Музыкальный портал
info@topzvuk.com

Наедине со всеми. Константин Меладзе

Наедине со всеми. Константин Меладзе
0

Наедине со всеми. Константин Меладзе

Раздел: Интервью
Дата публикации: 2 июня 2015, 17:08
Нравится
Нравится

Замкнутый, стеснительный, неразговорчивый мужчина. Но под его дудку пляшут самые красивые женщины на нашей эстраде. Ему приписывали романы и с его юными подопечными, и с солистками группы "ВИА Гра". В отличие от многих людей, занятых в шоу-бизнесе, он не любит светские тусовки и предпочитает одиночество. Впервые о своих переживаниях после автомобильной аварии, о своих чувствах к жене после развода наедине со всеми рассказывает композитор, музыкальный продюсер Константин Меладзе.

Об увлечении музыкой благодаря заиканию:
Есть такая легенда. Я довольно рано начал разговаривать, а потом, в два года, когда мама пошла рожать Валеру и вернулась из роддома, я чего-то вдруг замолчал. Через несколько месяцев начал разговаривать, но очень заикаясь и очень нестабильно. Со временем это привело к тому, что я стал стесняться, стал мало общаться со сверстниками, у которых это вызывало смех и поддразнивания. И я рос достаточно замкнутым человеком. С раннего детства я стал изобретать некий иллюзорный мир, в котором мне было комфортно. Я много читал, слушал музыку в одиночестве, и мне было хорошо. Наверное, благодаря этому я совершенно внезапно для родственников увлекся музыкой, потому что музыкантов в нашем роду не было и близко.
Когда мне исполнилось семь или восемь лет, я очень захотел в музыкальную школу. И мама меня туда повела. Я сдал вступительные экзамены, и экзаменаторы сказали маме: "Ваш сын совершенно бездарен, у него нет ни слуха, ни чувства ритма, и его лучше отдать куда-нибудь в футбол". Но мама, человек упрямый, из принципа решила все-таки запихнуть меня в музыкальную школу. Это были мучительные семь лет. Она таскала меня силком в эту музыкальную школу, потому что мои отношения с преподавателями не сложились изначально. Играть я начал только тогда, когда музыкальную школу окончил.

Об отношениях с братом – Валерием Меладзе:
У меня складывалось все очень сложно, а у него получалось все и всегда. Но у меня никогда не возникало по отношению к нему ничего, кроме чувства восхищения. Мы же одно целое. Завидовать своей правой или левой руке было бы странно. До окончания школы у нас были совершенно разные компании. У него был свой круг общения, у меня – какой-то свой очень узкий круг общения. И только поступив вместе в институт, мы ощутили, что в нас очень много схожего.
Наверное, какое-то основное отличие у нас, если оно есть, такое магистральное отличие, бросающееся в глаза, - это то, что Валере для счастья иной раз хватает даже какой-то мелочи. Его просто радует жизнь. В самые тяжелые моменты я чаще всего именно у него спрашивал, как выруливать. Он меня учил, и это было эффективно, потому что он оптимист, у него потрясающая светлая энергия. Он может в течение 10 минут вылечить меня и вытащить из любой депрессии. Но у меня профессия такая, как говорят, смурная. Профессия накладывает отпечаток. Большую часть жизни я провел в одиночестве. В студии ты сидишь один и музыку придумываешь один, тексты пишешь один, аранжировки делаешь в одиночестве. Ты живешь в каком-то иллюзорном мире, как подводник. И к вечеру, когда вылезаешь из этой подводной лодки, нужно какое-то время для адаптации, чтобы ты пришел в себя и понял, что ты в реальном мире. Я думаю, моментами понять меня сложно. Я, правда, человек немного замкнутый. Кажется, что я однообразен, а на самом деле во мне бурлят страсти.

О детстве и родительском воспитании:
Мы жили, 12 человек, в трехкомнатной хрущевке. Мы жили впятером (наша семья), потом жила бабушка, жил наш дядя. Дядя был девять раз официально женат. Каждый год он приводил какую-то новую женщину, она рожала детей. Потом летом к нам еще приезжали родственники из Еревана. Они спали на балконе. У нас была кухня шесть метров. В то время, когда все уходили на работу, мы приходили из школы и проводили там всякие опыты. И потолок на кухне был черный, потому что все время что-то взрывалось, ударял столб пламени. Но мама как-то спокойно к этому относилась, только перманентно нас ругала, ворчала с утра до ночи. Папа много работал, приходил поздно вечером уставший, пропавший каким-то металлом (он работал мастером цеха) и говорил буквально два слова, типа "как тебе не стыдно", которые оставляли такой след в наших сознаниях с Валерой, что мы готовы были просто провалиться сквозь землю. И неделю вели себя идеально.

О поступлении в кораблестроительный институт и начале музыкальной карьеры:
Когда мне было 16-17 лет, я заканчивал школу, мне было совершенно все равно, кем быть. Мама хотела, чтобы я поступал в медицинский. Я попытался – не поступил, естественно. Потом пошел работать на кораблестроительный завод слесарем второго разряда. Папа там похлопотал, и меня отправили по направлению поступать. Вдруг неожиданно я взялся за ум и поступил. Все были удивлены. И тогда через год папа с мамой прислали мне Валеру на перевоспитание. И он тоже поступил. Мы поселились в общежитии, и он исчез месяца на два-три. Мы учились в Николаевском кораблестроительном институте. Там потрясающее количество красивых девушек. А Валера и сейчас красавец, а в те времена был вообще красавец. У него были длинные волосы, он был стильно одет. Он сам себе шил брюки, рубашки. И он исчез, я видел его только мельком и издалека. И месяца через два-три он вернулся исхудавший, уставший. После этого, нагулявшись, он начал учиться.
На первых порах, безусловно, мы ругались, и шероховатости были. Но когда я был на третьем курсе, я попал в ансамбль при институте, и меня это так захватило. Через месяц Валера пришел и стал у нас бэк-вокалистом. А еще через месяц он стал основным солистом. Когда я пришел в ансамбль, там никто толком не умел играть, но у них была вакансия клавишника. И мне показалось, что я играю реально лучше, чем все остальные ребята. Поэтому постепенно в течение месяца-двух я взял бразды правления в свои руки. И как-то оно пошло, пошло, пошло. Через пару лет я написал первую свою песню. Все эти песни пел Валера.

О том, как рождаются песни:
Писать песни я начал, как мне кажется, в тот момент, когда понял, что мне не хватает одних слов для того, чтобы выразить свои чувства. Вообще все артисты, с которыми я работаю, безусловно, в какой-то степени являются, прежде всего, моим собственным рупором. Понятное дело, в основном я описываю свои переживания и эмоции, но я адаптирую их к тому, кто поет.

О создании группы "ВИА Гра":
Это произошло тогда, когда мы довольно долго работали с Валерой, и я понял, что мне нужно развиваться, нужно попробовать себя в каких-то иных жанрах. Я долго раздумывал, прежде чем взяться за это, и решил попробовать себя в качестве такого "чистого" продюсера. Собрал девушек не из консерватории, а практически с улицы. Отсматривал я их примерно так, как это делают на кастингах или на пробах в кино: я почти их не слушал, в основном просто смотрел. Критерием было, прежде всего, то, чтобы они вызывали у меня какие-то эмоции и импульсы для того, чтобы я писал хорошие песни. Мне хотелось попробовать, возможно ли в принципе создать из обычного человека артиста. Я решил не просто создавать песни, а создавать людей. Я был чрезвычайно самонадеянным. Мне казалось (по глупости), что можно залезть человеку в душу и до такой степени его трансформировать, поменять его, чтобы сделать из него совершенно другого человека.
Когда в начале 2000-х годов эта вся система под названием "ВИА Гра" заработала, был момент, мне казалось, если я и не бог, то какой-то такой полубожок. Но со временем я понял, что это эффект резинки. Ее оттягиваешь, оттягиваешь, потом отпустил – и она все равно возвращается в исходное состояние. Как только я переставал довлеть над этими людьми, они все равно возвращались в исходное положение. Я никогда не требовал и не настаивал на том, чтобы у них не было личной жизни, или чтобы они не заводили детей. Я требовал преданности нашему делу. Вот это для меня было на первом месте. Какой-то период времени мне удавалось удерживать, но недолго. Потому что женщины созданы все-таки для других, может быть, более важных вещей. И когда приходило время, желание и какой-то зов природы, они прекрасно себе выходили замуж, заводили детей.

О знакомстве с будущей женой и разводе после 19 лет брака:
Как у любого романтика происходит, мне показалось, что вот, собственно, это она. Это первое. Во-вторых, мама с папой уже беспокоились, что я так долго не женюсь. А мне было некогда, я музыкой занимался. Любовь, естественно, была. Ну как же, без любви такие вещи не делаются. В то время я был уже более-менее популярен в своем городе Николаеве, были известны мои песни, их везде крутили. А она сказала, что вообще не знает ни одной песни, не знает, кто я, не интересуется моими музыкальными способностями, а я ей нравлюсь как человек. Я не знаю, было это правдой, или она слукавила, но меня это так воодушевило, что, оказывается, меня можно ценить не только за песнюшки, а просто. И это было последней гирькой, которая перевесила, и перевесила быстро. Я был тогда свободен и чист, поэтому завоевать мое сердце было легко.
Я отношусь к такому типу людей: пока пинком не выпрут, буду вот так сидеть и жить. Она права на все сто процентов, права во всех претензиях. Раз она так говорит и так считает, значит, она права. Понятно, у меня может быть своя точка зрения. Но я не спорю и считаю, что, безусловно, в качестве мужа я хуже некуда.

О трагическом ДТП в 2012 году и поиске спасения в трудных жизненных ситуациях в музыке:
В силу того что я оправдан, прав я не лишен, но я не езжу за рулем, у меня водитель. То, что я испытал в тот момент, я плохо помню, потому что у меня было ощущение, что я сам себя сбил, и какой-то период времени я пребывал в состоянии полного беспамятства. Через месяц после этого, как я понял, что со мной, я вспомнил, что должен заканчивать музыку к фильму. Я на карачках залез в студию, включил свою аппаратуру и начал писать музыку, потому что понимал: что бы со мной ни случилось, фильм должен выйти к определенному сроку. И, как часто бывало, музыка и моя работа постепенно вытащили меня за шкирку.
Есть такие вещи, которые я все равно буду делать, даже если буду знать, что завтра закончится жизнь. Например, когда я узнал о болезни сына, понятно, ни о какой работе не могло быть и речи, ни в голове, ни в сердце никакой музыки в такие моменты нет, ее не слышно. Но я все равно заставлял себя. Иногда я просто ползком поднимался к себе студию (она находится на третьем этаже в моем доме), садился за клавиши, и каким-то образом музыка приходила, вытесняя какие-то черные мысли, которые естественны, когда тебе плохо.

Об опасностях продюсерской работы и одиночестве:
Отнюдь не работа, не карьера, не музыка главное в жизни. Даже такие чудеса, которые произошли с нами с Валерой, не делают человека счастливым. Этого мало, просто мало. Я не шахтер, не хоккеист, не космонавт, но это чрезвычайно опасная работа. Я думаю, потому продюсеров так мало у нас в стране: эта работа – прямой путь к одиночеству.
Сейчас я лелею такую мысль, чтобы немного сбавить обороты, меньше работать, пытаюсь планировать какую-то иную жизнь: путешествовать, поехать отдохнуть, посмотреть мир. Я думаю немножечко притормозить и больше уделять внимания детям, себе, близким. Мне кажется, пришло время радикально поменять свою жизнь.

Наедине со всеми. Константин Меладзе

<h2 class="head" itemprop="name" style="margin: 0px; padding: 0px 0px 10px; font-weight: normal; color: rgb(0, 25, 45); background-color: rgb(255, 255, 255);"><font size="3">Замкнутый, стеснительный, неразговорчивый мужчина. Но под его дудку пляшут самые красивые женщины на нашей эстраде. Ему приписывали романы и с его юными подопечными, и с солистками группы &quot;ВИА Гра&quot;. В отличие от многих людей, занятых в шоу-бизнесе, он не любит светские тусовки и предпочитает одиночество. Впервые о своих переживаниях после автомобильной аварии, о своих чувствах к жене после развода наедине со всеми рассказывает композитор, музыкальный продюсер Константин Меладзе.</font></h2> <p style="margin: 0px; padding: 0px 0px 13px; background-color: rgb(255, 255, 255);"></p> <p style="margin: 0px; padding: 0px 0px 13px; background-color: rgb(255, 255, 255);"><strong style="margin: 0px; padding: 0px;">Об увлечении музыкой благодаря заиканию: <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> </strong>Есть такая легенда. Я довольно рано начал разговаривать, а потом, в два года, когда мама пошла рожать Валеру и вернулась из роддома, я чего-то вдруг замолчал. Через несколько месяцев начал разговаривать, но очень заикаясь и очень нестабильно. Со временем это привело к тому, что я стал стесняться, стал мало общаться со сверстниками, у которых это вызывало смех и поддразнивания. И я рос достаточно замкнутым человеком. С раннего детства я стал изобретать некий иллюзорный мир, в котором мне было комфортно. Я много читал, слушал музыку в одиночестве, и мне было хорошо. Наверное, благодаря этому я совершенно внезапно для родственников увлекся музыкой, потому что музыкантов в нашем роду не было и близко. <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> Когда мне исполнилось семь или восемь лет, я очень захотел в музыкальную школу. И мама меня туда повела. Я сдал вступительные экзамены, и экзаменаторы сказали маме: &quot;Ваш сын совершенно бездарен, у него нет ни слуха, ни чувства ритма, и его лучше отдать куда-нибудь в футбол&quot;. Но мама, человек упрямый, из принципа решила все-таки запихнуть меня в музыкальную школу. Это были мучительные семь лет. Она таскала меня силком в эту музыкальную школу, потому что мои отношения с преподавателями не сложились изначально. Играть я начал только тогда, когда музыкальную школу окончил.</p> <p style="margin: 0px; padding: 0px 0px 13px; background-color: rgb(255, 255, 255);"><strong style="margin: 0px; padding: 0px;">Об отношениях с братом – Валерием Меладзе: <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> </strong>У меня складывалось все очень сложно, а у него получалось все и всегда. Но у меня никогда не возникало по отношению к нему ничего, кроме чувства восхищения. Мы же одно целое. Завидовать своей правой или левой руке было бы странно. До окончания школы у нас были совершенно разные компании. У него был свой круг общения, у меня – какой-то свой очень узкий круг общения. И только поступив вместе в институт, мы ощутили, что в нас очень много схожего. <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> Наверное, какое-то основное отличие у нас, если оно есть, такое магистральное отличие, бросающееся в глаза, - это то, что Валере для счастья иной раз хватает даже какой-то мелочи. Его просто радует жизнь. В самые тяжелые моменты я чаще всего именно у него спрашивал, как выруливать. Он меня учил, и это было эффективно, потому что он оптимист, у него потрясающая светлая энергия. Он может в течение 10 минут вылечить меня и вытащить из любой депрессии. Но у меня профессия такая, как говорят, смурная. Профессия накладывает отпечаток. Большую часть жизни я провел в одиночестве. В студии ты сидишь один и музыку придумываешь один, тексты пишешь один, аранжировки делаешь в одиночестве. Ты живешь в каком-то иллюзорном мире, как подводник. И к вечеру, когда вылезаешь из этой подводной лодки, нужно какое-то время для адаптации, чтобы ты пришел в себя и понял, что ты в реальном мире. Я думаю, моментами понять меня сложно. Я, правда, человек немного замкнутый. Кажется, что я однообразен, а на самом деле во мне бурлят страсти.</p> <p style="margin: 0px; padding: 0px 0px 13px; background-color: rgb(255, 255, 255);"><strong style="margin: 0px; padding: 0px;">О детстве и родительском воспитании: <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> </strong>Мы жили, 12 человек, в трехкомнатной хрущевке. Мы жили впятером (наша семья), потом жила бабушка, жил наш дядя. Дядя был девять раз официально женат. Каждый год он приводил какую-то новую женщину, она рожала детей. Потом летом к нам еще приезжали родственники из Еревана. Они спали на балконе. У нас была кухня шесть метров. В то время, когда все уходили на работу, мы приходили из школы и проводили там всякие опыты. И потолок на кухне был черный, потому что все время что-то взрывалось, ударял столб пламени. Но мама как-то спокойно к этому относилась, только перманентно нас ругала, ворчала с утра до ночи. Папа много работал, приходил поздно вечером уставший, пропавший каким-то металлом (он работал мастером цеха) и говорил буквально два слова, типа &quot;как тебе не стыдно&quot;, которые оставляли такой след в наших сознаниях с Валерой, что мы готовы были просто провалиться сквозь землю. И неделю вели себя идеально.</p> <p style="margin: 0px; padding: 0px 0px 13px; background-color: rgb(255, 255, 255);"><strong style="margin: 0px; padding: 0px;">О поступлении в кораблестроительный институт и начале музыкальной карьеры: <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> </strong>Когда мне было 16-17 лет, я заканчивал школу, мне было совершенно все равно, кем быть. Мама хотела, чтобы я поступал в медицинский. Я попытался – не поступил, естественно. Потом пошел работать на кораблестроительный завод слесарем второго разряда. Папа там похлопотал, и меня отправили по направлению поступать. Вдруг неожиданно я взялся за ум и поступил. Все были удивлены. И тогда через год папа с мамой прислали мне Валеру на перевоспитание. И он тоже поступил. Мы поселились в общежитии, и он исчез месяца на два-три. Мы учились в Николаевском кораблестроительном институте. Там потрясающее количество красивых девушек. А Валера и сейчас красавец, а в те времена был вообще красавец. У него были длинные волосы, он был стильно одет. Он сам себе шил брюки, рубашки. И он исчез, я видел его только мельком и издалека. И месяца через два-три он вернулся исхудавший, уставший. После этого, нагулявшись, он начал учиться. <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> На первых порах, безусловно, мы ругались, и шероховатости были. Но когда я был на третьем курсе, я попал в ансамбль при институте, и меня это так захватило. Через месяц Валера пришел и стал у нас бэк-вокалистом. А еще через месяц он стал основным солистом. Когда я пришел в ансамбль, там никто толком не умел играть, но у них была вакансия клавишника. И мне показалось, что я играю реально лучше, чем все остальные ребята. Поэтому постепенно в течение месяца-двух я взял бразды правления в свои руки. И как-то оно пошло, пошло, пошло. Через пару лет я написал первую свою песню. Все эти песни пел Валера.</p> <p style="margin: 0px; padding: 0px 0px 13px; background-color: rgb(255, 255, 255);"><strong style="margin: 0px; padding: 0px;">О том, как рождаются песни: <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> </strong>Писать песни я начал, как мне кажется, в тот момент, когда понял, что мне не хватает одних слов для того, чтобы выразить свои чувства. Вообще все артисты, с которыми я работаю, безусловно, в какой-то степени являются, прежде всего, моим собственным рупором. Понятное дело, в основном я описываю свои переживания и эмоции, но я адаптирую их к тому, кто поет.</p> <p style="margin: 0px; padding: 0px 0px 13px; background-color: rgb(255, 255, 255);"><strong style="margin: 0px; padding: 0px;">О создании группы &quot;ВИА Гра&quot;: <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> </strong>Это произошло тогда, когда мы довольно долго работали с Валерой, и я понял, что мне нужно развиваться, нужно попробовать себя в каких-то иных жанрах. Я долго раздумывал, прежде чем взяться за это, и решил попробовать себя в качестве такого &quot;чистого&quot; продюсера. Собрал девушек не из консерватории, а практически с улицы. Отсматривал я их примерно так, как это делают на кастингах или на пробах в кино: я почти их не слушал, в основном просто смотрел. Критерием было, прежде всего, то, чтобы они вызывали у меня какие-то эмоции и импульсы для того, чтобы я писал хорошие песни. Мне хотелось попробовать, возможно ли в принципе создать из обычного человека артиста. Я решил не просто создавать песни, а создавать людей. Я был чрезвычайно самонадеянным. Мне казалось (по глупости), что можно залезть человеку в душу и до такой степени его трансформировать, поменять его, чтобы сделать из него совершенно другого человека. <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> Когда в начале 2000-х годов эта вся система под названием &quot;ВИА Гра&quot; заработала, был момент, мне казалось, если я и не бог, то какой-то такой полубожок. Но со временем я понял, что это эффект резинки. Ее оттягиваешь, оттягиваешь, потом отпустил – и она все равно возвращается в исходное состояние. Как только я переставал довлеть над этими людьми, они все равно возвращались в исходное положение. Я никогда не требовал и не настаивал на том, чтобы у них не было личной жизни, или чтобы они не заводили детей. Я требовал преданности нашему делу. Вот это для меня было на первом месте. Какой-то период времени мне удавалось удерживать, но недолго. Потому что женщины созданы все-таки для других, может быть, более важных вещей. И когда приходило время, желание и какой-то зов природы, они прекрасно себе выходили замуж, заводили детей.</p> <p style="margin: 0px; padding: 0px 0px 13px; background-color: rgb(255, 255, 255);"><strong style="margin: 0px; padding: 0px;">О знакомстве с будущей женой и разводе после 19 лет брака: <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> </strong>Как у любого романтика происходит, мне показалось, что вот, собственно, это она. Это первое. Во-вторых, мама с папой уже беспокоились, что я так долго не женюсь. А мне было некогда, я музыкой занимался. Любовь, естественно, была. Ну как же, без любви такие вещи не делаются. В то время я был уже более-менее популярен в своем городе Николаеве, были известны мои песни, их везде крутили. А она сказала, что вообще не знает ни одной песни, не знает, кто я, не интересуется моими музыкальными способностями, а я ей нравлюсь как человек. Я не знаю, было это правдой, или она слукавила, но меня это так воодушевило, что, оказывается, меня можно ценить не только за песнюшки, а просто. И это было последней гирькой, которая перевесила, и перевесила быстро. Я был тогда свободен и чист, поэтому завоевать мое сердце было легко. <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> Я отношусь к такому типу людей: пока пинком не выпрут, буду вот так сидеть и жить. Она права на все сто процентов, права во всех претензиях. Раз она так говорит и так считает, значит, она права. Понятно, у меня может быть своя точка зрения. Но я не спорю и считаю, что, безусловно, в качестве мужа я хуже некуда.</p> <p style="margin: 0px; padding: 0px 0px 13px; background-color: rgb(255, 255, 255);"><strong style="margin: 0px; padding: 0px;">О трагическом ДТП в 2012 году и поиске спасения в трудных жизненных ситуациях в музыке: <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> </strong>В силу того что я оправдан, прав я не лишен, но я не езжу за рулем, у меня водитель. То, что я испытал в тот момент, я плохо помню, потому что у меня было ощущение, что я сам себя сбил, и какой-то период времени я пребывал в состоянии полного беспамятства. Через месяц после этого, как я понял, что со мной, я вспомнил, что должен заканчивать музыку к фильму. Я на карачках залез в студию, включил свою аппаратуру и начал писать музыку, потому что понимал: что бы со мной ни случилось, фильм должен выйти к определенному сроку. И, как часто бывало, музыка и моя работа постепенно вытащили меня за шкирку. <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> Есть такие вещи, которые я все равно буду делать, даже если буду знать, что завтра закончится жизнь. Например, когда я узнал о болезни сына, понятно, ни о какой работе не могло быть и речи, ни в голове, ни в сердце никакой музыки в такие моменты нет, ее не слышно. Но я все равно заставлял себя. Иногда я просто ползком поднимался к себе студию (она находится на третьем этаже в моем доме), садился за клавиши, и каким-то образом музыка приходила, вытесняя какие-то черные мысли, которые естественны, когда тебе плохо.</p> <p style="margin: 0px; padding: 0px 0px 13px; background-color: rgb(255, 255, 255);"><strong style="margin: 0px; padding: 0px;">Об опасностях продюсерской работы и одиночестве: <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> </strong>Отнюдь не работа, не карьера, не музыка главное в жизни. Даже такие чудеса, которые произошли с нами с Валерой, не делают человека счастливым. Этого мало, просто мало. Я не шахтер, не хоккеист, не космонавт, но это чрезвычайно опасная работа. Я думаю, потому продюсеров так мало у нас в стране: эта работа – прямой путь к одиночеству. <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> Сейчас я лелею такую мысль, чтобы немного сбавить обороты, меньше работать, пытаюсь планировать какую-то иную жизнь: путешествовать, поехать отдохнуть, посмотреть мир. Я думаю немножечко притормозить и больше уделять внимания детям, себе, близким. Мне кажется, пришло время радикально поменять свою жизнь.</p>

2016-07-03

Топ Звук
Россия
Московская область
Москва
ул. Ботаническая, дом 3
8 (905) 506-3-506
5
5
1
5
1
Наедине со всеми. Константин Меладзе

Наедине со всеми. Константин Меладзе

Наедине со всеми. Константин Меладзе

<h2 class="head" itemprop="name" style="margin: 0px; padding: 0px 0px 10px; font-weight: normal; color: rgb(0, 25, 45); background-color: rgb(255, 255, 255);"><font size="3">Замкнутый, стеснительный, неразговорчивый мужчина. Но под его дудку пляшут самые красивые женщины на нашей эстраде. Ему приписывали романы и с его юными подопечными, и с солистками группы &quot;ВИА Гра&quot;. В отличие от многих людей, занятых в шоу-бизнесе, он не любит светские тусовки и предпочитает одиночество. Впервые о своих переживаниях после автомобильной аварии, о своих чувствах к жене после развода наедине со всеми рассказывает композитор, музыкальный продюсер Константин Меладзе.</font></h2> <p style="margin: 0px; padding: 0px 0px 13px; background-color: rgb(255, 255, 255);"></p> <p style="margin: 0px; padding: 0px 0px 13px; background-color: rgb(255, 255, 255);"><strong style="margin: 0px; padding: 0px;">Об увлечении музыкой благодаря заиканию: <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> </strong>Есть такая легенда. Я довольно рано начал разговаривать, а потом, в два года, когда мама пошла рожать Валеру и вернулась из роддома, я чего-то вдруг замолчал. Через несколько месяцев начал разговаривать, но очень заикаясь и очень нестабильно. Со временем это привело к тому, что я стал стесняться, стал мало общаться со сверстниками, у которых это вызывало смех и поддразнивания. И я рос достаточно замкнутым человеком. С раннего детства я стал изобретать некий иллюзорный мир, в котором мне было комфортно. Я много читал, слушал музыку в одиночестве, и мне было хорошо. Наверное, благодаря этому я совершенно внезапно для родственников увлекся музыкой, потому что музыкантов в нашем роду не было и близко. <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> Когда мне исполнилось семь или восемь лет, я очень захотел в музыкальную школу. И мама меня туда повела. Я сдал вступительные экзамены, и экзаменаторы сказали маме: &quot;Ваш сын совершенно бездарен, у него нет ни слуха, ни чувства ритма, и его лучше отдать куда-нибудь в футбол&quot;. Но мама, человек упрямый, из принципа решила все-таки запихнуть меня в музыкальную школу. Это были мучительные семь лет. Она таскала меня силком в эту музыкальную школу, потому что мои отношения с преподавателями не сложились изначально. Играть я начал только тогда, когда музыкальную школу окончил.</p> <p style="margin: 0px; padding: 0px 0px 13px; background-color: rgb(255, 255, 255);"><strong style="margin: 0px; padding: 0px;">Об отношениях с братом – Валерием Меладзе: <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> </strong>У меня складывалось все очень сложно, а у него получалось все и всегда. Но у меня никогда не возникало по отношению к нему ничего, кроме чувства восхищения. Мы же одно целое. Завидовать своей правой или левой руке было бы странно. До окончания школы у нас были совершенно разные компании. У него был свой круг общения, у меня – какой-то свой очень узкий круг общения. И только поступив вместе в институт, мы ощутили, что в нас очень много схожего. <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> Наверное, какое-то основное отличие у нас, если оно есть, такое магистральное отличие, бросающееся в глаза, - это то, что Валере для счастья иной раз хватает даже какой-то мелочи. Его просто радует жизнь. В самые тяжелые моменты я чаще всего именно у него спрашивал, как выруливать. Он меня учил, и это было эффективно, потому что он оптимист, у него потрясающая светлая энергия. Он может в течение 10 минут вылечить меня и вытащить из любой депрессии. Но у меня профессия такая, как говорят, смурная. Профессия накладывает отпечаток. Большую часть жизни я провел в одиночестве. В студии ты сидишь один и музыку придумываешь один, тексты пишешь один, аранжировки делаешь в одиночестве. Ты живешь в каком-то иллюзорном мире, как подводник. И к вечеру, когда вылезаешь из этой подводной лодки, нужно какое-то время для адаптации, чтобы ты пришел в себя и понял, что ты в реальном мире. Я думаю, моментами понять меня сложно. Я, правда, человек немного замкнутый. Кажется, что я однообразен, а на самом деле во мне бурлят страсти.</p> <p style="margin: 0px; padding: 0px 0px 13px; background-color: rgb(255, 255, 255);"><strong style="margin: 0px; padding: 0px;">О детстве и родительском воспитании: <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> </strong>Мы жили, 12 человек, в трехкомнатной хрущевке. Мы жили впятером (наша семья), потом жила бабушка, жил наш дядя. Дядя был девять раз официально женат. Каждый год он приводил какую-то новую женщину, она рожала детей. Потом летом к нам еще приезжали родственники из Еревана. Они спали на балконе. У нас была кухня шесть метров. В то время, когда все уходили на работу, мы приходили из школы и проводили там всякие опыты. И потолок на кухне был черный, потому что все время что-то взрывалось, ударял столб пламени. Но мама как-то спокойно к этому относилась, только перманентно нас ругала, ворчала с утра до ночи. Папа много работал, приходил поздно вечером уставший, пропавший каким-то металлом (он работал мастером цеха) и говорил буквально два слова, типа &quot;как тебе не стыдно&quot;, которые оставляли такой след в наших сознаниях с Валерой, что мы готовы были просто провалиться сквозь землю. И неделю вели себя идеально.</p> <p style="margin: 0px; padding: 0px 0px 13px; background-color: rgb(255, 255, 255);"><strong style="margin: 0px; padding: 0px;">О поступлении в кораблестроительный институт и начале музыкальной карьеры: <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> </strong>Когда мне было 16-17 лет, я заканчивал школу, мне было совершенно все равно, кем быть. Мама хотела, чтобы я поступал в медицинский. Я попытался – не поступил, естественно. Потом пошел работать на кораблестроительный завод слесарем второго разряда. Папа там похлопотал, и меня отправили по направлению поступать. Вдруг неожиданно я взялся за ум и поступил. Все были удивлены. И тогда через год папа с мамой прислали мне Валеру на перевоспитание. И он тоже поступил. Мы поселились в общежитии, и он исчез месяца на два-три. Мы учились в Николаевском кораблестроительном институте. Там потрясающее количество красивых девушек. А Валера и сейчас красавец, а в те времена был вообще красавец. У него были длинные волосы, он был стильно одет. Он сам себе шил брюки, рубашки. И он исчез, я видел его только мельком и издалека. И месяца через два-три он вернулся исхудавший, уставший. После этого, нагулявшись, он начал учиться. <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> На первых порах, безусловно, мы ругались, и шероховатости были. Но когда я был на третьем курсе, я попал в ансамбль при институте, и меня это так захватило. Через месяц Валера пришел и стал у нас бэк-вокалистом. А еще через месяц он стал основным солистом. Когда я пришел в ансамбль, там никто толком не умел играть, но у них была вакансия клавишника. И мне показалось, что я играю реально лучше, чем все остальные ребята. Поэтому постепенно в течение месяца-двух я взял бразды правления в свои руки. И как-то оно пошло, пошло, пошло. Через пару лет я написал первую свою песню. Все эти песни пел Валера.</p> <p style="margin: 0px; padding: 0px 0px 13px; background-color: rgb(255, 255, 255);"><strong style="margin: 0px; padding: 0px;">О том, как рождаются песни: <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> </strong>Писать песни я начал, как мне кажется, в тот момент, когда понял, что мне не хватает одних слов для того, чтобы выразить свои чувства. Вообще все артисты, с которыми я работаю, безусловно, в какой-то степени являются, прежде всего, моим собственным рупором. Понятное дело, в основном я описываю свои переживания и эмоции, но я адаптирую их к тому, кто поет.</p> <p style="margin: 0px; padding: 0px 0px 13px; background-color: rgb(255, 255, 255);"><strong style="margin: 0px; padding: 0px;">О создании группы &quot;ВИА Гра&quot;: <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> </strong>Это произошло тогда, когда мы довольно долго работали с Валерой, и я понял, что мне нужно развиваться, нужно попробовать себя в каких-то иных жанрах. Я долго раздумывал, прежде чем взяться за это, и решил попробовать себя в качестве такого &quot;чистого&quot; продюсера. Собрал девушек не из консерватории, а практически с улицы. Отсматривал я их примерно так, как это делают на кастингах или на пробах в кино: я почти их не слушал, в основном просто смотрел. Критерием было, прежде всего, то, чтобы они вызывали у меня какие-то эмоции и импульсы для того, чтобы я писал хорошие песни. Мне хотелось попробовать, возможно ли в принципе создать из обычного человека артиста. Я решил не просто создавать песни, а создавать людей. Я был чрезвычайно самонадеянным. Мне казалось (по глупости), что можно залезть человеку в душу и до такой степени его трансформировать, поменять его, чтобы сделать из него совершенно другого человека. <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> Когда в начале 2000-х годов эта вся система под названием &quot;ВИА Гра&quot; заработала, был момент, мне казалось, если я и не бог, то какой-то такой полубожок. Но со временем я понял, что это эффект резинки. Ее оттягиваешь, оттягиваешь, потом отпустил – и она все равно возвращается в исходное состояние. Как только я переставал довлеть над этими людьми, они все равно возвращались в исходное положение. Я никогда не требовал и не настаивал на том, чтобы у них не было личной жизни, или чтобы они не заводили детей. Я требовал преданности нашему делу. Вот это для меня было на первом месте. Какой-то период времени мне удавалось удерживать, но недолго. Потому что женщины созданы все-таки для других, может быть, более важных вещей. И когда приходило время, желание и какой-то зов природы, они прекрасно себе выходили замуж, заводили детей.</p> <p style="margin: 0px; padding: 0px 0px 13px; background-color: rgb(255, 255, 255);"><strong style="margin: 0px; padding: 0px;">О знакомстве с будущей женой и разводе после 19 лет брака: <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> </strong>Как у любого романтика происходит, мне показалось, что вот, собственно, это она. Это первое. Во-вторых, мама с папой уже беспокоились, что я так долго не женюсь. А мне было некогда, я музыкой занимался. Любовь, естественно, была. Ну как же, без любви такие вещи не делаются. В то время я был уже более-менее популярен в своем городе Николаеве, были известны мои песни, их везде крутили. А она сказала, что вообще не знает ни одной песни, не знает, кто я, не интересуется моими музыкальными способностями, а я ей нравлюсь как человек. Я не знаю, было это правдой, или она слукавила, но меня это так воодушевило, что, оказывается, меня можно ценить не только за песнюшки, а просто. И это было последней гирькой, которая перевесила, и перевесила быстро. Я был тогда свободен и чист, поэтому завоевать мое сердце было легко. <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> Я отношусь к такому типу людей: пока пинком не выпрут, буду вот так сидеть и жить. Она права на все сто процентов, права во всех претензиях. Раз она так говорит и так считает, значит, она права. Понятно, у меня может быть своя точка зрения. Но я не спорю и считаю, что, безусловно, в качестве мужа я хуже некуда.</p> <p style="margin: 0px; padding: 0px 0px 13px; background-color: rgb(255, 255, 255);"><strong style="margin: 0px; padding: 0px;">О трагическом ДТП в 2012 году и поиске спасения в трудных жизненных ситуациях в музыке: <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> </strong>В силу того что я оправдан, прав я не лишен, но я не езжу за рулем, у меня водитель. То, что я испытал в тот момент, я плохо помню, потому что у меня было ощущение, что я сам себя сбил, и какой-то период времени я пребывал в состоянии полного беспамятства. Через месяц после этого, как я понял, что со мной, я вспомнил, что должен заканчивать музыку к фильму. Я на карачках залез в студию, включил свою аппаратуру и начал писать музыку, потому что понимал: что бы со мной ни случилось, фильм должен выйти к определенному сроку. И, как часто бывало, музыка и моя работа постепенно вытащили меня за шкирку. <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> Есть такие вещи, которые я все равно буду делать, даже если буду знать, что завтра закончится жизнь. Например, когда я узнал о болезни сына, понятно, ни о какой работе не могло быть и речи, ни в голове, ни в сердце никакой музыки в такие моменты нет, ее не слышно. Но я все равно заставлял себя. Иногда я просто ползком поднимался к себе студию (она находится на третьем этаже в моем доме), садился за клавиши, и каким-то образом музыка приходила, вытесняя какие-то черные мысли, которые естественны, когда тебе плохо.</p> <p style="margin: 0px; padding: 0px 0px 13px; background-color: rgb(255, 255, 255);"><strong style="margin: 0px; padding: 0px;">Об опасностях продюсерской работы и одиночестве: <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> </strong>Отнюдь не работа, не карьера, не музыка главное в жизни. Даже такие чудеса, которые произошли с нами с Валерой, не делают человека счастливым. Этого мало, просто мало. Я не шахтер, не хоккеист, не космонавт, но это чрезвычайно опасная работа. Я думаю, потому продюсеров так мало у нас в стране: эта работа – прямой путь к одиночеству. <br style="margin: 0px; padding: 0px;" /> Сейчас я лелею такую мысль, чтобы немного сбавить обороты, меньше работать, пытаюсь планировать какую-то иную жизнь: путешествовать, поехать отдохнуть, посмотреть мир. Я думаю немножечко притормозить и больше уделять внимания детям, себе, близким. Мне кажется, пришло время радикально поменять свою жизнь.</p>

Загрузка комментариев...