически нет абсолютной точки опоры. Это несколько дезориентирует, ведь всем нам нравятся простые и односложные ответы. Нам куда спокойнее, если мы знаем, что дважды два будет четыре, а параллельные прямые не пересекаются. Но тут появляется некто, кто утверждает, что пересекаются, рассказывает вам об искривлении пространства и пр. Система приоритетов рушится, фундамент уплывает... Кому же это понравится?<br /> <br /> Отсутствие надежной точки опоры приводит большинство из нас к ощущению неуверенности. Многие начинают верить в мифы о чудодейственных акустических материалах, в волшебные ящички «для идеального сведения», в программы для «автоматического мастеринга» и пр.<br /> <br /> Каждый, кто работает со звуком, ищет оптимальный баланс. Но это понятие очень хрупкое и относительное. К примеру, вам может понравиться какая-то песня или микс, но если кто-то вам вдруг испортил настроение, восприятие этой же песни может измениться кардинально. Опытным специалистам подобные вещи известны, поэтому они в отличие от новичков редко бывают категоричными в своих оценках. В любом случае чем выше ваша квалификация, тем точнее вы ощущаете баланс, тем тоньше вы чувствуете грань компромиссов.<br /> <br /> А.С.: То есть ты считаешь основной проблемой неуверенность?<br /> <br /> А.К.: Пожалуй. У звукорежиссера никогда нет уверенности, что именно этот вариант сведения лучший из возможных; у дизайнера-акустика нет полной уверенности, что именно такое сочетание материалов будет наиболее эффективным; композитор не может быть уверенным, что именно эта песня «зацепит» слушателя, и т.п. Однако, повторяю, помочь здесь могут только опыт и знания; в то же время их отсутствие превратит неуверенность в нервозность.<br /> <br /> Кстати, мне еще не приходилось встречаться с указанной нервозностью в мастеринг-студиях, и я думаю, что это объясняется высокой квалификацией мастеринг-инженеров в целом. Неудивительно, что многие именно здесь ищут точку опоры, поэтому эта сфера окутана флером загадочности и таинственности.<br /> <br /> А.С.: Какова роль компромиссов во всем этом?<br /> <br /> А.К.: Определяющая. Компромиссы – всюду, они вокруг нас. Если бы кому-то удалось создать бескомпромиссный автомобиль, то на дорогах мира можно было бы увидеть только его. Но это невозможно, нужны компромиссы. В результате одних компромиссов получаются внедорожники, других – тягачи, третьих – спорткары и т.п. Но даже внутри этих групп есть удачные и неудачные модели как следствие удачных и неудачных компромиссов.<br /> <br /> Поиск баланса и компромиссов в моей работе не просто очень важен, а является ее сутью. При строительстве студий люди всегда стремятся к максимуму, к идеалу, но мало кто помнит о том, что идеальная студия невозможна так же, как и вечный двигатель. Мне приходилось видеть в буквальном смысле плавающие студии (на воде), студии с толщиной пола в 3,5 метра, студии с броской и сюрреалистической внутренней акустической отделкой и т.п., но ни одну из них даже близко нельзя назвать идеальной. В то же время в хорошо сбалансированных студиях о существовании каких-либо компромиссов даже не задумываешься. Слово «компромисс» часто отпугивает людей с упрощенным восприятием мира в черно-белых тонах; они продолжают искать того, кто сделает им «идеальное сведение» или пообещает построить «идеальную» студию. К счастью, среди моих клиентов больше других людей, более вдумчивых что ли...<br /> <br /> А.С.: В каких вопросах чаще всего приходится искать компромиссы?<br /> <br /> А.К.: Здесь нет простого, краткого ответа... Но я бы разделил все возможные варианты на две больших группы: это технические компромиссы и компромиссы в от-<br /> ношениях с людьми. Даже не знаю, что сложнее... Ведь в нашей индустрии большой процент нестандартных, своеобразных, а то и просто эпатажных личностей, так что не скучно!<br /> <br /> Говорить о технических компромиссах можно долго, но я не вижу в этом особого смысла. Ведь лучше всего об этом скажут построенные мной студии.<br /> <br /> А вот в живом общении случаются интересные ситуации, требующие быстрой и зачастую нестандартной реакции, умения «читать» ситуацию «между строк». Но нам, бывшим советским людям, этого умения не занимать! ))<br /> <br /> А.С.: О, да! А если пару примеров?<br /> <br /> А.К.: Хорошо. Однажды меня пригласили для повторной настройки мониторной системы. Друзья-«доброжелатели» убедили владельца студии в ее неподобающем звучании, что и стало причиной приглашения. Проблема была решена в течение дня. В конце концов хозяин студии остался очень доволен звучанием мониторов, а его друзья остались довольны собой и своей «проницательностью». Я, кстати, тоже добился своего, ведь все были довольны. Но фокус в том, что я не делал никаких регулировок. Вообще никаких!<br /> <br /> Камень преткновения находился скорее в области психологии, но никак не в технической сфере. Стоило мне взять часть «вины» на себя, как все стало на места. С того момента прошло около восьми лет, сейчас мы с хозяином студии друзья-не разлей вода, и похоже на то, что он уже обо всем догадывается. Хотя на интернет-форумах в то время шло обсуждение, как приезжал Кравченко «исправлять ошибку». Но исправил ведь! Кстати, Филип Ньюэлл мне не раз говорил: «Что бы и где о тебе не писали – это всегда к лучшему».<br /> <br /> Что бы еще такого вспомнить? Ага, вот... На заключительном этапе строительства владелец студии неожиданно решил отказаться от услуг инженера-технолога – мол, ничего тут такого нет, мы и сами справимся, без технолога. Спустя некоторое время после открытия персонал студии начал сомневаться в ее эксплуатационных характеристиках.<br /> <br /> Когда мы приехали на студию, то убедились, что эти сомнения не напрасны. После придирчивого осмотра мы обнаружили ряд отклонений от проекта, хотя и незначительных на первый взгляд. Выход был один: привести акустическую отделку студии в соответствие с проектом, для чего мы составили список обнаруженных отклонений.<br /> <br /> По мере исправления недостатков уже на середине списка характер помещения и звук мониторов в нем изменились настолько радикально, что персонал студии все начало устраивать. Спустя какое-то время до меня начали доходить отголоски из интернета, что, мол, приехал Кравченко, «подкрутил мониторы» и все встало на свои места. А я ведь не притронулся ни к одной ручке. При чем тут мониторы, если проблема была в отклонениях в акустической отделке?<br /> <br /> Конечно, я мог бы доказать всем ошибочность решения отказаться от услуг технолога, что и стало первопричиной возникших проблем. Однако вряд ли это был кратчайший путь к достижению результата.<br /> <br /> Фактор психологии и восприятия нельзя сбрасывать со счетов. Кстати, я слышал, что и некоторые мастеринг-инженеры отключают компьютерные мониторы во время демонстрации работы заказчикам, иначе многие из них вдруг начинают «слышать» те изменения, которые они видят на экране. Правда?<br /> <br /> А.С.: Да, есть такое... По компромиссам все?<br /> <br /> А.К.: Еще немного. Как по мне, наилучшие компромиссы достигаются тогда, когда вы тонко чувствуете их границы и четко определяете приоритеты, когда все это «варится» в одной голове. Поэтому если говорить о проектировании студий, то лично я здесь больше доверяю авторским проектам нежели проектам, разработанным коллективами каких-то фирм.<br /> <br /> И еще: если вы уже выбрали проектировщика для своей студии, то просто доверьтесь ему и расслабьтесь )). У другого проектировщика могут быть другие приоритеты, и если во время строительства вы их поменяете, будет только хуже.<br /> <br /> А.С.: И много таких «других» проектировщиков?<br /> <br /> А.К.: О, не меньше, чем «других» мастеринг-инженеров! Однажды мне нужно было быстро найти на Оболони в Киеве маленькую студию для записи аудиокниги. Google выдал десятка полтора вариантов. Чего я только не насмотрелся! Тем не менее все эти «студии» предлагали своим клиентам услуги мастеринга, хотя при этом у некоторых вообще не было никакого мониторинга кроме наушников! Другими словами, эти «мастеринг-инженеры» настолько некомпетентны, что у них даже не хватает ума такого не предлагать. Не сомневаюсь, тебе это знакомо...<br /> <br /> На «рынке» проектировщиков студий ситуация схожая, другими являются только слова: мол, делаем «акустику кафе, баров, студий, офисов, катков и пр.» Вот так вот, буквально через запятые, между барами и офисами. Хоть не туалеты! ))<br /> <br /> А.С.: Это твои конкуренты?<br /> <br /> А.К.: Оказалось, что нет! Я к таким людям отношусь философски, как к «санитарам леса». Грамотный заказчик никогда не поведется на такое объявление, а мне нравится работать именно с такими людьми. Так что «санитары» делают и для меня полезное дело.<br /> <br /> Все вышесказанное касается музыкальных студий, потому что в кинематографе ситуация во многом другая...<br /> <br /> А.С.: Как по мне, то у «киношных» звукоинженеров и квалификация повыше...<br /> <br /> А.К.: И зарплата – тоже )). Они дорожат своим местом, поэтому следят за своим профессиональным ростом и не перечат начальству. С ними действительно в большинстве случаев очень приятно работать, но от них мало что зависит.<br /> <br /> А.С.: Что ты имеешь в виду?<br /> <br /> А.К.: Да хоть саму возможность работать с ними! Ведь когда звукоинженер планирует строительство студии, он сам принимает решение о том, кто будет ее проектировать, строить, коммутировать и т.п., ведь он здесь хозяин ситуации. А вот решение о строительстве сертифицированных студий для кинематографа принимаются уже чиновниками либо бизнесменами, у которых приоритеты другие. Да, звукоинженеры предлагают свои варианты, но особо не настаивают<br /> и помалкивают (см.предыдущий абзац).<br /> <br /> А.С.: И в итоге приглашают непонятно кого. Главное, чтобы иностранца. Правильно?<br /> <br /> А.К.: Частично да. При принятии решения бизнесменам «до лампочки» условия мониторинга, акустика и разрешающая способность; они даже не особо торгуются (это касается больше стран СНГ)! Пафос, броскость, авторитетность фирмы, ее сайт, расположение офиса и т.п. – вот параметры для поиска. Поэтому если у вас в кармане британский паспорт, если у вас крутой сайт и офис в центре Лондона на тысячу квадратных метров, то ваши шансы увеличиваются на несколько порядков. И опыт здесь не обязателен )).<br /> <br /> В итоге мне лично приходилось бывать в сертифицированных студиях, эксплуатационные характеристики которых вызывали оторопь, хотя студии эти были спроектированы крутыми иностранными фирмами за конкретные деньги.<br /> С точки зрения акустики и мониторинга во всем этом нет никакого смысла, но это происходит, причем выглядит очень красиво.<br /> <br /> А.С.: А как же сертификация?<br /> <br /> А.К.: Многие из нас – и я в том числе – привыкли с уважением относиться к тому, что делает Dolby Labs. Если бы не Dolby, то сейчас нас бы просто захлестнул хаос форматов.<br /> <br /> Если говорить о студиях Dolby Premier, то здесь, как по мне, история несколько другая.<br /> <br /> С одной стороны, появилась объективная необходимость как-то обособить и выделить студии действительно топ-уровня. Ведь к тому времени возникла ситуация, когда один и тот же сертификат могли предъявить вам как на студии топ-уровня, так и на студии, которая еле-еле «вползла» в коридор допустимых параметров. Согласитесь, что такая уравниловка была несправедливой и даже взрывоопасной.<br /> <br /> С другой стороны, лично у меня сразу же возникло чувство, будто все это специально было придумано для нашего рынка – из-за того, как это было сделано. Для этого достаточно было познакомиться с интерактивным калькулятором, предоставаляемым Dolby в виде файла Microsoft Excel.<br /> <br /> В калькуляторе шесть страниц: общие требования, оборудование, размеры помещения, мониторинг, реверберация (т.е. акустика помещения), кабельная разводка. После знакомства с первыми тремя страницами можно было сделать вывод: наконец-то за удержание высоких стандартов взялись всерьез, ибо требования были действительно высокие и довольно жесткие. Но вот требования к акустике и мониторингу сильно разочаровали.<br /> <br /> Кроме того, в приложении к спецификации были приведены варианты акустической отделки, к которым есть как минимум вопросы.<br /> <br /> Венцом всех усилий по созданию студии являлось вручение сертификата и хрустального кубка.<br /> <br /> Так вот: учитывая готовность наших людей тратить деньги на оборудование и неготовность тратиться «на акустику»; учитывая нашу любовь к всякого рода кубкам, статуэткам и сертификатам, а также к словам «президент», «премьер», «супер» и т.п., я и пришел к выводу об ориентации этого формата на наш рынок. И практически угадал!<br /> <br /> Оставалась еще надежда на соблюдение хотя бы таких требований, но, как по мне, она оправдалась не полностью. К примеру, как в такой студии могут быть расфазированы мониторы окружения? Но ведь встречалось даже такое!<br /> <br /> А.С.: Да?<br /> <br /> А. К.: Я сам не мог поверить! ))<br /> <br /> А.С.: Тогда вернемся к музыкальной индустрии. Как ты считаешь, что является основной «движущей силой», которая заставляет нас бороться за качество звучания?<br /> <br /> А. К.: Меломаны, фанаты-хайэндщики. Тут без вариантов. В начале своего пути я их не признавал и часто насмехался, однако жизнь заставила меня пересмотреть свои взгляды. Да, конечно, многие из них воспринимаются как чудаки-идеалисты, но их стремлению к идеалу можно было бы поучиться многим студийщикам.<br /> <br /> По большому счету, именно меломаны являются конечными потребителями и твоей, и моей продукции. Хотя непосредственно продуктом моей работы пользуются звукоинженеры, ведь хорошие условия мониторинга значительно упрощают им жизнь и повышают производительность их работы. <br /> <br /> Часть 2. Диалоги о звуке. [Андрей Субботин] и Александр Кравченко.<br /> <br /> А.С.: Чего ты ждешь от нового заказчика во время первой встречи?<br /> <br /> А. К.: Во-первых, адекватности восприятия. Побочный эффект от книг и публикаций в журналах часто выражается в чересчур восторженном приеме и завышенных ожиданиях. Но это ведь не значит, что я могу сделать студию в комнате с потолком в два метра!<br /> <br /> Во-вторых, мне нравится, когда заказчик информирован и четко излагает свои пожелания. Помочь в этом призвана информация на моем сайте. Кроме того, это помогает избежать конфликтных ситуаций при строительстве.<br /> <br /> И, в-третьих, я всегда ожидаю, что помещение по своим параметрам подойдет под будущую студию. На эту тему на сайте есть целая статья.<br /> <br /> А.С.: Кстати, по поводу сайта и книг...<br /> <br /> А. К.: С сайтом все просто. Если ты заметил, то он имеет сугубо информационную направленность. Умным людям это помогает понять философию проектирования и определиться со своими требованиями к будущей студии. А вот «очень умные» начинают срисовывать чертежи, а потом бездумно следуют им.<br /> <br /> С таким же успехом можно приделать коробку передач от Ferrari к карете... Как ни странно, но никто из «очень умных» не задается хотя бы таким вопросом: «Какой смысл Кравченко выкладывать бесплатно чертежи на своем сайте, если это в последующем лишит его заработка?» )<br /> <br /> С книгами сложнее. Мы с «Шоу-Мастером» издали две книги Филипа Ньюэлла. В состоянии 90-процентной готовности находятся еще три книги Филипа и одна моя. Будут ли они издаваться и когда – большой вопрос. Впрочем, такую ситуацию создали сами звукоинженеры, на которых эти книги ориентированы.<br /> <br /> Как правило, опытные специалисты хорошо владеют английским языком, поэтому они вполне могут обойтись без русскоязычных переизданий, так как свободно читают оригинал. И уж тем более они не будут рвать эти книги на странички, сканировать и выкладывать для общего доступа. Кто этим занимается?<br /> <br /> Ответ очевиден: звукоинженеры с низкой квалификацией, не владеющие английским, привыкшие к «халяве» в виде «ломанных» лоджиков и кубейсов, которым предстоит еще длинный путь обучения. Для них эти книги – один из немногих доступных источников знания. Тем не менее за восемь долларов (стоимость книги) они увлеченно пилят сук, на котором сами же сидят. И чего добились?<br /> <br /> А.С.: Знакомая история...<br /> <br /> А. К.: После этого звукоинженеры, которые самостоятельно строят себе студии, больше других возмущаются музыкантами, которые также самостоятельно записывают и сводят свои альбомы. Диалектика! ))<br /> <br /> А.С.: И как ты к ним относишься?<br /> <br /> А. К.: К музыкантам или к звукоинженерам?<br /> <br /> А.С.: Да и к тем, и к другим.<br /> <br /> А.К.: Как к людям, которые заблудились. Со временем некоторые «находятся» и осознают свои потери. В подобных случаях, например, музыканты начинают понимать, что «криво» записанный альбом – это не более чем памятник из пластилина... Но многие блуждают и дальше. Увы, выход они должны искать сами.<br /> <br /> Надо помнить, что чем выше уровень продукта, тем уже становится специализация всех вовлеченных в его производство. В районном клубе можно быть в одном лице музыкантом, звукоинженером, осветителем, аранжировщиком, хореографом...<br /> <br /> А.С.: ... И мастеринг-инженером! ))<br /> <br /> А. К.: О, да, как я мог забыть! )) И мастеринг-инженером! Однако если требования к продукту возрастают, то возрастает и роль специализации. Хотя если музыканты записывают дома альбомы в качестве демо, то в этом я не вижу ничего плохого: они имеют право на творческий поиск, а развитие технологий неизбежно изменяет творческий процесс.<br /> <br /> Кстати, ко мне не раз обращались с просьбой спроектировать контрольную комнату в том числе и для мастеринга. Приходилось терпеливо рассказывать людям о специализации; о том, что суть мастеринга не в покупке на студию приборов с дискретными потенциометрами, а в чем-то намного большем; что один и тот же человек не может быть отстраненно-беспристрастным при мастеринге альбома, который он сам же и сводил, и т.п.<br /> <br /> К счастью, к моему мнению прислушивались, а значит, эти люди как минимум не выкинули на ветер десятки тысяч долларов. В таких случаях я стараюсь быть как можно более объективным. В конце концов, смысл моей работы как раз и заключается в экономии денег заказчика путем максимально эффективного их вложения. Так что здесь баланс не нарушен )).<br /> <br /> А.С.: Вспоминается один случай в моей практике. Один человек решил заказать тираж кассет на «союзовском» заводе. Ему объявили цену. Он попросил калькуляцию. Ему все расписали, что сколько стоит: корпус кассеты, пленка, запись, намотка, тампопринт, укладка в коробку, типографский вкладыш... Но у него была своя типография, и он попросил убрать из калькуляции пять центов за кассетный вкладыш. Мол, он напечатает его сам и привезет на завод. Пять центов убрали.<br /> <br /> Но он никогда не печатал вкладыши! Он измерил их линейкой, напечатал и привез, но не сделал зазор в доли миллиметра «на укладку». Машина мяла вкладыши, они не лезли... Ему дали точные размеры, он сделал повторный тираж и привез, но вкладыши снова мялись изза недостаточной плотности бумаги. Третий тираж был сделан на картоне, но вкладыши снова мялись, потому что надо было делать накатку по линии сгиба. Все получилось лишь с четвертого захода.<br /> <br /> Да, теперь этот человек знает все про вкладыши. Но разве не проще сразу было сделать так, как ему предлагали?<br /> <br /> Наша индустрия слишком специализирована. И если какой-нибудь звукоинженер сможет грамотно проконсультировать вас по спецификации оборудования, то он не сможет на том же уровне сделать проект вентиляции, кондиционирования, акустики, стройки, силовых линий, кабельных каналов и т.п., не говоря уже об интеграции всего этого в единый комплекс.<br /> <br /> Он же в этом ничего не понимает, да и не может знать все! Поэтому есть спрос на тех, кто специализируется на этом. Их приглашение финансово оправдано: они подскажут, где можно сэкономить, что в процессе строительства можно оптимизировать. Так что здесь без вариантов. А ты любишь свою работу?<br /> <br /> А. К.: Да, очень! Иначе я бы этим не занимался. Кстати, я так и со своей женой познакомился ϑ. На ее вопрос о моей работе я ответил одним словом: интересная! Для нее это говорило очень много.<br /> <br /> Конечно, бывает разное. Но в целом моя работа приносит мне очень положительные эмоции. С каждой строящейся студией мы проживаем маленькую жизнь, там остается часть моей души, и это не просто громкие слова. Лучший день – это инсталляция и настройка мониторной системы – то, что я называю Днем Рождения Студии. Согласись, что любая студия ведь все-таки немного одушевленное существо, и вот оно оживает в твоих руках...<br /> <br /> В этом есть какая-то магия, даже не знаю, с чем это сравнить. То, что вчера было складом, ателье, подвалом либо новостройкой, сегодня превращается в Студию! Появляется нечто, что англичане называют new facility. Это здорово!<br /> <br /> Но это еще не все. Проходит некоторое время – месяц-другой – которое необходимо для того, чтобы персонал студии вслушался в мониторную систему и осознал, за счет чего на самом деле она так звучит. С этого момента наше знакомство и сотрудничество, как правило, превращается в крепкую дружбу. И таких друзей все больше!<br /> <br /> В контрольных комнатах, построенных по нашей технологии и с применением наших мониторных систем, звукоинженеры слышат намного больше нюансов, у них как бы шире открываются глаза, а главное – они понемногу забывают о прежней неуверенности, находят свой «островок стабильности». Это очень важно!<br /> <br /> Кстати, в начале нашей беседы я уже говорил о неуверенности как об одной из общих проблем, сопровождающих индустрию аудио. Говорил и о мастеринге как об одном из островков относительной стабильности в этом море. Неужели этими «островками» нужно пренебрегать?<br /> <br /> Впрочем, это уже больше вопрос к тебе, а я готов слушать.

Загрузка комментариев...