Музыкальный портал
info@topzvuk.com

Интервью с Юрием Аксютой. Часть 1.

Интервью с Юрием Аксютой. Часть 1.
0

Интервью с Юрием Аксютой. Часть 1.

Раздел: Интервью
Дата публикации: 2 июня 2015, 17:35
Нравится
Нравится
ИНТ.: Добрый вечер. В эфире – «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии – Елена Афанасьева. И как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Сегодня в гостях Юрий Аксюта, директор Дирекции музыкальных программ Первого канала и продюсер одного из самых нашумевших проектов этого сезона, проекта «Голос». Кроме этого, еще проектов много, о них тоже поговорим, но поводом стал именно «Голос». Здравствуйте, Юрий Викторович.

Ю.АКСЮТА: Добрый вечер, Лена. Добрый вечер, уважаемые слушатели «Эха Москвы».

ИНТ.: Пока шла заставка с песней Уитни Хьюстон я сразу спросила, сколько раз в «Голосе» на отборах эта песня звучала?

Ю.АКСЮТА: Ну, по меньшей мере, 4.

ИНТ.: Ну что, дорогие слушатели, мы будем говорить сегодня о проекте «Голос» и о других музыкальных проектах Первого канала, за которые наш гость сегодняшний отвечает – это и «Две звезды», и «ДОстояние РЕспублики», и другие концертные программы. Расскажет вам о том, что еще можно будет увидеть и услышать в эфире Первого. Вы можете писать SMS, свои вопросы, реплики, комментарии. +7 985 970-45-45. Во второй части программы как обычно сможете задать вопросы Юрию Викторовичу и по телефону, высказать свою точку зрения. А пока вот SMS +7 985 970-45-45.

Ну что? К сожалению, вынуждены мы сказать (и уже «Эхо Москвы» об этом сообщало) о трагической новости сегодняшнего дня, о том, что умер замечательный человек, с телевидением связанный, Илья Олейников, телеведущий. Ну что? Вечная память. Очень молодой человек, очень талантливый. И все телевидение наше очень многое потеряло. Светлая память.

Уважаемые наши слушатели, я думаю, что проект «Голос» вам интересен не меньше, чем пользователям сети Интернет, который, в общем, этот проект, можно сказать честно, взорвал, потому что такого количества удивленных откликов от людей в социальных сетях, которые телевизор давно не смотрят, по их мнению, я давно не читала. Юрий Викторович, какие реплики вам поступают?

Ю.АКСЮТА: Ну, как ни странно, в основном, хвалебные. Я уж не знаю, может быть, люди, с которыми я общаюсь, так интеллигентно высказывают мне свое мнение. Безусловно, мне это далеко не безразлично, даже, наоборот, очень интересно. Поэтому я сам пристаю ко многим с таким вопросом: «А вы «Голос» смотрите?» или так, еще более интеллигентно: «А вы «Голос» смотрели?» Немножко как-то нелепо звучит «Голос» и «смотрели». «Голос» не слушали, а «Голос» смотрели?» И мне все говорят, что смотрят. Поэтому, конечно, мне это интересно.

Более того, еще даже многие рассказывают о том, что «Ну как же они не поворачиваются? Я уже с первых тактов музыки, с первой ноты говорю «Ну, надо». Ну, почему не поворачиваются? Замечательный парень или девушка». ну, поэтому я… Мне, конечно, очень приятно.

ИНТ.: Ну, меня тоже удивило. Вот я говорю, даже мои коллеги по «Эхо Москвы», которых я читаю в соцсетях, и такое удивление «Надо же! По телевизору есть то, что, наконец, зацепило. Живое». Почему одни проекты получаются хорошие, качественные, но проходят на хорошем профессиональном уровне и все, а другие вдруг оказываются такими живыми и цепляющими, что вся страна, по сути, сидит и смотрит? В чем секрет?

Ю.АКСЮТА: Нет, я секрета не раскрою. (все смеются) Я его не знаю. Если бы я знал, мне было бы гораздо проще работать. Я скажу на примере проекта «Голос», да? Когда я о нем узнал (а это было приблизительно, ну, сейчас уже, наверное, года полтора тому назад), я…

ИНТ.: Мы тогда скажем, что это версия международного формата «Voice» компании Тальпо.

Ю.АКСЮТА: Да-да-да, это международный формат «Voice» компании Тальпо, этому формату приблизительно 2 года. И как ни странно, одни из первых его приобрели у Тальпо украинцы и реализовали его у себя на украинском телевидении. Я видел первую версию, действительно, украинскую в интернете. Я разговаривал с тренерами, которых они пригласили к себе, и одним из первых тренеров, с которыми я разговаривал, это была Диана Арбенина. И, вот, я сейчас боюсь соврать, каким образом я узнал, от нее ли, не от нее. Ну, не важно. Важно то, что меня, естественно, не могут не интересовать музыкальные проекты – они только меня и интересуют сейчас для Первого канала. И это как раз был тот проект, который нам, ну, на мой взгляд, подходил не на 100, а на 200 процентов. И мгновенно я узнал, кто является его создателем – это компания, которая отделилась от компании Эндемол. Ну, это не реклама никакая.

ИНТ.: Знаменитый производитель и продавец форматов.

Ю.АКСЮТА: Да-да-да. Ну, «Фабрика звезд» — это Эндемол. И дальше я уже наладил с ними контакт, и в течение года, отбиваясь от конкурентов, которые тоже хотели приобрести этот формат…

ИНТ.: То есть на нашем рынке были те, кто хотел?..

Ю.АКСЮТА: Конечно-конечно. И даже не один. Они держали это втайне. Ну, в принципе, некоторых я знаю, потому что с ними разговаривал (я имею в виду другие телекомпании). И нам удалось договориться, и его забрать. К чему я это говорю? Я был уверен практически, опять же, на эти самые 200% о том, что этот формат у нас сработает. Почему – не знаю, не могу ответить. Видимо, потому, что это мне понравилось самому. Я, видимо, представил себя на месте простого телезрителя…

ИНТ.: Ну, вряд ли вы делаете проекты, которые вам не нравятся.

Ю.АКСЮТА: Ну, честно говоря, да, я таких проектов не делаю. (смеется)

ИНТ.: Я просто вот о чем хочу. Вот, есть международные форматы. Конечно, гораздо более спокойно для производителя, который вкладывает большие деньги… А форматы, которые делаете вы, развлекательные большие шоу – это дорогостоящие проекты, в которые каналы и производители вкладывают большие деньги, рисковать всегда сложно. Поэтому так охотно берут уже проверенные на международном рынке форматы, которые не в одной, а в нескольких странах показали хорошие рейтинги, значит, интересны зрителям.

Но, ведь, есть программы, которые у нас, что называется, не стреляют, хотя работают в Америке. Ну, вот, например, то же «Singing Bee» адаптировали, один сезон прошел – «Можешь, спой» у нас называлось, да?

Ю.АКСЮТА: Да, совершенно верно.

ИНТ.: Казалось бы, тоже потрясающий проект, в Америке рвал аудиторию, все так живо реагировали.

Ю.АКСЮТА: Во Франции он до сих пор идет.

ИНТ.: Вот, до сих пор идет. А здесь проект, который идет и во Франции («Голос»), и в Америке есть…

Ю.АКСЮТА: В 50 странах мира на сегодняшний момент идет «Voice».

ИНТ.: За 2 года. А этот стреляет. Вот, как понять, выстрелит на российском рынке то, что удачно у правообладателей и у других стран, или нет?

Ю.АКСЮТА: Ну, это вопрос, может быть, в какой-то степени профессиональной интуиции, мне так кажется. Здесь вот какая еще история. Проектов много, и многие из них являются неким таким повторением уже чего-то созданного, просто какие-то интерпретации. Чуть-чуть так, чуть-чуть по-другому и так далее.

«Voice» цепляет, естественно, в первую очередь первым этапом, этапом отбора.

ИНТ.: Вы расстраиваете меня как вообще зрителя вашего. Этап закончился отбора, теперь что, будет менее интересно?

Ю.АКСЮТА: Нет-нет-нет, я говорю «цепляет». Когда ты начинаешь знакомиться с форматом…

ИНТ.: То есть если тебя зацепили и ты подсел, ты будешь смотреть?

Ю.АКСЮТА: Совершенно верно, да. Это цепляет, потому что это необычная форма, причем… Ну, как правильнее сказать? Ну, подкупает что? Честность происходящего. Вот здесь невозможно ничего мухлевать. Это невозможно в этом проекте. И это очень важно. Потому что все эмоции, которые телезритель видит в этом проекте, они настоящие. Все живые. И живые эмоции у тренеров, наставников, и живые эмоции у тех, кто выходит, и у Нагиева, ведущего проекта тоже живые эмоции. Это все живое. И я думаю, именно это как раз и цепляет.

ИНТ.: Да. Кто бы знал, что последний ваш конкурсант его так страстно поцелует, что даже Нагиев растеряется.

Ю.АКСЮТА: Да-да-да, это правда.

ИНТ.: Я хочу сказать, что я когда… Ну, наши слушатели постоянные знают, что я работаю на том же канале, что и Юрий Викторович…

Ю.АКСЮТА: Мы – коллеги, да.

ИНТ.: ...и когда Юрий Викторович показал нам первый материал, я просто помню свои ощущения. Я вот так села и как завороженная смотрела все, что вы нам показали, потому что такие живые ребята… Я давно не видела. Такие страсти, такие честные эмоции.

Ю.АКСЮТА: Лен, это очень важно. Я хочу сказать, что на съемках все происходит то же самое, что испытывает телезритель у экрана телевизора. Мы также сидим завороженные, ну, кто где, каждый на своем рабочем месте – кто у монитора, кто в зале и так далее – и наблюдаем за самим процессом. То есть он фактически запускается (этот процесс съемки) и он не останавливается. Вот, в чем вся штука. Здесь нет никаких…

ИНТ.: То есть это не та программа, где потом режут и клеят.

Ю.АКСЮТА: Ну, конечно. Здесь нет постановочных дублей, здесь ничего нет. Вот это живой человеческий процесс. В данном случае это конкурс, конкурс молодых исполнителей в таком необычном виде, в такой необычной форме.

ИНТ.: Но, наверное, что-то немного монтируется, потому что…

Ю.АКСЮТА: Нет, все монтируется, конечно же. Материала гораздо больше. Ну, телезритель не в состоянии это выдержать. Я говорю это к тому, что то, что видит телезритель, мы переживаем те же самые эмоции, те люди, которые делают этот проект.

ИНТ.: Но переиграть, наверное, нельзя, потому что я иной раз видела на лицах ваших замечательных тренеров такое разочарование, что они кого-то не выбрали… И вот еще б секунда, и вот бы переиграть, и мы бы взяли замечательного этого человека, например, этого врача из Подмосковья, гастроэнтеролога, которого потом все мечтали.

Ю.АКСЮТА: Да-да-да.

ИНТ.: А правила жесткие. Пытался ли вас кто-то из тренеров или конкурсантов умалить «Давайте поменяем немножко правила. Давайте переснимем, давайте, вот, сделаем монтаж»?

Ю.АКСЮТА: Ну, у нас был на площадке даже такой случай, когда ведущий Нагиев вмешался в проект. То есть он вышел на сцену и сказал «Давайте мы сейчас переголосуем» и так далее. В категорической форме это запрещено.

ИНТ.: За кого же так болел Дмитрий?

Ю.АКСЮТА: Ну, сейчас я не буду говорить, потому что это не совсем правильно. Но парень, кстати говоря, парень очень хороший. Очень хороший парень, и мне самому было жалко, что его на первом слепом прослушивании не отобрали. А когда повернулись и увидели, как он выглядит, и еще он здорово поет… Он очень европейского плана парень, и вот из-за этого возникла такая ситуация. И Нагиев позволил себе даже так, нарушить формат, выскочить на сцену.

ИНТ.: Но не дали Дмитрию.

Ю.АКСЮТА: Не дали.

ИНТ.: Не дали.

Ю.АКСЮТА: Не дали.

ИНТ.: Я напоминаю, это Юрий Аксюта, директор Дирекции музыкального вещания Первого канала и продюсер проекта «Голос», и, естественно, «Голос» сегодня главная тема для обсуждения в нашей программе. +7 985 970-45-45. Вопросов очень много. Давай попробуем сделать блиц, а потом продолжим. У меня тоже много вопросов.

Ю.АКСЮТА: Хорошо.

ИНТ.: Марина спрашивает: «Почему в украинской версии «Голоса» могли возвращать участников, которых вначале жюри не выбрало, а в нашей версии этого нет?»

Ю.АКСЮТА: Там была ситуация, насколько мне известно, когда они из того количества людей… Там технология какова? Первоначальный отбор людей, так называемый кастинг, который проходит на телевизионную съемку. Телезрители этого не видят, но, тем не менее, мы отсняли 120...

ИНТ.: Давайте тогда, наверное, подробнее расскажем, потому что по формату, если я помню правильно, любой человек может загрузить звуковой файл на специальный сайт.

Ю.АКСЮТА: Совершенно верно, да. Тогда давайте коротко о правилах. Совершенно верно.

ИНТ.: Да. Чтобы люди знали, что было до того, как вы вышли в эфир.

Ю.АКСЮТА: Да. В течение порядка 2-3 месяцев на сайте любой желающий со всей страны и даже из-за ее пределов, из соседних стран – там, Грузия, Армения… Огромное количество участников было на кастинге. Подавали свои заявки. Мы их отслушивали. Таких заявок было подано около 10 тысяч.

ИНТ.: Вы тоже слушали вслепую, не видя?

Ю.АКСЮТА: Нет, у нас были фотографии. Нет, моя редакторская группа – она отсматривала и отслушивала материалы. Конечно же, ну, мы так же хулиганили, собственно говоря, как и, я не знаю там, тренеры. Ну, в хорошем смысле хулиганили: закрываешь глаза и слушаешь того, кто перед тобой стоит, например, на кастинге. И становится все понятным. Это очень любопытный такой тест был, и мы его постоянно тоже использовали.

Так вот, сначала было подано порядка 10 тысяч заявок. Это я имею в виду сейчас, не ограничивая. Это было и зарубежье в том числе, это была Армения, очень много участников из Армении.

ИНТ.: Какое количество хороших голосов из этих 10 тысяч?

Ю.АКСЮТА: Огромное! Как выяснилось, огромное. Это то, чего я боялся на старте проекта. Я боялся того, что в нашей стране нет такого количества хорошо поющих молодых людей. Я ошибался. Ну, потому что я думал, что, ну, как? У нас до этого было 7 сезонов «Фабрик звезд», и каждый сезон – это большущий кастинг, где мы отсматривали всех молодых талантливых людей. Но в связи с тем, что «Фабрики» не было достаточно большой период, порядка 3 лет, то за это время выросло новое поколение молодых людей.

ИНТ.: Ну, там у «Фабрик», если я не ошибаюсь, были возрастные ограничения какие-то.

Ю.АКСЮТА: Ну, мы их условно ставили, эти возрастные ограничения, потому что, конечно, сложно было представить себе врача-гастроэнтеролога, который заезжает в звездный дом и живет там вместе с 18-19-летними ребятами. Конечно, можно и так попробовать, но там формат был немножечко другой. Брались молодые люди, мы брали молодых людей и из них там в течение 2-3 месяцев, пока шел формат, они становились реально кумирами молодежи.

ИНТ.: Но  там, если я не ошибаюсь, все равно главный продюсер этого проекта музыкальный каждого сезона подбирал себе исполнителей, с которыми он потом был готов работать и дальше.

Ю.АКСЮТА: Да, совершенно верно.

ИНТ.: В чем был минус, так как искали форматных исполнителей для существующего шоу-бизнеса, так и плюс, потому что этих ребят никто не бросал, как, например, на другом канале был проект «Народный артист» или кто-то. И прекрасные ребята, проявившие себя там, потом оставались просто бесхозными.

Ю.АКСЮТА: Да. Абсолютно правильно.

ИНТ.: Но здесь вы слушаете только голос. Будет ли продолжение какое-то? Или, вот, отработали с ними педагоги и дальше как сложится судьба этих замечательных исполнителей…

Ю.АКСЮТА: Ну, во-первых, мы до конца правил не дошли – нам нужно обязательно вернуться, иначе телезрителей мы просто запутаем.

ИНТ.: А, все. Вернемся. Давайте договорим с самого начала.

Ю.АКСЮТА: Да. И потом это очень важно, потому что это последний этап получается (этап этого формата). Итак, мы отобрали из 10 тысяч, мы отобрали порядка 500 человек. Дальше всех этих 500 человек я лично и ребята, мои помощники, редакторы, вся редакторская группа, режиссерско-постановочная отсмотрели всех для того, чтобы отобрать уже людей, порядка 150-200 для телевизионной съемки. После чего мы заехали в павильон, уже стояли кресла, у нас уже были известны тренеры и начался вот этот этап слепого прослушивания. В определенной, абсолютно произвольной последовательности мы ребят… Сначала подготовили с ними песни, после чего они выходили и пели. Так вот тренеры отслушали порядка 120 человек.

ИНТ.: Они все вышли в эфир, вот эти 120 человек?

Ю.АКСЮТА: Нет, конечно. Это невозможно просто физически. 120 человек.

ИНТ.: То есть вы программы все равно монтировали?

Ю.АКСЮТА: Конечно. В каждой программе приблизительно телезритель видит 12 участников. Вот, 6, соответственно, программ умножить на 12, простая арифметика. То есть телезритель увидел половину из тех.

ИНТ.: Вы не боялись, что все так замечательно поют, что этот общий уровень настолько высок, что зритель к этому просто привыкнет и когда появится, кто поет, вроде бы, неплохо, но чуть хуже… Вот, в предпоследнем выпуске очень многие наши слушатели, ваши зрители писали «Как же жюри так осмеяло эту бедную несчастную девочку, которая спела?..» Я сейчас не помню ее фамилию – вы, наверное, понимаете, о чем идет речь и эпизоде, когда…

Ю.АКСЮТА: Да, конечно. Олечку Ковалеву.

ИНТ.: Да, да-да. Оля Ковалева. Когда Градский сидел и вот это вот изображал, как она говорит (говор).

Ю.АКСЮТА: Ну, дело в том, что они просто… Это тот самый случай, когда они не могли себя сдержать. И они держались до последнего, а потом в обсуждении, как вы слышали…

ИНТ.: Просто расхохотались.

Ю.АКСЮТА: Да. Ну, они просто сами сказали, что как-то очень так, мы себя повели не очень хорошо, нам стыдно и так далее. То есть все это было в кадре и это очень важно, потому что, опять, это живая эмоция, это живое проявление человека на то, что он видит и слышит, и в то же время он понимает, он же несет ответственность за то, что происходит, и он, соответственно, извиняется.

ИНТ.: Нет, вот я о том же. В чем секрет шоу музыкального? Не просто музыкального конкурса, который бы проходил по академическим правилам – вот, выбраны лучшие и все. Вам было важно показать разных людей, которые поют очень хорошо, и в то же время кто поет не так замечательно? Либо, все-таки, вы выбрали только тех, кто поет замечательно, для телевизионного зрелища?

Ю.АКСЮТА: Нет, для телевизионного зрелища мы выбирали самых ярких и интересных людей, которые пришли на кастинг. И яркость эпизода или драматизм каждого эпизода… Ведь, это структура-то достаточно простая. Выходит человек, поет. Тренер его слушает и потом как-то реагирует. Либо кто-то его берет к себе в команду, повернувшись, либо никто не берет к себе в команду. И, соответственно, этот эпизод – он является такой, законченной драматургической формой. Так вот в зависимости от яркости исполнителя, от яркости эпизода, мы его либо оставляли, либо, извините, его убирали в корзину.

ИНТ.: Даже если человек поет плохо?

Ю.АКСЮТА: Даже если человек поет плохо и человек не попадает. У зрителя должно создаваться ощущение полной картины происходящего. Потому что, ну, это слишком банально, и формат этого не предусматривает, чтобы взять и показать только тех, кого отобрали. Надо показать, как это происходит, чтобы зритель мог окунуться в саму, как бы, технологию отбора.

Интервью с Юрием Аксютой. Часть 1.

ИНТ.: Добрый вечер. В эфире – «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии – Елена Афанасьева. И как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Сегодня в гостях Юрий Аксюта, директор Дирекции музыкальных программ Первого канала и продюсер одного из самых нашумевших проектов этого сезона, проекта «Голос». Кроме этого, еще проектов много, о них тоже поговорим, но поводом стал именно «Голос». Здравствуйте, Юрий Викторович. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Добрый вечер, Лена. Добрый вечер, уважаемые слушатели «Эха Москвы». <br /> <br /> ИНТ.: Пока шла заставка с песней Уитни Хьюстон я сразу спросила, сколько раз в «Голосе» на отборах эта песня звучала? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Ну, по меньшей мере, 4. <br /> <br /> ИНТ.: Ну что, дорогие слушатели, мы будем говорить сегодня о проекте «Голос» и о других музыкальных проектах Первого канала, за которые наш гость сегодняшний отвечает – это и «Две звезды», и «ДОстояние РЕспублики», и другие концертные программы. Расскажет вам о том, что еще можно будет увидеть и услышать в эфире Первого. Вы можете писать SMS, свои вопросы, реплики, комментарии. +7 985 970-45-45. Во второй части программы как обычно сможете задать вопросы Юрию Викторовичу и по телефону, высказать свою точку зрения. А пока вот SMS +7 985 970-45-45. <br /> <br /> Ну что? К сожалению, вынуждены мы сказать (и уже «Эхо Москвы» об этом сообщало) о трагической новости сегодняшнего дня, о том, что умер замечательный человек, с телевидением связанный, Илья Олейников, телеведущий. Ну что? Вечная память. Очень молодой человек, очень талантливый. И все телевидение наше очень многое потеряло. Светлая память. <br /> <br /> Уважаемые наши слушатели, я думаю, что проект «Голос» вам интересен не меньше, чем пользователям сети Интернет, который, в общем, этот проект, можно сказать честно, взорвал, потому что такого количества удивленных откликов от людей в социальных сетях, которые телевизор давно не смотрят, по их мнению, я давно не читала. Юрий Викторович, какие реплики вам поступают? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Ну, как ни странно, в основном, хвалебные. Я уж не знаю, может быть, люди, с которыми я общаюсь, так интеллигентно высказывают мне свое мнение. Безусловно, мне это далеко не безразлично, даже, наоборот, очень интересно. Поэтому я сам пристаю ко многим с таким вопросом: «А вы «Голос» смотрите?» или так, еще более интеллигентно: «А вы «Голос» смотрели?» Немножко как-то нелепо звучит «Голос» и «смотрели». «Голос» не слушали, а «Голос» смотрели?» И мне все говорят, что смотрят. Поэтому, конечно, мне это интересно. <br /> <br /> Более того, еще даже многие рассказывают о том, что «Ну как же они не поворачиваются? Я уже с первых тактов музыки, с первой ноты говорю «Ну, надо». Ну, почему не поворачиваются? Замечательный парень или девушка». ну, поэтому я… Мне, конечно, очень приятно. <br /> <br /> ИНТ.: Ну, меня тоже удивило. Вот я говорю, даже мои коллеги по «Эхо Москвы», которых я читаю в соцсетях, и такое удивление «Надо же! По телевизору есть то, что, наконец, зацепило. Живое». Почему одни проекты получаются хорошие, качественные, но проходят на хорошем профессиональном уровне и все, а другие вдруг оказываются такими живыми и цепляющими, что вся страна, по сути, сидит и смотрит? В чем секрет? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Нет, я секрета не раскрою. (все смеются) Я его не знаю. Если бы я знал, мне было бы гораздо проще работать. Я скажу на примере проекта «Голос», да? Когда я о нем узнал (а это было приблизительно, ну, сейчас уже, наверное, года полтора тому назад), я… <br /> <br /> ИНТ.: Мы тогда скажем, что это версия международного формата «Voice» компании Тальпо. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Да-да-да, это международный формат «Voice» компании Тальпо, этому формату приблизительно 2 года. И как ни странно, одни из первых его приобрели у Тальпо украинцы и реализовали его у себя на украинском телевидении. Я видел первую версию, действительно, украинскую в интернете. Я разговаривал с тренерами, которых они пригласили к себе, и одним из первых тренеров, с которыми я разговаривал, это была Диана Арбенина. И, вот, я сейчас боюсь соврать, каким образом я узнал, от нее ли, не от нее. Ну, не важно. Важно то, что меня, естественно, не могут не интересовать музыкальные проекты – они только меня и интересуют сейчас для Первого канала. И это как раз был тот проект, который нам, ну, на мой взгляд, подходил не на 100, а на 200 процентов. И мгновенно я узнал, кто является его создателем – это компания, которая отделилась от компании Эндемол. Ну, это не реклама никакая. <br /> <br /> ИНТ.: Знаменитый производитель и продавец форматов. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Да-да-да. Ну, «Фабрика звезд» — это Эндемол. И дальше я уже наладил с ними контакт, и в течение года, отбиваясь от конкурентов, которые тоже хотели приобрести этот формат… <br /> <br /> ИНТ.: То есть на нашем рынке были те, кто хотел?.. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Конечно-конечно. И даже не один. Они держали это втайне. Ну, в принципе, некоторых я знаю, потому что с ними разговаривал (я имею в виду другие телекомпании). И нам удалось договориться, и его забрать. К чему я это говорю? Я был уверен практически, опять же, на эти самые 200% о том, что этот формат у нас сработает. Почему – не знаю, не могу ответить. Видимо, потому, что это мне понравилось самому. Я, видимо, представил себя на месте простого телезрителя… <br /> <br /> ИНТ.: Ну, вряд ли вы делаете проекты, которые вам не нравятся. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Ну, честно говоря, да, я таких проектов не делаю. (смеется) <br /> <br /> ИНТ.: Я просто вот о чем хочу. Вот, есть международные форматы. Конечно, гораздо более спокойно для производителя, который вкладывает большие деньги… А форматы, которые делаете вы, развлекательные большие шоу – это дорогостоящие проекты, в которые каналы и производители вкладывают большие деньги, рисковать всегда сложно. Поэтому так охотно берут уже проверенные на международном рынке форматы, которые не в одной, а в нескольких странах показали хорошие рейтинги, значит, интересны зрителям. <br /> <br /> Но, ведь, есть программы, которые у нас, что называется, не стреляют, хотя работают в Америке. Ну, вот, например, то же «Singing Bee» адаптировали, один сезон прошел – «Можешь, спой» у нас называлось, да? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Да, совершенно верно. <br /> <br /> ИНТ.: Казалось бы, тоже потрясающий проект, в Америке рвал аудиторию, все так живо реагировали. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Во Франции он до сих пор идет. <br /> <br /> ИНТ.: Вот, до сих пор идет. А здесь проект, который идет и во Франции («Голос»), и в Америке есть… <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: В 50 странах мира на сегодняшний момент идет «Voice». <br /> <br /> ИНТ.: За 2 года. А этот стреляет. Вот, как понять, выстрелит на российском рынке то, что удачно у правообладателей и у других стран, или нет? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Ну, это вопрос, может быть, в какой-то степени профессиональной интуиции, мне так кажется. Здесь вот какая еще история. Проектов много, и многие из них являются неким таким повторением уже чего-то созданного, просто какие-то интерпретации. Чуть-чуть так, чуть-чуть по-другому и так далее. <br /> <br /> «Voice» цепляет, естественно, в первую очередь первым этапом, этапом отбора. <br /> <br /> ИНТ.: Вы расстраиваете меня как вообще зрителя вашего. Этап закончился отбора, теперь что, будет менее интересно? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Нет-нет-нет, я говорю «цепляет». Когда ты начинаешь знакомиться с форматом… <br /> <br /> ИНТ.: То есть если тебя зацепили и ты подсел, ты будешь смотреть? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Совершенно верно, да. Это цепляет, потому что это необычная форма, причем… Ну, как правильнее сказать? Ну, подкупает что? Честность происходящего. Вот здесь невозможно ничего мухлевать. Это невозможно в этом проекте. И это очень важно. Потому что все эмоции, которые телезритель видит в этом проекте, они настоящие. Все живые. И живые эмоции у тренеров, наставников, и живые эмоции у тех, кто выходит, и у Нагиева, ведущего проекта тоже живые эмоции. Это все живое. И я думаю, именно это как раз и цепляет. <br /> <br /> ИНТ.: Да. Кто бы знал, что последний ваш конкурсант его так страстно поцелует, что даже Нагиев растеряется. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Да-да-да, это правда. <br /> <br /> ИНТ.: Я хочу сказать, что я когда… Ну, наши слушатели постоянные знают, что я работаю на том же канале, что и Юрий Викторович… <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Мы – коллеги, да. <br /> <br /> ИНТ.: ...и когда Юрий Викторович показал нам первый материал, я просто помню свои ощущения. Я вот так села и как завороженная смотрела все, что вы нам показали, потому что такие живые ребята… Я давно не видела. Такие страсти, такие честные эмоции. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Лен, это очень важно. Я хочу сказать, что на съемках все происходит то же самое, что испытывает телезритель у экрана телевизора. Мы также сидим завороженные, ну, кто где, каждый на своем рабочем месте – кто у монитора, кто в зале и так далее – и наблюдаем за самим процессом. То есть он фактически запускается (этот процесс съемки) и он не останавливается. Вот, в чем вся штука. Здесь нет никаких… <br /> <br /> ИНТ.: То есть это не та программа, где потом режут и клеят. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Ну, конечно. Здесь нет постановочных дублей, здесь ничего нет. Вот это живой человеческий процесс. В данном случае это конкурс, конкурс молодых исполнителей в таком необычном виде, в такой необычной форме. <br /> <br /> ИНТ.: Но, наверное, что-то немного монтируется, потому что… <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Нет, все монтируется, конечно же. Материала гораздо больше. Ну, телезритель не в состоянии это выдержать. Я говорю это к тому, что то, что видит телезритель, мы переживаем те же самые эмоции, те люди, которые делают этот проект. <br /> <br /> ИНТ.: Но переиграть, наверное, нельзя, потому что я иной раз видела на лицах ваших замечательных тренеров такое разочарование, что они кого-то не выбрали… И вот еще б секунда, и вот бы переиграть, и мы бы взяли замечательного этого человека, например, этого врача из Подмосковья, гастроэнтеролога, которого потом все мечтали. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Да-да-да. <br /> <br /> ИНТ.: А правила жесткие. Пытался ли вас кто-то из тренеров или конкурсантов умалить «Давайте поменяем немножко правила. Давайте переснимем, давайте, вот, сделаем монтаж»? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Ну, у нас был на площадке даже такой случай, когда ведущий Нагиев вмешался в проект. То есть он вышел на сцену и сказал «Давайте мы сейчас переголосуем» и так далее. В категорической форме это запрещено. <br /> <br /> ИНТ.: За кого же так болел Дмитрий? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Ну, сейчас я не буду говорить, потому что это не совсем правильно. Но парень, кстати говоря, парень очень хороший. Очень хороший парень, и мне самому было жалко, что его на первом слепом прослушивании не отобрали. А когда повернулись и увидели, как он выглядит, и еще он здорово поет… Он очень европейского плана парень, и вот из-за этого возникла такая ситуация. И Нагиев позволил себе даже так, нарушить формат, выскочить на сцену. <br /> <br /> ИНТ.: Но не дали Дмитрию. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Не дали. <br /> <br /> ИНТ.: Не дали. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Не дали. <br /> <br /> ИНТ.: Я напоминаю, это Юрий Аксюта, директор Дирекции музыкального вещания Первого канала и продюсер проекта «Голос», и, естественно, «Голос» сегодня главная тема для обсуждения в нашей программе. +7 985 970-45-45. Вопросов очень много. Давай попробуем сделать блиц, а потом продолжим. У меня тоже много вопросов. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Хорошо. <br /> <br /> ИНТ.: Марина спрашивает: «Почему в украинской версии «Голоса» могли возвращать участников, которых вначале жюри не выбрало, а в нашей версии этого нет?» <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Там была ситуация, насколько мне известно, когда они из того количества людей… Там технология какова? Первоначальный отбор людей, так называемый кастинг, который проходит на телевизионную съемку. Телезрители этого не видят, но, тем не менее, мы отсняли 120... <br /> <br /> ИНТ.: Давайте тогда, наверное, подробнее расскажем, потому что по формату, если я помню правильно, любой человек может загрузить звуковой файл на специальный сайт. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Совершенно верно, да. Тогда давайте коротко о правилах. Совершенно верно. <br /> <br /> ИНТ.: Да. Чтобы люди знали, что было до того, как вы вышли в эфир. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Да. В течение порядка 2-3 месяцев на сайте любой желающий со всей страны и даже из-за ее пределов, из соседних стран – там, Грузия, Армения… Огромное количество участников было на кастинге. Подавали свои заявки. Мы их отслушивали. Таких заявок было подано около 10 тысяч. <br /> <br /> ИНТ.: Вы тоже слушали вслепую, не видя? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Нет, у нас были фотографии. Нет, моя редакторская группа – она отсматривала и отслушивала материалы. Конечно же, ну, мы так же хулиганили, собственно говоря, как и, я не знаю там, тренеры. Ну, в хорошем смысле хулиганили: закрываешь глаза и слушаешь того, кто перед тобой стоит, например, на кастинге. И становится все понятным. Это очень любопытный такой тест был, и мы его постоянно тоже использовали. <br /> <br /> Так вот, сначала было подано порядка 10 тысяч заявок. Это я имею в виду сейчас, не ограничивая. Это было и зарубежье в том числе, это была Армения, очень много участников из Армении. <br /> <br /> ИНТ.: Какое количество хороших голосов из этих 10 тысяч? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Огромное! Как выяснилось, огромное. Это то, чего я боялся на старте проекта. Я боялся того, что в нашей стране нет такого количества хорошо поющих молодых людей. Я ошибался. Ну, потому что я думал, что, ну, как? У нас до этого было 7 сезонов «Фабрик звезд», и каждый сезон – это большущий кастинг, где мы отсматривали всех молодых талантливых людей. Но в связи с тем, что «Фабрики» не было достаточно большой период, порядка 3 лет, то за это время выросло новое поколение молодых людей. <br /> <br /> ИНТ.: Ну, там у «Фабрик», если я не ошибаюсь, были возрастные ограничения какие-то. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Ну, мы их условно ставили, эти возрастные ограничения, потому что, конечно, сложно было представить себе врача-гастроэнтеролога, который заезжает в звездный дом и живет там вместе с 18-19-летними ребятами. Конечно, можно и так попробовать, но там формат был немножечко другой. Брались молодые люди, мы брали молодых людей и из них там в течение 2-3 месяцев, пока шел формат, они становились реально кумирами молодежи. <br /> <br /> ИНТ.: Но  там, если я не ошибаюсь, все равно главный продюсер этого проекта музыкальный каждого сезона подбирал себе исполнителей, с которыми он потом был готов работать и дальше. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Да, совершенно верно. <br /> <br /> ИНТ.: В чем был минус, так как искали форматных исполнителей для существующего шоу-бизнеса, так и плюс, потому что этих ребят никто не бросал, как, например, на другом канале был проект «Народный артист» или кто-то. И прекрасные ребята, проявившие себя там, потом оставались просто бесхозными.<br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Да. Абсолютно правильно. <br /> <br /> ИНТ.: Но здесь вы слушаете только голос. Будет ли продолжение какое-то? Или, вот, отработали с ними педагоги и дальше как сложится судьба этих замечательных исполнителей… <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Ну, во-первых, мы до конца правил не дошли – нам нужно обязательно вернуться, иначе телезрителей мы просто запутаем. <br /> <br /> ИНТ.: А, все. Вернемся. Давайте договорим с самого начала. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Да. И потом это очень важно, потому что это последний этап получается (этап этого формата). Итак, мы отобрали из 10 тысяч, мы отобрали порядка 500 человек. Дальше всех этих 500 человек я лично и ребята, мои помощники, редакторы, вся редакторская группа, режиссерско-постановочная отсмотрели всех для того, чтобы отобрать уже людей, порядка 150-200 для телевизионной съемки. После чего мы заехали в павильон, уже стояли кресла, у нас уже были известны тренеры и начался вот этот этап слепого прослушивания. В определенной, абсолютно произвольной последовательности мы ребят… Сначала подготовили с ними песни, после чего они выходили и пели. Так вот тренеры отслушали порядка 120 человек. <br /> <br /> ИНТ.: Они все вышли в эфир, вот эти 120 человек? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Нет, конечно. Это невозможно просто физически. 120 человек. <br /> <br /> ИНТ.: То есть вы программы все равно монтировали? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Конечно. В каждой программе приблизительно телезритель видит 12 участников. Вот, 6, соответственно, программ умножить на 12, простая арифметика. То есть телезритель увидел половину из тех. <br /> <br /> ИНТ.: Вы не боялись, что все так замечательно поют, что этот общий уровень настолько высок, что зритель к этому просто привыкнет и когда появится, кто поет, вроде бы, неплохо, но чуть хуже… Вот, в предпоследнем выпуске очень многие наши слушатели, ваши зрители писали «Как же жюри так осмеяло эту бедную несчастную девочку, которая спела?..» Я сейчас не помню ее фамилию – вы, наверное, понимаете, о чем идет речь и эпизоде, когда… <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Да, конечно. Олечку Ковалеву. <br /> <br /> ИНТ.: Да, да-да. Оля Ковалева. Когда Градский сидел и вот это вот изображал, как она говорит (говор). <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Ну, дело в том, что они просто… Это тот самый случай, когда они не могли себя сдержать. И они держались до последнего, а потом в обсуждении, как вы слышали… <br /> <br /> ИНТ.: Просто расхохотались. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Да. Ну, они просто сами сказали, что как-то очень так, мы себя повели не очень хорошо, нам стыдно и так далее. То есть все это было в кадре и это очень важно, потому что, опять, это живая эмоция, это живое проявление человека на то, что он видит и слышит, и в то же время он понимает, он же несет ответственность за то, что происходит, и он, соответственно, извиняется. <br /> <br /> ИНТ.: Нет, вот я о том же. В чем секрет шоу музыкального? Не просто музыкального конкурса, который бы проходил по академическим правилам – вот, выбраны лучшие и все. Вам было важно показать разных людей, которые поют очень хорошо, и в то же время кто поет не так замечательно? Либо, все-таки, вы выбрали только тех, кто поет замечательно, для телевизионного зрелища? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Нет, для телевизионного зрелища мы выбирали самых ярких и интересных людей, которые пришли на кастинг. И яркость эпизода или драматизм каждого эпизода… Ведь, это структура-то достаточно простая. Выходит человек, поет. Тренер его слушает и потом как-то реагирует. Либо кто-то его берет к себе в команду, повернувшись, либо никто не берет к себе в команду. И, соответственно, этот эпизод – он является такой, законченной драматургической формой. Так вот в зависимости от яркости исполнителя, от яркости эпизода, мы его либо оставляли, либо, извините, его убирали в корзину. <br /> <br /> ИНТ.: Даже если человек поет плохо? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Даже если человек поет плохо и человек не попадает. У зрителя должно создаваться ощущение полной картины происходящего. Потому что, ну, это слишком банально, и формат этого не предусматривает, чтобы взять и показать только тех, кого отобрали. Надо показать, как это происходит, чтобы зритель мог окунуться в саму, как бы, технологию отбора.<br />

2016-07-03

Топ Звук
Россия
Московская область
Москва
ул. Ботаническая, дом 3
8 (905) 506-3-506
5
5
1
5
1
Интервью с Юрием Аксютой. Часть 1.

Интервью с Юрием Аксютой. Часть 1.

Интервью с Юрием Аксютой. Часть 1.

ИНТ.: Добрый вечер. В эфире – «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии – Елена Афанасьева. И как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Сегодня в гостях Юрий Аксюта, директор Дирекции музыкальных программ Первого канала и продюсер одного из самых нашумевших проектов этого сезона, проекта «Голос». Кроме этого, еще проектов много, о них тоже поговорим, но поводом стал именно «Голос». Здравствуйте, Юрий Викторович. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Добрый вечер, Лена. Добрый вечер, уважаемые слушатели «Эха Москвы». <br /> <br /> ИНТ.: Пока шла заставка с песней Уитни Хьюстон я сразу спросила, сколько раз в «Голосе» на отборах эта песня звучала? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Ну, по меньшей мере, 4. <br /> <br /> ИНТ.: Ну что, дорогие слушатели, мы будем говорить сегодня о проекте «Голос» и о других музыкальных проектах Первого канала, за которые наш гость сегодняшний отвечает – это и «Две звезды», и «ДОстояние РЕспублики», и другие концертные программы. Расскажет вам о том, что еще можно будет увидеть и услышать в эфире Первого. Вы можете писать SMS, свои вопросы, реплики, комментарии. +7 985 970-45-45. Во второй части программы как обычно сможете задать вопросы Юрию Викторовичу и по телефону, высказать свою точку зрения. А пока вот SMS +7 985 970-45-45. <br /> <br /> Ну что? К сожалению, вынуждены мы сказать (и уже «Эхо Москвы» об этом сообщало) о трагической новости сегодняшнего дня, о том, что умер замечательный человек, с телевидением связанный, Илья Олейников, телеведущий. Ну что? Вечная память. Очень молодой человек, очень талантливый. И все телевидение наше очень многое потеряло. Светлая память. <br /> <br /> Уважаемые наши слушатели, я думаю, что проект «Голос» вам интересен не меньше, чем пользователям сети Интернет, который, в общем, этот проект, можно сказать честно, взорвал, потому что такого количества удивленных откликов от людей в социальных сетях, которые телевизор давно не смотрят, по их мнению, я давно не читала. Юрий Викторович, какие реплики вам поступают? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Ну, как ни странно, в основном, хвалебные. Я уж не знаю, может быть, люди, с которыми я общаюсь, так интеллигентно высказывают мне свое мнение. Безусловно, мне это далеко не безразлично, даже, наоборот, очень интересно. Поэтому я сам пристаю ко многим с таким вопросом: «А вы «Голос» смотрите?» или так, еще более интеллигентно: «А вы «Голос» смотрели?» Немножко как-то нелепо звучит «Голос» и «смотрели». «Голос» не слушали, а «Голос» смотрели?» И мне все говорят, что смотрят. Поэтому, конечно, мне это интересно. <br /> <br /> Более того, еще даже многие рассказывают о том, что «Ну как же они не поворачиваются? Я уже с первых тактов музыки, с первой ноты говорю «Ну, надо». Ну, почему не поворачиваются? Замечательный парень или девушка». ну, поэтому я… Мне, конечно, очень приятно. <br /> <br /> ИНТ.: Ну, меня тоже удивило. Вот я говорю, даже мои коллеги по «Эхо Москвы», которых я читаю в соцсетях, и такое удивление «Надо же! По телевизору есть то, что, наконец, зацепило. Живое». Почему одни проекты получаются хорошие, качественные, но проходят на хорошем профессиональном уровне и все, а другие вдруг оказываются такими живыми и цепляющими, что вся страна, по сути, сидит и смотрит? В чем секрет? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Нет, я секрета не раскрою. (все смеются) Я его не знаю. Если бы я знал, мне было бы гораздо проще работать. Я скажу на примере проекта «Голос», да? Когда я о нем узнал (а это было приблизительно, ну, сейчас уже, наверное, года полтора тому назад), я… <br /> <br /> ИНТ.: Мы тогда скажем, что это версия международного формата «Voice» компании Тальпо. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Да-да-да, это международный формат «Voice» компании Тальпо, этому формату приблизительно 2 года. И как ни странно, одни из первых его приобрели у Тальпо украинцы и реализовали его у себя на украинском телевидении. Я видел первую версию, действительно, украинскую в интернете. Я разговаривал с тренерами, которых они пригласили к себе, и одним из первых тренеров, с которыми я разговаривал, это была Диана Арбенина. И, вот, я сейчас боюсь соврать, каким образом я узнал, от нее ли, не от нее. Ну, не важно. Важно то, что меня, естественно, не могут не интересовать музыкальные проекты – они только меня и интересуют сейчас для Первого канала. И это как раз был тот проект, который нам, ну, на мой взгляд, подходил не на 100, а на 200 процентов. И мгновенно я узнал, кто является его создателем – это компания, которая отделилась от компании Эндемол. Ну, это не реклама никакая. <br /> <br /> ИНТ.: Знаменитый производитель и продавец форматов. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Да-да-да. Ну, «Фабрика звезд» — это Эндемол. И дальше я уже наладил с ними контакт, и в течение года, отбиваясь от конкурентов, которые тоже хотели приобрести этот формат… <br /> <br /> ИНТ.: То есть на нашем рынке были те, кто хотел?.. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Конечно-конечно. И даже не один. Они держали это втайне. Ну, в принципе, некоторых я знаю, потому что с ними разговаривал (я имею в виду другие телекомпании). И нам удалось договориться, и его забрать. К чему я это говорю? Я был уверен практически, опять же, на эти самые 200% о том, что этот формат у нас сработает. Почему – не знаю, не могу ответить. Видимо, потому, что это мне понравилось самому. Я, видимо, представил себя на месте простого телезрителя… <br /> <br /> ИНТ.: Ну, вряд ли вы делаете проекты, которые вам не нравятся. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Ну, честно говоря, да, я таких проектов не делаю. (смеется) <br /> <br /> ИНТ.: Я просто вот о чем хочу. Вот, есть международные форматы. Конечно, гораздо более спокойно для производителя, который вкладывает большие деньги… А форматы, которые делаете вы, развлекательные большие шоу – это дорогостоящие проекты, в которые каналы и производители вкладывают большие деньги, рисковать всегда сложно. Поэтому так охотно берут уже проверенные на международном рынке форматы, которые не в одной, а в нескольких странах показали хорошие рейтинги, значит, интересны зрителям. <br /> <br /> Но, ведь, есть программы, которые у нас, что называется, не стреляют, хотя работают в Америке. Ну, вот, например, то же «Singing Bee» адаптировали, один сезон прошел – «Можешь, спой» у нас называлось, да? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Да, совершенно верно. <br /> <br /> ИНТ.: Казалось бы, тоже потрясающий проект, в Америке рвал аудиторию, все так живо реагировали. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Во Франции он до сих пор идет. <br /> <br /> ИНТ.: Вот, до сих пор идет. А здесь проект, который идет и во Франции («Голос»), и в Америке есть… <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: В 50 странах мира на сегодняшний момент идет «Voice». <br /> <br /> ИНТ.: За 2 года. А этот стреляет. Вот, как понять, выстрелит на российском рынке то, что удачно у правообладателей и у других стран, или нет? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Ну, это вопрос, может быть, в какой-то степени профессиональной интуиции, мне так кажется. Здесь вот какая еще история. Проектов много, и многие из них являются неким таким повторением уже чего-то созданного, просто какие-то интерпретации. Чуть-чуть так, чуть-чуть по-другому и так далее. <br /> <br /> «Voice» цепляет, естественно, в первую очередь первым этапом, этапом отбора. <br /> <br /> ИНТ.: Вы расстраиваете меня как вообще зрителя вашего. Этап закончился отбора, теперь что, будет менее интересно? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Нет-нет-нет, я говорю «цепляет». Когда ты начинаешь знакомиться с форматом… <br /> <br /> ИНТ.: То есть если тебя зацепили и ты подсел, ты будешь смотреть? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Совершенно верно, да. Это цепляет, потому что это необычная форма, причем… Ну, как правильнее сказать? Ну, подкупает что? Честность происходящего. Вот здесь невозможно ничего мухлевать. Это невозможно в этом проекте. И это очень важно. Потому что все эмоции, которые телезритель видит в этом проекте, они настоящие. Все живые. И живые эмоции у тренеров, наставников, и живые эмоции у тех, кто выходит, и у Нагиева, ведущего проекта тоже живые эмоции. Это все живое. И я думаю, именно это как раз и цепляет. <br /> <br /> ИНТ.: Да. Кто бы знал, что последний ваш конкурсант его так страстно поцелует, что даже Нагиев растеряется. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Да-да-да, это правда. <br /> <br /> ИНТ.: Я хочу сказать, что я когда… Ну, наши слушатели постоянные знают, что я работаю на том же канале, что и Юрий Викторович… <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Мы – коллеги, да. <br /> <br /> ИНТ.: ...и когда Юрий Викторович показал нам первый материал, я просто помню свои ощущения. Я вот так села и как завороженная смотрела все, что вы нам показали, потому что такие живые ребята… Я давно не видела. Такие страсти, такие честные эмоции. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Лен, это очень важно. Я хочу сказать, что на съемках все происходит то же самое, что испытывает телезритель у экрана телевизора. Мы также сидим завороженные, ну, кто где, каждый на своем рабочем месте – кто у монитора, кто в зале и так далее – и наблюдаем за самим процессом. То есть он фактически запускается (этот процесс съемки) и он не останавливается. Вот, в чем вся штука. Здесь нет никаких… <br /> <br /> ИНТ.: То есть это не та программа, где потом режут и клеят. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Ну, конечно. Здесь нет постановочных дублей, здесь ничего нет. Вот это живой человеческий процесс. В данном случае это конкурс, конкурс молодых исполнителей в таком необычном виде, в такой необычной форме. <br /> <br /> ИНТ.: Но, наверное, что-то немного монтируется, потому что… <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Нет, все монтируется, конечно же. Материала гораздо больше. Ну, телезритель не в состоянии это выдержать. Я говорю это к тому, что то, что видит телезритель, мы переживаем те же самые эмоции, те люди, которые делают этот проект. <br /> <br /> ИНТ.: Но переиграть, наверное, нельзя, потому что я иной раз видела на лицах ваших замечательных тренеров такое разочарование, что они кого-то не выбрали… И вот еще б секунда, и вот бы переиграть, и мы бы взяли замечательного этого человека, например, этого врача из Подмосковья, гастроэнтеролога, которого потом все мечтали. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Да-да-да. <br /> <br /> ИНТ.: А правила жесткие. Пытался ли вас кто-то из тренеров или конкурсантов умалить «Давайте поменяем немножко правила. Давайте переснимем, давайте, вот, сделаем монтаж»? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Ну, у нас был на площадке даже такой случай, когда ведущий Нагиев вмешался в проект. То есть он вышел на сцену и сказал «Давайте мы сейчас переголосуем» и так далее. В категорической форме это запрещено. <br /> <br /> ИНТ.: За кого же так болел Дмитрий? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Ну, сейчас я не буду говорить, потому что это не совсем правильно. Но парень, кстати говоря, парень очень хороший. Очень хороший парень, и мне самому было жалко, что его на первом слепом прослушивании не отобрали. А когда повернулись и увидели, как он выглядит, и еще он здорово поет… Он очень европейского плана парень, и вот из-за этого возникла такая ситуация. И Нагиев позволил себе даже так, нарушить формат, выскочить на сцену. <br /> <br /> ИНТ.: Но не дали Дмитрию. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Не дали. <br /> <br /> ИНТ.: Не дали. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Не дали. <br /> <br /> ИНТ.: Я напоминаю, это Юрий Аксюта, директор Дирекции музыкального вещания Первого канала и продюсер проекта «Голос», и, естественно, «Голос» сегодня главная тема для обсуждения в нашей программе. +7 985 970-45-45. Вопросов очень много. Давай попробуем сделать блиц, а потом продолжим. У меня тоже много вопросов. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Хорошо. <br /> <br /> ИНТ.: Марина спрашивает: «Почему в украинской версии «Голоса» могли возвращать участников, которых вначале жюри не выбрало, а в нашей версии этого нет?» <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Там была ситуация, насколько мне известно, когда они из того количества людей… Там технология какова? Первоначальный отбор людей, так называемый кастинг, который проходит на телевизионную съемку. Телезрители этого не видят, но, тем не менее, мы отсняли 120... <br /> <br /> ИНТ.: Давайте тогда, наверное, подробнее расскажем, потому что по формату, если я помню правильно, любой человек может загрузить звуковой файл на специальный сайт. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Совершенно верно, да. Тогда давайте коротко о правилах. Совершенно верно. <br /> <br /> ИНТ.: Да. Чтобы люди знали, что было до того, как вы вышли в эфир. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Да. В течение порядка 2-3 месяцев на сайте любой желающий со всей страны и даже из-за ее пределов, из соседних стран – там, Грузия, Армения… Огромное количество участников было на кастинге. Подавали свои заявки. Мы их отслушивали. Таких заявок было подано около 10 тысяч. <br /> <br /> ИНТ.: Вы тоже слушали вслепую, не видя? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Нет, у нас были фотографии. Нет, моя редакторская группа – она отсматривала и отслушивала материалы. Конечно же, ну, мы так же хулиганили, собственно говоря, как и, я не знаю там, тренеры. Ну, в хорошем смысле хулиганили: закрываешь глаза и слушаешь того, кто перед тобой стоит, например, на кастинге. И становится все понятным. Это очень любопытный такой тест был, и мы его постоянно тоже использовали. <br /> <br /> Так вот, сначала было подано порядка 10 тысяч заявок. Это я имею в виду сейчас, не ограничивая. Это было и зарубежье в том числе, это была Армения, очень много участников из Армении. <br /> <br /> ИНТ.: Какое количество хороших голосов из этих 10 тысяч? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Огромное! Как выяснилось, огромное. Это то, чего я боялся на старте проекта. Я боялся того, что в нашей стране нет такого количества хорошо поющих молодых людей. Я ошибался. Ну, потому что я думал, что, ну, как? У нас до этого было 7 сезонов «Фабрик звезд», и каждый сезон – это большущий кастинг, где мы отсматривали всех молодых талантливых людей. Но в связи с тем, что «Фабрики» не было достаточно большой период, порядка 3 лет, то за это время выросло новое поколение молодых людей. <br /> <br /> ИНТ.: Ну, там у «Фабрик», если я не ошибаюсь, были возрастные ограничения какие-то. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Ну, мы их условно ставили, эти возрастные ограничения, потому что, конечно, сложно было представить себе врача-гастроэнтеролога, который заезжает в звездный дом и живет там вместе с 18-19-летними ребятами. Конечно, можно и так попробовать, но там формат был немножечко другой. Брались молодые люди, мы брали молодых людей и из них там в течение 2-3 месяцев, пока шел формат, они становились реально кумирами молодежи. <br /> <br /> ИНТ.: Но  там, если я не ошибаюсь, все равно главный продюсер этого проекта музыкальный каждого сезона подбирал себе исполнителей, с которыми он потом был готов работать и дальше. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Да, совершенно верно. <br /> <br /> ИНТ.: В чем был минус, так как искали форматных исполнителей для существующего шоу-бизнеса, так и плюс, потому что этих ребят никто не бросал, как, например, на другом канале был проект «Народный артист» или кто-то. И прекрасные ребята, проявившие себя там, потом оставались просто бесхозными.<br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Да. Абсолютно правильно. <br /> <br /> ИНТ.: Но здесь вы слушаете только голос. Будет ли продолжение какое-то? Или, вот, отработали с ними педагоги и дальше как сложится судьба этих замечательных исполнителей… <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Ну, во-первых, мы до конца правил не дошли – нам нужно обязательно вернуться, иначе телезрителей мы просто запутаем. <br /> <br /> ИНТ.: А, все. Вернемся. Давайте договорим с самого начала. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Да. И потом это очень важно, потому что это последний этап получается (этап этого формата). Итак, мы отобрали из 10 тысяч, мы отобрали порядка 500 человек. Дальше всех этих 500 человек я лично и ребята, мои помощники, редакторы, вся редакторская группа, режиссерско-постановочная отсмотрели всех для того, чтобы отобрать уже людей, порядка 150-200 для телевизионной съемки. После чего мы заехали в павильон, уже стояли кресла, у нас уже были известны тренеры и начался вот этот этап слепого прослушивания. В определенной, абсолютно произвольной последовательности мы ребят… Сначала подготовили с ними песни, после чего они выходили и пели. Так вот тренеры отслушали порядка 120 человек. <br /> <br /> ИНТ.: Они все вышли в эфир, вот эти 120 человек? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Нет, конечно. Это невозможно просто физически. 120 человек. <br /> <br /> ИНТ.: То есть вы программы все равно монтировали? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Конечно. В каждой программе приблизительно телезритель видит 12 участников. Вот, 6, соответственно, программ умножить на 12, простая арифметика. То есть телезритель увидел половину из тех. <br /> <br /> ИНТ.: Вы не боялись, что все так замечательно поют, что этот общий уровень настолько высок, что зритель к этому просто привыкнет и когда появится, кто поет, вроде бы, неплохо, но чуть хуже… Вот, в предпоследнем выпуске очень многие наши слушатели, ваши зрители писали «Как же жюри так осмеяло эту бедную несчастную девочку, которая спела?..» Я сейчас не помню ее фамилию – вы, наверное, понимаете, о чем идет речь и эпизоде, когда… <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Да, конечно. Олечку Ковалеву. <br /> <br /> ИНТ.: Да, да-да. Оля Ковалева. Когда Градский сидел и вот это вот изображал, как она говорит (говор). <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Ну, дело в том, что они просто… Это тот самый случай, когда они не могли себя сдержать. И они держались до последнего, а потом в обсуждении, как вы слышали… <br /> <br /> ИНТ.: Просто расхохотались. <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Да. Ну, они просто сами сказали, что как-то очень так, мы себя повели не очень хорошо, нам стыдно и так далее. То есть все это было в кадре и это очень важно, потому что, опять, это живая эмоция, это живое проявление человека на то, что он видит и слышит, и в то же время он понимает, он же несет ответственность за то, что происходит, и он, соответственно, извиняется. <br /> <br /> ИНТ.: Нет, вот я о том же. В чем секрет шоу музыкального? Не просто музыкального конкурса, который бы проходил по академическим правилам – вот, выбраны лучшие и все. Вам было важно показать разных людей, которые поют очень хорошо, и в то же время кто поет не так замечательно? Либо, все-таки, вы выбрали только тех, кто поет замечательно, для телевизионного зрелища? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Нет, для телевизионного зрелища мы выбирали самых ярких и интересных людей, которые пришли на кастинг. И яркость эпизода или драматизм каждого эпизода… Ведь, это структура-то достаточно простая. Выходит человек, поет. Тренер его слушает и потом как-то реагирует. Либо кто-то его берет к себе в команду, повернувшись, либо никто не берет к себе в команду. И, соответственно, этот эпизод – он является такой, законченной драматургической формой. Так вот в зависимости от яркости исполнителя, от яркости эпизода, мы его либо оставляли, либо, извините, его убирали в корзину. <br /> <br /> ИНТ.: Даже если человек поет плохо? <br /> <br /> Ю.АКСЮТА: Даже если человек поет плохо и человек не попадает. У зрителя должно создаваться ощущение полной картины происходящего. Потому что, ну, это слишком банально, и формат этого не предусматривает, чтобы взять и показать только тех, кого отобрали. Надо показать, как это происходит, чтобы зритель мог окунуться в саму, как бы, технологию отбора.<br />

Загрузка комментариев...