Музыкальный портал
info@topzvuk.com

Хью Робджонс. Аналоговая теплота.

Хью Робджонс. Аналоговая теплота.
0

Хью Робджонс. Аналоговая теплота.

Дата публикации: 2 апреля 2015, 10:56
Нравится
Нравится
Хью Робджонс. Аналоговая теплота.

Аналоговая теплота в наши цифровые дни – это что-то вроде чаши Святого Грааля. Но что же это такое, почему к ней такое внимание, и как её можно использовать, чтобы улучшить свои записи?

Соберите вместе группу звукоинженеров, и рано или поздно беседа повернётся к обсуждению вопроса «аналоговой теплоты», и того, почему аналоговые вещи кажутся лучше, чем цифровые. Даже те инженеры и музыканты, которые никогда всерьёз не работали с аналоговыми системами (что не удивительно, потому что с 80-х годов прошлого века началось господство цифровых систем), загипнотизированы этим явлением и изо всех сил пытаются привнести эту «теплоту» в свою продукцию.

Так что же это такое – «АНАЛОГОВАЯ ТЕПЛОТА»?

Не у всех был опыт общения с аналоговым звукозаписывающим оборудованием, но все мы слышали и восхищались множеством классических альбомов, записанных благодаря этим технологиям.

Характер в записи создаётся благодаря комбинации многих факторов: сюда вносят вклад и инструменты, и сами музыканты, и микрофоны, предусилители, процессоры и эффекты (и то, как они используются). Но когда мы говорим об аналоговой теплоте, то обычно имеем в виду тот характер, который добавляют к звуку аналоговые системы записи/обработки и непосредственно сам носитель этой записи.

В этой статье я рассмотрю некоторые ключевые аналоговые технологии, часто связанные с понятием «аналоговой теплоты», и объясню, почему они создают именно такой звук. Хочу надеяться, что это позволит Вам более осознанно подойти к выбору оборудования и поможет получить миксы с аналоговым чувством.

Аналог против Цифры.

Хоть я и рос на аналоговом оборудовании, но всё равно считаю, что современная цифровая звукозапись – это существенный шаг вперёд. Конечно, многие ранние цифровые устройства не соответствовали той шумихе, которая окружала их, но технологии с тех пор очень продвинулись, и по моему мнению, цифровые системы могут теперь предоставить практически всё, что было когда-то обещано. На данный момент это почти совершенный носитель записи, который с абсолютной точностью и достоверностью передаёт Вам то, что было на него записано. Это очень, очень прекрасное свойство, но это не всегда то, что мы хотим: во многих случаях, технические недостатки и ограничения аналоговых систем стали неотъемлемой частью характера записанных звуков на которых мы все росли. И многие люди воспринимают это звучание как более приятное, лучшее, чем мы сегодня можем получить при помощи цифровых систем записи. И более того, некоторые из звуков, полученные в результате «злоупотребления» аналоговыми устройствами, стали сами по себе признанными эффектами (очевидные примеры – ламповая перегрузка и сатурация магнитной ленты).

Интересно, что звукозапись – не единственная сфера индустрии, которая обнаружила это свойство. Цифровые камеры и программы для работы с изображениями обычно предлагают массу «художественных» эффектов (например, обработка цифровой фотографии в стиле акварели, пастели, карандашного рисунка и т.д.). Моя собственная фотокамера предлагает режимы Стандарт, Портрет, Пейзаж, Нейтральный, Точный, Монохромный и три пользовательских. Каждый из них имеет свой тональный баланс, цветовую насыщенность, резкость и контраст, что позволяет художественно акцентировать внимание на том или ином аспекте объекта съёмки.

Короче говоря, кайф от художественного продукта (записанной музыки, фотографии, фильма или неважно чего) не обязательно заключается в точности передачи: чаще всего, именно настроение, характер и тонкие акценты делают результат более ярким и интересным, чем реальность.

Когда дело доходит до звука, лишь немногие аспекты аналоговой технологии предоставляют те артефакты и искажения, которые усиливают музыкальное воздействие и воспринимаются нами как приятные. Но именно эти вещи находятся в основе идеи «аналоговой теплоты». Конечно, аналоговое оборудование может быть дорого или недоступно, и, зачастую, очень обременительно в обслуживании и эксплуатации. Потому не удивительно, что многие люди ищут (и многие производители теперь предоставляют) программное обеспечение и процессоры, могущие ввести немного «аналогового характера» в «холодные» цепи цифровых систем. Какие-то из этих плагинов и процессоров работают хорошо, какие-то – не очень. Но вопрос в другом: чему же они фактически пытаются подражать?

Факторы «подогрева»

До сих пор, я говорил об аналоговом оборудовании лишь в общих чертах. Термин «аналоговое оборудование» охватывает целый мир микрофонов, магнитных лент, электронных ламп, трансформаторов, транзисторов и прочей электроники. Посмотрите на рисунок, изображающий довольно простую конфигурацию оборудования для аналоговой записи/сведения. И Вы увидите, что в каждом из участков этой цепи существует масса возможностей, чтобы добавить окраску и характер ещё до того, как будет сделана итоговая запись. Есть несколько явных факторов, создающих «аналоговую теплоту», и почти наверняка, наши уши требуют полной их комбинации: если сосредоточиться только на одном, то это, скорее всего, не предоставит действительно убедительный результат. Например, я сделал бы следующий список самых важных факторов:

- Магнитная запись и механические артефакты, возникающие при работе магнитофонов (девиации и другие проблемы со стабильностью скорости);

- Гармонические и негармонические искажения, вызванные трансформаторами и прочими индуктивными элементами;

- Искажения, возникающие в усилительных цепях (которые включают электронные лампы и/или полупроводниковые элементы).

Вместе с этими аспектами Вы должны рассмотреть и такие вещи, как частотный и динамический диапазон. Ленточные микрофоны, излучатели мониторов, магнитные ленты и многие ламповые устройства, выпущенные в период 50 – 60-х годов прошлого века, имели, с одной стороны, ограничения в передаче высоких частот, и с другой стороны – более полный бас. Кроме того, они имели свойство уменьшать динамику транзиентов (в результате магнитного или термоэлектронного насыщения).

Это оборудование имело как прямое влияние на звук, так и на то, какие решения примет инженер во время записи и сведения. Например, он может использовать более яркий микрофон или повысить высокие частоты на эквалайзере, зная, что эти верха и транзиенты будут приглажены в результате прохождения сигнала по цепи.

Катушечные магнитофоны.

Из всех трёх вышеупомянутых факторов, в наши дни мы реже всего сталкиваемся с аналоговыми магнитофонами. Эти профессиональные машины теперь слишком дорого стоят, и их обслуживание также является неподъёмной вещью для многих людей.

Многие из Вас, вероятно, знают о влиянии магнитной ленты на записанный звук, но мало кто рассматривает влияние самого магнитофона. Самая большая проблема для любой системы лентопротяжки – это контроль над скоростью движения ленты, и несовершенная природа этого контроля приводит к таким вещам, как «плавание» и «вибрация» звука. (Все эти явления часто называются одним общим словом «детонация». В англоязычной литературе детонации эквивалентен составной термин wow and flutter, где wow — «медленная» детонация («плавание» звука), flutter — «быстрая».) Можно сказать, что существует четыре варианта этих искажений: «drift» (дрейф) – обнаруживается ниже 0,1 Гц; «wow» (плавание) – обнаруживается в области 0,1 – 10 Гц; «flutter» (вибрация/дрожание/флаттер) – в области 10 – 100 Гц; «scrape flutter» (смычковый эффект/скрип/скребущая детонация) – в области 1 – 5 кГц. (Заранее прошу прощения за перевод этих терминов, но в русскоязычной литературе я не нашёл именно такой классификации. Хотя есть такая: до 4 Гц — «плавание» звука; 5-15 Гц — «дробление»; 15-25 Гц — «дрожание»; 25-100 Гц — «хриплость», «грязь» на средних частотах; свыше 100 Гц — дополнительные тоны (явно слышимые призвуки.) Человеческий слух наиболее чувствителен к колебаниям скорости с частотой 1 - 6 Гц. Немного объясню последний термин («scrape flutter»). По сути дела, это колебания натянутой ленты, возникающие от трения о неподвижные элементы лентопротяжного механизма (головки или ролики). Точно также звучит скрипичная струна, когда Вы проводите по ней смычком.

К 80-м годам разработчики уменьшили подобные искажения до минимума, но полностью удалить их так и не смогли. Даже великолепный двухдорожечный Studer A820 показывал при скорости ленты 15” значения «wow and flutter» 0,04% (у нас это называется коэффициентом детонации или коэффициентом паразитной частотной модуляции). Это очень малое значение. Но всё-таки…

Одно аналоговое оборудование подражает другому: Rupert Neve Designs Portico 5042 использует индуктивно связанные катушки, чтобы имитировать процессы, происходящие в магнитофонных головках и звукозаписывающем тракте (на фотографии видны настоящие магнитные головки).

Так какой же возникает слышимый эффект от таких низкоуровневых детонаций скорости? Дело в том, что циклические колебания, вызванные флаттером (и особенно его быстрой «скрипучей» разновидностью), создают тонкие боковые полосы и шумовую модуляцию вокруг записанного сигнала. Это добавляет к звуку некоторые низкоуровневые искажения и грязь (одним словом «гранж» - «grunge»). Высококачественные магнитофоны свели подобные артефакты до минимума, но всё равно они там присутствует. Таким образом, вызванные флаттером боковые полосы и шумовые модуляции – это врождённый элемент любой аналоговой магнитной записи. И наш слух воспринимает их как часть записанного звука (и ожидает, что они должны там быть) – и как часть того, что мы называем аналоговой теплотой.

Чем большее количество раз делался баунсинг на одной и той же ленте, тем сильнее становились побочные эффекты, поскольку при каждом проходе всё добавлялись и добавлялись эти низкоуровневые искажения. Порождённый таким процессом звуковой характер стал очень распространённым в конце 70-х – начале 80-х годов прошлого века, когда большие многодорожечные форматы стали банальным явлением, и такие операции, как наложение и баунсинг, стали обычными рутинными делами.

Эти некогда общие признаки всех аналоговых магнитозаписей теперь полностью отсутствуют в цифровых системах. И я не знаю ни одного плагина, который полностью воссоздавал бы такие явления, как гранж и флаттер. Хотя некоторые производители утверждают, что их продукты могут имитировать подобные эффекты (например, Digidesign Reel Tape Suite), но до сих пор я не услышал ни одного, который был бы действительно убедительным в этом отношении.
Сатурация магнитной ленты

Большинство людей, читающих эту статью, слышали о таком явлении, как сатурация (насыщение) магнитной ленты, и о той ключевой роли, которую она играет в деле создания «аналоговой теплоты». Это очень сложное явление, но некоторые производители достигли очень неплохих успехов в его имитации – как в аналоговых устройствах, так и в цифровых плагинах. Аналоговая магнитозапись имеет врождённую нелинейность. Она определяется сложной комбинацией из химического состава ленты, конструкции записывающих и воспроизводящих головок, скорости движения ленты, её ширины, корректирующей эквализации, уровня и формы высокочастотного подмагничивания. Слишком много переменных, требующих учёта! Всё это вводит определённые гармонические искажения (особенно в низких частотах), неравномерность частотной и фазовой характеристик, уменьшение динамического диапазона (главным образом, затрагивающее высокочастотные транзиенты через эффекты магнитного насыщения и самостирания).

Все магнитофоны используют ту или иную систему подмагничивания (bias), которая линеаризует свойства магнитной ленты и минимизирует низко- и среднечастотные гармонические искажения. Однако, такая оптимизация искажений происходит за счёт уменьшения ширины высокочастотного диапазона и точности в передаче транзиентов – но это обеспечивает более «тёплый» звуковой характер, чем плоский и линейный ответ цифровых систем. Различия в частотных характеристиках не очень велики, но нежный спад аналоговой АЧХ и связанная с ней фазовая характеристика таковы, что это воспринимается слухом как более тёплое звучание, чем то, что приходит из совершенной и прекрасной цифровой системы (даже имеющей очень близкие графики характеристик).

Вкратце перечислю некоторые другие явления, могущие проявиться в результате сложных процессов, происходящих внутри аналогового магнитофона. Это высокочастотный «звон»-резонанс в корректирующем эквалайзере; подъём в средних частотах из-за влияния тока подмагничивания (особенно заметен при малых скоростях ленты); и искажение (часто с очень существенной 3-й гармоникой), происходящее при записи громких низкочастотных звуков.

Хотя частотная характеристика это важный фактор для звуковой теплоты, и даже очень маленькие её изменения (от децибела и меньше) могут существенно влиять на воспринимаемый звуковой характер, дело не только в ней. Если бы всё было так просто, то изменив соответствующим образом частотные характеристики наших цифровых систем, мы мигом бы избавились от всех жалоб на «цифровую стерильность». Да, частотная характеристика играет важную роль, но, на мой взгляд, эффект, который имеет аналоговая запись на транзиенты звукового сигнала, намного важнее.

Дело в том, что в большинстве случаев, громкие высокочастотные транзиенты просто не переживают запись на ленту. Первый удар по ним наносит магнитное насыщение, а эффект самостирания довершает разгром. Именно из-за этого эффекта звук, записанный на аналоговую магнитную ленту, со временем несколько теряет свою яркость. Но с другой стороны, высокие частоты становятся более мягкими и менее «нахальными», поскольку уменьшается воздействие и уровень транзиентов. И, как мне кажется, всё это вносит неоценимый вклад в дело создания «аналоговой теплоты». А вот цифровые системы лишены таких «недостатков» и могут хранить записанную на них информацию практически вечно без каких-либо потерь.

Есть множество плагинов, имитирующих свойства аналоговой магнитной ленты (и эффект сатурации в частности). Вам стоит испытать такие вещи, как Crane Song Phoenix Tape Emulation, MсDSP Analog Channel, PSP Vintage Warmer, Voxengo Tapebus и Nomad Factory E tube Tape Warmer. Мне также нравится плагин для цифровых пультов Yamaha, который называется AE02I Master Strip. Среди аппаратных устройств очень неплохо выглядят такие приборы, как Rupert Neve Designs Portico 5042, Crane Song Hedd и Anamod ATS I. Кроме моделирования типичных эффектов, возникающих при прохождении сигнала по цепям магнитофона и при магнитном насыщении ленты, некоторые из этих процессоров пытаются моделировать и тональные изменения, вызванные различными параметрами настройки тока подмагничивания, различными типами лент и скоростью их движения. Но, на мой взгляд, хотя все эти плагины и приборы и являются полезными инструментами, могущими дать знакомый привкус «аналоговой теплоты», что-то всё равно теряется безвозвратно…

Трансформаторы.

Любое устройство, в котором имеются элементы с индуктивной связью, может внести в сигнал различные виды гармонических и нелинейных искажений – как приятных для слуха, так и не очень. С самых ранних дней трансформаторы были неотъемлемой частью звукового оборудования. Зачастую они стояли на всех входах и выходах, а также между усилительными каскадами. В звуковых цепях многих устройств, выпущенных в 60 – 70-е года ХХ века, можно было легко насчитать 10 и более трансформаторов!

Гармоническое искажение в трансформаторах вызвано двумя причинами: гистерезис и магнитное насыщение. Гистерезис больше влияет на низкоуровневые сигналы, магнитное насыщение – на высокоуровневые. Сильнее всего эти эффекты проявляются в низких частотах, и приводят, главным образом, к искажению с преобладающей 3-й гармоникой. Многие факторы влияют на уровень звукового искажения, но, как мне кажется, ключевой – это материал, из которого изготовлен сердечник трансформатора. Сердечники, изготовленные из сплавов с высоким содержанием никеля, имеют наименьшее количество искажений, связанных с гистерезисом (но это приводит к значительному их удорожанию). А вот сердечники, изготовленные из обычной мягкой стали, дают намного больше искажений, зато очень дёшевы. Вы можете почитать о факторах, связанных с трансформаторными искажениями, и о характере, который они имеют, в разделе под названием «Как искажают трансформаторы».

Усилительные (активные) цепи.

Искажение, возникающее в усилительных элементах, обычно является частью процесса подъёма уровней сигнала (читайте раздел «Как искажают усилители»). Природа этого искажения очень сильно зависит от топологии цепи, от типа активных элементов и даже от того, какое используется электропитание для них. Один из таких активных элементов – это электронная лампа, и многие люди именно с ней связывают понятие «аналоговой теплоты». Тем не менее, не очень сложно спроектировать и изготовить полупроводниковое устройство (на дискретных транзисторах или интегральных микросхемах), которое будет звучать так «тепло», насколько только потребуется. Существует масса раритетного полупроводникового оборудования, носящего гордое звание «Заслуженного аналогового подогревателя». Один из самых видных представителей – это классические микшерные консоли Neve. Так что не думайте, что если в чём-то не стоят лампы, то это не будет хорошо звучать.

При изготовлении звукового оборудования могут использоваться различные виды электронных ламп, но самые типичные – это триоды (например ECC83/12AX7), лучевые тетроды (KT88/6550) и пентоды (ECL86). Триоды обычно применяются для усиления сигналов микрофонного и линейного уровней, а лучевые тетроды и пентоды используются в усилителях мощности. Хотя любому из них можно поменять роль (всё зависит от схемотехнических решений). В этом месте стоит обратить внимание на одну важную деталь: триоды зачастую используются в усилительных цепях с несимметричным выходом и производят довольно много чётных и нечётных гармонических искажений. А вот лучевые тетроды и пентоды обычно применяются в двухтактных усилителях мощности класса A и AB, у которых практически отсутствуют чётные гармонические искажения, но зато имеются нечётные. (Смотрите разделы «Что такое гармонические искажения» и «Как работают электронные лампы»).

Всё это в такой же самой степени относится и к полупроводниковым устройствам (биполярным и полевым транзисторам, или их близким родственникам – микросхемам). Ведь базовые топологии, используемые при проектировании ламповых или полупроводниковых приборов, не особо отличаются друг от друга – выбирая ту или иную базовую схему, Вы получаете характерные для неё виды искажений. И действительно, топология сигнальных цепей намного сильнее влияет на количество и характер искажений, чем тип активного элемента, который фактически используется в ней. Например, в устройствах А-класса количество искажений падает с понижением уровня сигнала (независимо от того, на лампах или на транзисторах они работают). А вот в устройствах с топологией АВ-класса количество искажений более-менее постоянно при любом уровне сигнала. Как следствие, при малых уровнях сигнала эти искажения могут стать слышимыми. И на вершине списка – усилители В-класса. У них имеются так называемые «crossover distortion» (искажения при переходе через ноль, искажения центральной отсечки - нарушение непрерывности звукового сигнала в двухтактных усилителях, когда происходит переключение транзисторов или ламп). Одним словом – переключательные искажения. Эти искажения не имеют никакой музыкальной связи с исходными звуковыми сигналами. Они звучат не очень приятно и определённо не «тепло».

Таким образом, выбранная топология в большей степени определяет, какие возникнут искажения и как они будут соотноситься с низкими уровнями сигнала. Но есть и другие факторы. Нам обязательно следует рассмотреть, что же случается с сигналами, которые имеют большой уровень. Динамический диапазон электронной лампы достаточно линеен и очень широк, но очень громкие сигналы могут выйти из этой линейной зоны, и попасть в ту область, где характеристика лампы плавно изгибается в насыщение (сатурацию). В конце концов, сигнал всё-таки дойдёт до клиппинга, но перед этим в него будут добавлены относительно мягкое низкоуровневое гармоническое искажение и музыкально «дружественная» интермодуляция разных спектральных компонентов. Гитарные усилители с успехом эксплуатируют этот нелинейный участок (все мы слышали этот эффект, так что описывать его не будем).

Большинство полупроводниковых устройств работает в более узких рамках входных напряжений, и в том случае, если сигнал выходит из линейного рабочего диапазона, он немедленно попадает в область с очень резкой нелинейностью. Обычно это приводит к агрессивному высокоуровневому гармоническому искажению и неприятным интермодуляционным эффектам. Конечно, вполне возможно спроектировать полупроводниковую схему так, чтобы перегрузка происходила более изящно, но, к сожалению, такие «благозвучные» схемотехнические решения применяются, в основном, в достаточно дорогостоящем оборудовании.

Ещё один камень в полупроводниковый огород – это воспринимаемое слухом влияние отрицательной обратной связи (ООС). Ламповые усилители (особенно на базе триодов) либо вообще не нуждаются в ней, либо требуют очень небольшого её количества. А вот полупроводниковые аппараты (особенно ранние) часто использовали очень большой уровень ООС. В результате, большинство ламповых приборов имеет намного большее количество гармонических искажений, чем у полупроводниковых (поскольку ООС как раз и предназначена для того, чтобы уменьшать уровень гармонических искажений). Но, с другой стороны, большой уровень отрицательной обратной связи приводит к другим проблемам. Среди них – повреждение высокочастотных транзиентов и негативное влияние на динамику сигналов со сложным спектральным составом. Но дело идёт на лад, поскольку современные полупроводниковые приборы требуют ввода намного меньшего уровня отрицательной обратной связи (чем это было раньше), поскольку технологии продвинулись вперёд и это теперь не настолько актуально. Таким образом, поведение современных транзисторов при переходных процессах начинает напоминать поведение электронных ламп, но при гораздо меньшем количестве искажений.

То, какое электропитание используется, также может стать важным фактором звукового качества. Например, для раритетных ламповых устройств характерны просадки электропитания, которые возникают при появлении громких сигналов. Это приводит к своеобразному сжатию динамики, или даже к эффекту динамической модуляции. Но эта проблема не ограничивается только лишь ламповыми аппаратами – для полупроводниковых приборов всё может быть ещё хуже, поскольку они обычно работают от источников с низким напряжением, но потребляют при этом большие токи (у ламп всё наоборот).

Уроки из прошлого.

Как я уже сказал ранее, наука, лежащая в основе этого очаровательного предмета, очень сложна. Я посвятил довольно много времени изучению данного явления, и я верю, что именно описанные выше факторы являются первичными предпосылками того мистического звукового характера, который мы называем «аналоговой теплотой». Я также сказал в начале, что это является следствием комбинации многих (если не всех) этих факторов, и что обязательно требуется смоделировать их всех, чтобы получить соответствующий убедительный результат. Гармоническое искажение – один из ключевых факторов, который имеет множество разновидностей и проявлений на самых разных уровнях сигналов.

Трансформаторы имеют тенденцию сильнее «утолщать» низкоуровневые звуки, чем высокоуровневые. А вот некоторые активные элементы (особенно ламповые триоды), обычно работают наоборот. Сатурация магнитной ленты также добавляет свой вид гармонического искажения. Кроме того, сюда же вносят свою лепту частотные и фазовые искажения, связанные с демпфированием трансформаторов, корректирующей эквализацией, подмагничиванием и т.п. И, наконец, есть сложные модуляционные эффекты, вызванные мелкими колебаниями скорости движения ленты – флаттером. Да, физика аналоговой записи далеко не простой предмет!

Но что же это означает на практике? Несомненно, что каждый человек воспринимает понятие «аналоговой теплоты» по своему, но я предполагаю, что есть три различных подхода, которые можно применить, чтобы попытаться добавить аналоговый «аромат» в свои миксы. И Вы можете использовать их в любой комбинации. Первый, самый очевидный подход – это скопировать старые методы: использовать при записи аналоговое оборудование, включая магнитофон (даже если Вы планируете потом всё импортировать в DAW). Второй – это обработать записанные на цифровой носитель дорожки при помощи плагинов, имитирующих цепи аналогового трекинга. Третий – это попытаться обработать готовый микс при помощи аналогового или цифрового процессора (или соответствующего программного обеспечения).

Первый из них – это, очевидно, самый подлинный подход. Хотя значительная доля из того оборудования, что использовалось при записи многих классических альбомов, теперь предельно дорога (вспомните листовой ревербератор EMT Plate или лимитер Fairchild 670). Второй подход, вероятно, сам по себе не будет совершенно убедительным, но может привести к великолепным результатам в комбинации с настоящим аналоговым оборудованием. Что касается третьего подхода, то я ещё не нашёл единственный волшебный процессор (аппаратный или виртуальный), который смог бы немедленно преобразовать «стерильный» цифровой микс во что-то, что обладает чудесной, настоящей «аналоговой теплотой» (хотя некоторые процессоры действительно работают очень хорошо).

Предусилители, компрессоры и микшеры-сумматоры, все, как мне кажется, оказывают определённый желательный эффект (причём, даже при отключении любой обработки сигнала), поскольку врождённые свойства аналоговой схемы придают миксу некоторый характер. И было бы неплохо достичь того же самого эффекта и в цифровой среде. Потому сейчас многие разработчики программного обеспечения прилагают массу усилий, чтобы добиться этой цели. И, с другой стороны, нынешние аудиоинтерфейсы достигли таких высот, что старые аргументы относительно того, что надо уменьшать количество AD/DA-преобразований до минимума, уже потеряли всякую актуальность: нет никакой заметной потери звукового качества даже при очень большом количестве преобразований одного и того же сигнала. Таким образом, ничто не мешает выводить сигналы из DAW, пропускать их через любое аналоговое оборудование и возвращать обратно.

Хью Робджонс. Аналоговая теплота.

Хью Робджонс. Аналоговая теплота.<br /> <br /> Аналоговая теплота в наши цифровые дни – это что-то вроде чаши Святого Грааля. Но что же это такое, почему к ней такое внимание, и как её можно использовать, чтобы улучшить свои записи?<br /> <br /> Соберите вместе группу звукоинженеров, и рано или поздно беседа повернётся к обсуждению вопроса «аналоговой теплоты», и того, почему аналоговые вещи кажутся лучше, чем цифровые. Даже те инженеры и музыканты, которые никогда всерьёз не работали с аналоговыми системами (что не удивительно, потому что с 80-х годов прошлого века началось господство цифровых систем), загипнотизированы этим явлением и изо всех сил пытаются привнести эту «теплоту» в свою продукцию.<br /> <br /> Так что же это такое – «АНАЛОГОВАЯ ТЕПЛОТА»?<br /> <br /> Не у всех был опыт общения с аналоговым звукозаписывающим оборудованием, но все мы слышали и восхищались множеством классических альбомов, записанных благодаря этим технологиям.<br /> <br /> Характер в записи создаётся благодаря комбинации многих факторов: сюда вносят вклад и инструменты, и сами музыканты, и микрофоны, предусилители, процессоры и эффекты (и то, как они используются). Но когда мы говорим об аналоговой теплоте, то обычно имеем в виду тот характер, который добавляют к звуку аналоговые системы записи/обработки и непосредственно сам носитель этой записи.<br /> <br /> В этой статье я рассмотрю некоторые ключевые аналоговые технологии, часто связанные с понятием «аналоговой теплоты», и объясню, почему они создают именно такой звук. Хочу надеяться, что это позволит Вам более осознанно подойти к выбору оборудования и поможет получить миксы с аналоговым чувством.<br /> <br /> Аналог против Цифры.<br /> <br /> Хоть я и рос на аналоговом оборудовании, но всё равно считаю, что современная цифровая звукозапись – это существенный шаг вперёд. Конечно, многие ранние цифровые устройства не соответствовали той шумихе, которая окружала их, но технологии с тех пор очень продвинулись, и по моему мнению, цифровые системы могут теперь предоставить практически всё, что было когда-то обещано. На данный момент это почти совершенный носитель записи, который с абсолютной точностью и достоверностью передаёт Вам то, что было на него записано. Это очень, очень прекрасное свойство, но это не всегда то, что мы хотим: во многих случаях, технические недостатки и ограничения аналоговых систем стали неотъемлемой частью характера записанных звуков на которых мы все росли. И многие люди воспринимают это звучание как более приятное, лучшее, чем мы сегодня можем получить при помощи цифровых систем записи. И более того, некоторые из звуков, полученные в результате «злоупотребления» аналоговыми устройствами, стали сами по себе признанными эффектами (очевидные примеры – ламповая перегрузка и сатурация магнитной ленты).<br /> <br /> Интересно, что звукозапись – не единственная сфера индустрии, которая обнаружила это свойство. Цифровые камеры и программы для работы с изображениями обычно предлагают массу «художественных» эффектов (например, обработка цифровой фотографии в стиле акварели, пастели, карандашного рисунка и т.д.). Моя собственная фотокамера предлагает режимы Стандарт, Портрет, Пейзаж, Нейтральный, Точный, Монохромный и три пользовательских. Каждый из них имеет свой тональный баланс, цветовую насыщенность, резкость и контраст, что позволяет художественно акцентировать внимание на том или ином аспекте объекта съёмки.<br /> <br /> Короче говоря, кайф от художественного продукта (записанной музыки, фотографии, фильма или неважно чего) не обязательно заключается в точности передачи: чаще всего, именно настроение, характер и тонкие акценты делают результат более ярким и интересным, чем реальность.<br /> <br /> Когда дело доходит до звука, лишь немногие аспекты аналоговой технологии предоставляют те артефакты и искажения, которые усиливают музыкальное воздействие и воспринимаются нами как приятные. Но именно эти вещи находятся в основе идеи «аналоговой теплоты». Конечно, аналоговое оборудование может быть дорого или недоступно, и, зачастую, очень обременительно в обслуживании и эксплуатации. Потому не удивительно, что многие люди ищут (и многие производители теперь предоставляют) программное обеспечение и процессоры, могущие ввести немного «аналогового характера» в «холодные» цепи цифровых систем. Какие-то из этих плагинов и процессоров работают хорошо, какие-то – не очень. Но вопрос в другом: чему же они фактически пытаются подражать?<br /> <br /> Факторы «подогрева»<br /> <br /> До сих пор, я говорил об аналоговом оборудовании лишь в общих чертах. Термин «аналоговое оборудование» охватывает целый мир микрофонов, магнитных лент, электронных ламп, трансформаторов, транзисторов и прочей электроники. Посмотрите на рисунок, изображающий довольно простую конфигурацию оборудования для аналоговой записи/сведения. И Вы увидите, что в каждом из участков этой цепи существует масса возможностей, чтобы добавить окраску и характер ещё до того, как будет сделана итоговая запись. Есть несколько явных факторов, создающих «аналоговую теплоту», и почти наверняка, наши уши требуют полной их комбинации: если сосредоточиться только на одном, то это, скорее всего, не предоставит действительно убедительный результат. Например, я сделал бы следующий список самых важных факторов:<br /> <br /> - Магнитная запись и механические артефакты, возникающие при работе магнитофонов (девиации и другие проблемы со стабильностью скорости);<br /> <br /> - Гармонические и негармонические искажения, вызванные трансформаторами и прочими индуктивными элементами;<br /> <br /> - Искажения, возникающие в усилительных цепях (которые включают электронные лампы и/или полупроводниковые элементы).<br /> <br /> Вместе с этими аспектами Вы должны рассмотреть и такие вещи, как частотный и динамический диапазон. Ленточные микрофоны, излучатели мониторов, магнитные ленты и многие ламповые устройства, выпущенные в период 50 – 60-х годов прошлого века, имели, с одной стороны, ограничения в передаче высоких частот, и с другой стороны – более полный бас. Кроме того, они имели свойство уменьшать динамику транзиентов (в результате магнитного или термоэлектронного насыщения).<br /> <br /> Это оборудование имело как прямое влияние на звук, так и на то, какие решения примет инженер во время записи и сведения. Например, он может использовать более яркий микрофон или повысить высокие частоты на эквалайзере, зная, что эти верха и транзиенты будут приглажены в результате прохождения сигнала по цепи.<br /> <br /> Катушечные магнитофоны.<br /> <br /> Из всех трёх вышеупомянутых факторов, в наши дни мы реже всего сталкиваемся с аналоговыми магнитофонами. Эти профессиональные машины теперь слишком дорого стоят, и их обслуживание также является неподъёмной вещью для многих людей.<br /> <br /> Многие из Вас, вероятно, знают о влиянии магнитной ленты на записанный звук, но мало кто рассматривает влияние самого магнитофона. Самая большая проблема для любой системы лентопротяжки – это контроль над скоростью движения ленты, и несовершенная природа этого контроля приводит к таким вещам, как «плавание» и «вибрация» звука. (Все эти явления часто называются одним общим словом «детонация». В англоязычной литературе детонации эквивалентен составной термин wow and flutter, где wow — «медленная» детонация («плавание» звука), flutter — «быстрая».) Можно сказать, что существует четыре варианта этих искажений: «drift» (дрейф) – обнаруживается ниже 0,1 Гц; «wow» (плавание) – обнаруживается в области 0,1 – 10 Гц; «flutter» (вибрация/дрожание/флаттер) – в области 10 – 100 Гц; «scrape flutter» (смычковый эффект/скрип/скребущая детонация) – в области 1 – 5 кГц. (Заранее прошу прощения за перевод этих терминов, но в русскоязычной литературе я не нашёл именно такой классификации. Хотя есть такая: до 4 Гц — «плавание» звука; 5-15 Гц — «дробление»; 15-25 Гц — «дрожание»; 25-100 Гц — «хриплость», «грязь» на средних частотах; свыше 100 Гц — дополнительные тоны (явно слышимые призвуки.) Человеческий слух наиболее чувствителен к колебаниям скорости с частотой 1 - 6 Гц. Немного объясню последний термин («scrape flutter»). По сути дела, это колебания натянутой ленты, возникающие от трения о неподвижные элементы лентопротяжного механизма (головки или ролики). Точно также звучит скрипичная струна, когда Вы проводите по ней смычком.<br /> <br /> К 80-м годам разработчики уменьшили подобные искажения до минимума, но полностью удалить их так и не смогли. Даже великолепный двухдорожечный Studer A820 показывал при скорости ленты 15” значения «wow and flutter» 0,04% (у нас это называется коэффициентом детонации или коэффициентом паразитной частотной модуляции). Это очень малое значение. Но всё-таки…<br /> <br /> Одно аналоговое оборудование подражает другому: Rupert Neve Designs Portico 5042 использует индуктивно связанные катушки, чтобы имитировать процессы, происходящие в магнитофонных головках и звукозаписывающем тракте (на фотографии видны настоящие магнитные головки).<br /> <br /> Так какой же возникает слышимый эффект от таких низкоуровневых детонаций скорости? Дело в том, что циклические колебания, вызванные флаттером (и особенно его быстрой «скрипучей» разновидностью), создают тонкие боковые полосы и шумовую модуляцию вокруг записанного сигнала. Это добавляет к звуку некоторые низкоуровневые искажения и грязь (одним словом «гранж» - «grunge»). Высококачественные магнитофоны свели подобные артефакты до минимума, но всё равно они там присутствует. Таким образом, вызванные флаттером боковые полосы и шумовые модуляции – это врождённый элемент любой аналоговой магнитной записи. И наш слух воспринимает их как часть записанного звука (и ожидает, что они должны там быть) – и как часть того, что мы называем аналоговой теплотой.<br /> <br /> Чем большее количество раз делался баунсинг на одной и той же ленте, тем сильнее становились побочные эффекты, поскольку при каждом проходе всё добавлялись и добавлялись эти низкоуровневые искажения. Порождённый таким процессом звуковой характер стал очень распространённым в конце 70-х – начале 80-х годов прошлого века, когда большие многодорожечные форматы стали банальным явлением, и такие операции, как наложение и баунсинг, стали обычными рутинными делами.<br /> <br /> Эти некогда общие признаки всех аналоговых магнитозаписей теперь полностью отсутствуют в цифровых системах. И я не знаю ни одного плагина, который полностью воссоздавал бы такие явления, как гранж и флаттер. Хотя некоторые производители утверждают, что их продукты могут имитировать подобные эффекты (например, Digidesign Reel Tape Suite), но до сих пор я не услышал ни одного, который был бы действительно убедительным в этом отношении.<br /> Сатурация магнитной ленты<br /> <br /> Большинство людей, читающих эту статью, слышали о таком явлении, как сатурация (насыщение) магнитной ленты, и о той ключевой роли, которую она играет в деле создания «аналоговой теплоты». Это очень сложное явление, но некоторые производители достигли очень неплохих успехов в его имитации – как в аналоговых устройствах, так и в цифровых плагинах. Аналоговая магнитозапись имеет врождённую нелинейность. Она определяется сложной комбинацией из химического состава ленты, конструкции записывающих и воспроизводящих головок, скорости движения ленты, её ширины, корректирующей эквализации, уровня и формы высокочастотного подмагничивания. Слишком много переменных, требующих учёта! Всё это вводит определённые гармонические искажения (особенно в низких частотах), неравномерность частотной и фазовой характеристик, уменьшение динамического диапазона (главным образом, затрагивающее высокочастотные транзиенты через эффекты магнитного насыщения и самостирания).<br /> <br /> Все магнитофоны используют ту или иную систему подмагничивания (bias), которая линеаризует свойства магнитной ленты и минимизирует низко- и среднечастотные гармонические искажения. Однако, такая оптимизация искажений происходит за счёт уменьшения ширины высокочастотного диапазона и точности в передаче транзиентов – но это обеспечивает более «тёплый» звуковой характер, чем плоский и линейный ответ цифровых систем. Различия в частотных характеристиках не очень велики, но нежный спад аналоговой АЧХ и связанная с ней фазовая характеристика таковы, что это воспринимается слухом как более тёплое звучание, чем то, что приходит из совершенной и прекрасной цифровой системы (даже имеющей очень близкие графики характеристик). <br /> <br /> Вкратце перечислю некоторые другие явления, могущие проявиться в результате сложных процессов, происходящих внутри аналогового магнитофона. Это высокочастотный «звон»-резонанс в корректирующем эквалайзере; подъём в средних частотах из-за влияния тока подмагничивания (особенно заметен при малых скоростях ленты); и искажение (часто с очень существенной 3-й гармоникой), происходящее при записи громких низкочастотных звуков.<br /> <br /> Хотя частотная характеристика это важный фактор для звуковой теплоты, и даже очень маленькие её изменения (от децибела и меньше) могут существенно влиять на воспринимаемый звуковой характер, дело не только в ней. Если бы всё было так просто, то изменив соответствующим образом частотные характеристики наших цифровых систем, мы мигом бы избавились от всех жалоб на «цифровую стерильность». Да, частотная характеристика играет важную роль, но, на мой взгляд, эффект, который имеет аналоговая запись на транзиенты звукового сигнала, намного важнее.<br /> <br /> Дело в том, что в большинстве случаев, громкие высокочастотные транзиенты просто не переживают запись на ленту. Первый удар по ним наносит магнитное насыщение, а эффект самостирания довершает разгром. Именно из-за этого эффекта звук, записанный на аналоговую магнитную ленту, со временем несколько теряет свою яркость. Но с другой стороны, высокие частоты становятся более мягкими и менее «нахальными», поскольку уменьшается воздействие и уровень транзиентов. И, как мне кажется, всё это вносит неоценимый вклад в дело создания «аналоговой теплоты». А вот цифровые системы лишены таких «недостатков» и могут хранить записанную на них информацию практически вечно без каких-либо потерь.<br /> <br /> Есть множество плагинов, имитирующих свойства аналоговой магнитной ленты (и эффект сатурации в частности). Вам стоит испытать такие вещи, как Crane Song Phoenix Tape Emulation, MсDSP Analog Channel, PSP Vintage Warmer, Voxengo Tapebus и Nomad Factory E tube Tape Warmer. Мне также нравится плагин для цифровых пультов Yamaha, который называется AE02I Master Strip. Среди аппаратных устройств очень неплохо выглядят такие приборы, как Rupert Neve Designs Portico 5042, Crane Song Hedd и Anamod ATS I. Кроме моделирования типичных эффектов, возникающих при прохождении сигнала по цепям магнитофона и при магнитном насыщении ленты, некоторые из этих процессоров пытаются моделировать и тональные изменения, вызванные различными параметрами настройки тока подмагничивания, различными типами лент и скоростью их движения. Но, на мой взгляд, хотя все эти плагины и приборы и являются полезными инструментами, могущими дать знакомый привкус «аналоговой теплоты», что-то всё равно теряется безвозвратно…<br /> <br /> Трансформаторы.<br /> <br /> Любое устройство, в котором имеются элементы с индуктивной связью, может внести в сигнал различные виды гармонических и нелинейных искажений – как приятных для слуха, так и не очень. С самых ранних дней трансформаторы были неотъемлемой частью звукового оборудования. Зачастую они стояли на всех входах и выходах, а также между усилительными каскадами. В звуковых цепях многих устройств, выпущенных в 60 – 70-е года ХХ века, можно было легко насчитать 10 и более трансформаторов!<br /> <br /> Гармоническое искажение в трансформаторах вызвано двумя причинами: гистерезис и магнитное насыщение. Гистерезис больше влияет на низкоуровневые сигналы, магнитное насыщение – на высокоуровневые. Сильнее всего эти эффекты проявляются в низких частотах, и приводят, главным образом, к искажению с преобладающей 3-й гармоникой. Многие факторы влияют на уровень звукового искажения, но, как мне кажется, ключевой – это материал, из которого изготовлен сердечник трансформатора. Сердечники, изготовленные из сплавов с высоким содержанием никеля, имеют наименьшее количество искажений, связанных с гистерезисом (но это приводит к значительному их удорожанию). А вот сердечники, изготовленные из обычной мягкой стали, дают намного больше искажений, зато очень дёшевы. Вы можете почитать о факторах, связанных с трансформаторными искажениями, и о характере, который они имеют, в разделе под названием «Как искажают трансформаторы».<br /> <br /> Усилительные (активные) цепи.<br /> <br /> Искажение, возникающее в усилительных элементах, обычно является частью процесса подъёма уровней сигнала (читайте раздел «Как искажают усилители»). Природа этого искажения очень сильно зависит от топологии цепи, от типа активных элементов и даже от того, какое используется электропитание для них. Один из таких активных элементов – это электронная лампа, и многие люди именно с ней связывают понятие «аналоговой теплоты». Тем не менее, не очень сложно спроектировать и изготовить полупроводниковое устройство (на дискретных транзисторах или интегральных микросхемах), которое будет звучать так «тепло», насколько только потребуется. Существует масса раритетного полупроводникового оборудования, носящего гордое звание «Заслуженного аналогового подогревателя». Один из самых видных представителей – это классические микшерные консоли Neve. Так что не думайте, что если в чём-то не стоят лампы, то это не будет хорошо звучать.<br /> <br /> При изготовлении звукового оборудования могут использоваться различные виды электронных ламп, но самые типичные – это триоды (например ECC83/12AX7), лучевые тетроды (KT88/6550) и пентоды (ECL86). Триоды обычно применяются для усиления сигналов микрофонного и линейного уровней, а лучевые тетроды и пентоды используются в усилителях мощности. Хотя любому из них можно поменять роль (всё зависит от схемотехнических решений). В этом месте стоит обратить внимание на одну важную деталь: триоды зачастую используются в усилительных цепях с несимметричным выходом и производят довольно много чётных и нечётных гармонических искажений. А вот лучевые тетроды и пентоды обычно применяются в двухтактных усилителях мощности класса A и AB, у которых практически отсутствуют чётные гармонические искажения, но зато имеются нечётные. (Смотрите разделы «Что такое гармонические искажения» и «Как работают электронные лампы»).<br /> <br /> Всё это в такой же самой степени относится и к полупроводниковым устройствам (биполярным и полевым транзисторам, или их близким родственникам – микросхемам). Ведь базовые топологии, используемые при проектировании ламповых или полупроводниковых приборов, не особо отличаются друг от друга – выбирая ту или иную базовую схему, Вы получаете характерные для неё виды искажений. И действительно, топология сигнальных цепей намного сильнее влияет на количество и характер искажений, чем тип активного элемента, который фактически используется в ней. Например, в устройствах А-класса количество искажений падает с понижением уровня сигнала (независимо от того, на лампах или на транзисторах они работают). А вот в устройствах с топологией АВ-класса количество искажений более-менее постоянно при любом уровне сигнала. Как следствие, при малых уровнях сигнала эти искажения могут стать слышимыми. И на вершине списка – усилители В-класса. У них имеются так называемые «crossover distortion» (искажения при переходе через ноль, искажения центральной отсечки - нарушение непрерывности звукового сигнала в двухтактных усилителях, когда происходит переключение транзисторов или ламп). Одним словом – переключательные искажения. Эти искажения не имеют никакой музыкальной связи с исходными звуковыми сигналами. Они звучат не очень приятно и определённо не «тепло».<br /> <br /> Таким образом, выбранная топология в большей степени определяет, какие возникнут искажения и как они будут соотноситься с низкими уровнями сигнала. Но есть и другие факторы. Нам обязательно следует рассмотреть, что же случается с сигналами, которые имеют большой уровень. Динамический диапазон электронной лампы достаточно линеен и очень широк, но очень громкие сигналы могут выйти из этой линейной зоны, и попасть в ту область, где характеристика лампы плавно изгибается в насыщение (сатурацию). В конце концов, сигнал всё-таки дойдёт до клиппинга, но перед этим в него будут добавлены относительно мягкое низкоуровневое гармоническое искажение и музыкально «дружественная» интермодуляция разных спектральных компонентов. Гитарные усилители с успехом эксплуатируют этот нелинейный участок (все мы слышали этот эффект, так что описывать его не будем).<br /> <br /> Большинство полупроводниковых устройств работает в более узких рамках входных напряжений, и в том случае, если сигнал выходит из линейного рабочего диапазона, он немедленно попадает в область с очень резкой нелинейностью. Обычно это приводит к агрессивному высокоуровневому гармоническому искажению и неприятным интермодуляционным эффектам. Конечно, вполне возможно спроектировать полупроводниковую схему так, чтобы перегрузка происходила более изящно, но, к сожалению, такие «благозвучные» схемотехнические решения применяются, в основном, в достаточно дорогостоящем оборудовании.<br /> <br /> Ещё один камень в полупроводниковый огород – это воспринимаемое слухом влияние отрицательной обратной связи (ООС). Ламповые усилители (особенно на базе триодов) либо вообще не нуждаются в ней, либо требуют очень небольшого её количества. А вот полупроводниковые аппараты (особенно ранние) часто использовали очень большой уровень ООС. В результате, большинство ламповых приборов имеет намного большее количество гармонических искажений, чем у полупроводниковых (поскольку ООС как раз и предназначена для того, чтобы уменьшать уровень гармонических искажений). Но, с другой стороны, большой уровень отрицательной обратной связи приводит к другим проблемам. Среди них – повреждение высокочастотных транзиентов и негативное влияние на динамику сигналов со сложным спектральным составом. Но дело идёт на лад, поскольку современные полупроводниковые приборы требуют ввода намного меньшего уровня отрицательной обратной связи (чем это было раньше), поскольку технологии продвинулись вперёд и это теперь не настолько актуально. Таким образом, поведение современных транзисторов при переходных процессах начинает напоминать поведение электронных ламп, но при гораздо меньшем количестве искажений.<br /> <br /> То, какое электропитание используется, также может стать важным фактором звукового качества. Например, для раритетных ламповых устройств характерны просадки электропитания, которые возникают при появлении громких сигналов. Это приводит к своеобразному сжатию динамики, или даже к эффекту динамической модуляции. Но эта проблема не ограничивается только лишь ламповыми аппаратами – для полупроводниковых приборов всё может быть ещё хуже, поскольку они обычно работают от источников с низким напряжением, но потребляют при этом большие токи (у ламп всё наоборот).<br /> <br /> Уроки из прошлого.<br /> <br /> Как я уже сказал ранее, наука, лежащая в основе этого очаровательного предмета, очень сложна. Я посвятил довольно много времени изучению данного явления, и я верю, что именно описанные выше факторы являются первичными предпосылками того мистического звукового характера, который мы называем «аналоговой теплотой». Я также сказал в начале, что это является следствием комбинации многих (если не всех) этих факторов, и что обязательно требуется смоделировать их всех, чтобы получить соответствующий убедительный результат. Гармоническое искажение – один из ключевых факторов, который имеет множество разновидностей и проявлений на самых разных уровнях сигналов.<br /> <br /> Трансформаторы имеют тенденцию сильнее «утолщать» низкоуровневые звуки, чем высокоуровневые. А вот некоторые активные элементы (особенно ламповые триоды), обычно работают наоборот. Сатурация магнитной ленты также добавляет свой вид гармонического искажения. Кроме того, сюда же вносят свою лепту частотные и фазовые искажения, связанные с демпфированием трансформаторов, корректирующей эквализацией, подмагничиванием и т.п. И, наконец, есть сложные модуляционные эффекты, вызванные мелкими колебаниями скорости движения ленты – флаттером. Да, физика аналоговой записи далеко не простой предмет!<br /> <br /> Но что же это означает на практике? Несомненно, что каждый человек воспринимает понятие «аналоговой теплоты» по своему, но я предполагаю, что есть три различных подхода, которые можно применить, чтобы попытаться добавить аналоговый «аромат» в свои миксы. И Вы можете использовать их в любой комбинации. Первый, самый очевидный подход – это скопировать старые методы: использовать при записи аналоговое оборудование, включая магнитофон (даже если Вы планируете потом всё импортировать в DAW). Второй – это обработать записанные на цифровой носитель дорожки при помощи плагинов, имитирующих цепи аналогового трекинга. Третий – это попытаться обработать готовый микс при помощи аналогового или цифрового процессора (или соответствующего программного обеспечения).<br /> <br /> Первый из них – это, очевидно, самый подлинный подход. Хотя значительная доля из того оборудования, что использовалось при записи многих классических альбомов, теперь предельно дорога (вспомните листовой ревербератор EMT Plate или лимитер Fairchild 670). Второй подход, вероятно, сам по себе не будет совершенно убедительным, но может привести к великолепным результатам в комбинации с настоящим аналоговым оборудованием. Что касается третьего подхода, то я ещё не нашёл единственный волшебный процессор (аппаратный или виртуальный), который смог бы немедленно преобразовать «стерильный» цифровой микс во что-то, что обладает чудесной, настоящей «аналоговой теплотой» (хотя некоторые процессоры действительно работают очень хорошо).<br /> <br /> Предусилители, компрессоры и микшеры-сумматоры, все, как мне кажется, оказывают определённый желательный эффект (причём, даже при отключении любой обработки сигнала), поскольку врождённые свойства аналоговой схемы придают миксу некоторый характер. И было бы неплохо достичь того же самого эффекта и в цифровой среде. Потому сейчас многие разработчики программного обеспечения прилагают массу усилий, чтобы добиться этой цели. И, с другой стороны, нынешние аудиоинтерфейсы достигли таких высот, что старые аргументы относительно того, что надо уменьшать количество AD/DA-преобразований до минимума, уже потеряли всякую актуальность: нет никакой заметной потери звукового качества даже при очень большом количестве преобразований одного и того же сигнала. Таким образом, ничто не мешает выводить сигналы из DAW, пропускать их через любое аналоговое оборудование и возвращать обратно.

2016-07-03

Топ Звук
Россия
Московская область
Москва
ул. Ботаническая, дом 3
8 (905) 506-3-506
5
5
1
5
1
Хью Робджонс. Аналоговая теплота.

Хью Робджонс. Аналоговая теплота.

Хью Робджонс. Аналоговая теплота.

Хью Робджонс. Аналоговая теплота.<br /> <br /> Аналоговая теплота в наши цифровые дни – это что-то вроде чаши Святого Грааля. Но что же это такое, почему к ней такое внимание, и как её можно использовать, чтобы улучшить свои записи?<br /> <br /> Соберите вместе группу звукоинженеров, и рано или поздно беседа повернётся к обсуждению вопроса «аналоговой теплоты», и того, почему аналоговые вещи кажутся лучше, чем цифровые. Даже те инженеры и музыканты, которые никогда всерьёз не работали с аналоговыми системами (что не удивительно, потому что с 80-х годов прошлого века началось господство цифровых систем), загипнотизированы этим явлением и изо всех сил пытаются привнести эту «теплоту» в свою продукцию.<br /> <br /> Так что же это такое – «АНАЛОГОВАЯ ТЕПЛОТА»?<br /> <br /> Не у всех был опыт общения с аналоговым звукозаписывающим оборудованием, но все мы слышали и восхищались множеством классических альбомов, записанных благодаря этим технологиям.<br /> <br /> Характер в записи создаётся благодаря комбинации многих факторов: сюда вносят вклад и инструменты, и сами музыканты, и микрофоны, предусилители, процессоры и эффекты (и то, как они используются). Но когда мы говорим об аналоговой теплоте, то обычно имеем в виду тот характер, который добавляют к звуку аналоговые системы записи/обработки и непосредственно сам носитель этой записи.<br /> <br /> В этой статье я рассмотрю некоторые ключевые аналоговые технологии, часто связанные с понятием «аналоговой теплоты», и объясню, почему они создают именно такой звук. Хочу надеяться, что это позволит Вам более осознанно подойти к выбору оборудования и поможет получить миксы с аналоговым чувством.<br /> <br /> Аналог против Цифры.<br /> <br /> Хоть я и рос на аналоговом оборудовании, но всё равно считаю, что современная цифровая звукозапись – это существенный шаг вперёд. Конечно, многие ранние цифровые устройства не соответствовали той шумихе, которая окружала их, но технологии с тех пор очень продвинулись, и по моему мнению, цифровые системы могут теперь предоставить практически всё, что было когда-то обещано. На данный момент это почти совершенный носитель записи, который с абсолютной точностью и достоверностью передаёт Вам то, что было на него записано. Это очень, очень прекрасное свойство, но это не всегда то, что мы хотим: во многих случаях, технические недостатки и ограничения аналоговых систем стали неотъемлемой частью характера записанных звуков на которых мы все росли. И многие люди воспринимают это звучание как более приятное, лучшее, чем мы сегодня можем получить при помощи цифровых систем записи. И более того, некоторые из звуков, полученные в результате «злоупотребления» аналоговыми устройствами, стали сами по себе признанными эффектами (очевидные примеры – ламповая перегрузка и сатурация магнитной ленты).<br /> <br /> Интересно, что звукозапись – не единственная сфера индустрии, которая обнаружила это свойство. Цифровые камеры и программы для работы с изображениями обычно предлагают массу «художественных» эффектов (например, обработка цифровой фотографии в стиле акварели, пастели, карандашного рисунка и т.д.). Моя собственная фотокамера предлагает режимы Стандарт, Портрет, Пейзаж, Нейтральный, Точный, Монохромный и три пользовательских. Каждый из них имеет свой тональный баланс, цветовую насыщенность, резкость и контраст, что позволяет художественно акцентировать внимание на том или ином аспекте объекта съёмки.<br /> <br /> Короче говоря, кайф от художественного продукта (записанной музыки, фотографии, фильма или неважно чего) не обязательно заключается в точности передачи: чаще всего, именно настроение, характер и тонкие акценты делают результат более ярким и интересным, чем реальность.<br /> <br /> Когда дело доходит до звука, лишь немногие аспекты аналоговой технологии предоставляют те артефакты и искажения, которые усиливают музыкальное воздействие и воспринимаются нами как приятные. Но именно эти вещи находятся в основе идеи «аналоговой теплоты». Конечно, аналоговое оборудование может быть дорого или недоступно, и, зачастую, очень обременительно в обслуживании и эксплуатации. Потому не удивительно, что многие люди ищут (и многие производители теперь предоставляют) программное обеспечение и процессоры, могущие ввести немного «аналогового характера» в «холодные» цепи цифровых систем. Какие-то из этих плагинов и процессоров работают хорошо, какие-то – не очень. Но вопрос в другом: чему же они фактически пытаются подражать?<br /> <br /> Факторы «подогрева»<br /> <br /> До сих пор, я говорил об аналоговом оборудовании лишь в общих чертах. Термин «аналоговое оборудование» охватывает целый мир микрофонов, магнитных лент, электронных ламп, трансформаторов, транзисторов и прочей электроники. Посмотрите на рисунок, изображающий довольно простую конфигурацию оборудования для аналоговой записи/сведения. И Вы увидите, что в каждом из участков этой цепи существует масса возможностей, чтобы добавить окраску и характер ещё до того, как будет сделана итоговая запись. Есть несколько явных факторов, создающих «аналоговую теплоту», и почти наверняка, наши уши требуют полной их комбинации: если сосредоточиться только на одном, то это, скорее всего, не предоставит действительно убедительный результат. Например, я сделал бы следующий список самых важных факторов:<br /> <br /> - Магнитная запись и механические артефакты, возникающие при работе магнитофонов (девиации и другие проблемы со стабильностью скорости);<br /> <br /> - Гармонические и негармонические искажения, вызванные трансформаторами и прочими индуктивными элементами;<br /> <br /> - Искажения, возникающие в усилительных цепях (которые включают электронные лампы и/или полупроводниковые элементы).<br /> <br /> Вместе с этими аспектами Вы должны рассмотреть и такие вещи, как частотный и динамический диапазон. Ленточные микрофоны, излучатели мониторов, магнитные ленты и многие ламповые устройства, выпущенные в период 50 – 60-х годов прошлого века, имели, с одной стороны, ограничения в передаче высоких частот, и с другой стороны – более полный бас. Кроме того, они имели свойство уменьшать динамику транзиентов (в результате магнитного или термоэлектронного насыщения).<br /> <br /> Это оборудование имело как прямое влияние на звук, так и на то, какие решения примет инженер во время записи и сведения. Например, он может использовать более яркий микрофон или повысить высокие частоты на эквалайзере, зная, что эти верха и транзиенты будут приглажены в результате прохождения сигнала по цепи.<br /> <br /> Катушечные магнитофоны.<br /> <br /> Из всех трёх вышеупомянутых факторов, в наши дни мы реже всего сталкиваемся с аналоговыми магнитофонами. Эти профессиональные машины теперь слишком дорого стоят, и их обслуживание также является неподъёмной вещью для многих людей.<br /> <br /> Многие из Вас, вероятно, знают о влиянии магнитной ленты на записанный звук, но мало кто рассматривает влияние самого магнитофона. Самая большая проблема для любой системы лентопротяжки – это контроль над скоростью движения ленты, и несовершенная природа этого контроля приводит к таким вещам, как «плавание» и «вибрация» звука. (Все эти явления часто называются одним общим словом «детонация». В англоязычной литературе детонации эквивалентен составной термин wow and flutter, где wow — «медленная» детонация («плавание» звука), flutter — «быстрая».) Можно сказать, что существует четыре варианта этих искажений: «drift» (дрейф) – обнаруживается ниже 0,1 Гц; «wow» (плавание) – обнаруживается в области 0,1 – 10 Гц; «flutter» (вибрация/дрожание/флаттер) – в области 10 – 100 Гц; «scrape flutter» (смычковый эффект/скрип/скребущая детонация) – в области 1 – 5 кГц. (Заранее прошу прощения за перевод этих терминов, но в русскоязычной литературе я не нашёл именно такой классификации. Хотя есть такая: до 4 Гц — «плавание» звука; 5-15 Гц — «дробление»; 15-25 Гц — «дрожание»; 25-100 Гц — «хриплость», «грязь» на средних частотах; свыше 100 Гц — дополнительные тоны (явно слышимые призвуки.) Человеческий слух наиболее чувствителен к колебаниям скорости с частотой 1 - 6 Гц. Немного объясню последний термин («scrape flutter»). По сути дела, это колебания натянутой ленты, возникающие от трения о неподвижные элементы лентопротяжного механизма (головки или ролики). Точно также звучит скрипичная струна, когда Вы проводите по ней смычком.<br /> <br /> К 80-м годам разработчики уменьшили подобные искажения до минимума, но полностью удалить их так и не смогли. Даже великолепный двухдорожечный Studer A820 показывал при скорости ленты 15” значения «wow and flutter» 0,04% (у нас это называется коэффициентом детонации или коэффициентом паразитной частотной модуляции). Это очень малое значение. Но всё-таки…<br /> <br /> Одно аналоговое оборудование подражает другому: Rupert Neve Designs Portico 5042 использует индуктивно связанные катушки, чтобы имитировать процессы, происходящие в магнитофонных головках и звукозаписывающем тракте (на фотографии видны настоящие магнитные головки).<br /> <br /> Так какой же возникает слышимый эффект от таких низкоуровневых детонаций скорости? Дело в том, что циклические колебания, вызванные флаттером (и особенно его быстрой «скрипучей» разновидностью), создают тонкие боковые полосы и шумовую модуляцию вокруг записанного сигнала. Это добавляет к звуку некоторые низкоуровневые искажения и грязь (одним словом «гранж» - «grunge»). Высококачественные магнитофоны свели подобные артефакты до минимума, но всё равно они там присутствует. Таким образом, вызванные флаттером боковые полосы и шумовые модуляции – это врождённый элемент любой аналоговой магнитной записи. И наш слух воспринимает их как часть записанного звука (и ожидает, что они должны там быть) – и как часть того, что мы называем аналоговой теплотой.<br /> <br /> Чем большее количество раз делался баунсинг на одной и той же ленте, тем сильнее становились побочные эффекты, поскольку при каждом проходе всё добавлялись и добавлялись эти низкоуровневые искажения. Порождённый таким процессом звуковой характер стал очень распространённым в конце 70-х – начале 80-х годов прошлого века, когда большие многодорожечные форматы стали банальным явлением, и такие операции, как наложение и баунсинг, стали обычными рутинными делами.<br /> <br /> Эти некогда общие признаки всех аналоговых магнитозаписей теперь полностью отсутствуют в цифровых системах. И я не знаю ни одного плагина, который полностью воссоздавал бы такие явления, как гранж и флаттер. Хотя некоторые производители утверждают, что их продукты могут имитировать подобные эффекты (например, Digidesign Reel Tape Suite), но до сих пор я не услышал ни одного, который был бы действительно убедительным в этом отношении.<br /> Сатурация магнитной ленты<br /> <br /> Большинство людей, читающих эту статью, слышали о таком явлении, как сатурация (насыщение) магнитной ленты, и о той ключевой роли, которую она играет в деле создания «аналоговой теплоты». Это очень сложное явление, но некоторые производители достигли очень неплохих успехов в его имитации – как в аналоговых устройствах, так и в цифровых плагинах. Аналоговая магнитозапись имеет врождённую нелинейность. Она определяется сложной комбинацией из химического состава ленты, конструкции записывающих и воспроизводящих головок, скорости движения ленты, её ширины, корректирующей эквализации, уровня и формы высокочастотного подмагничивания. Слишком много переменных, требующих учёта! Всё это вводит определённые гармонические искажения (особенно в низких частотах), неравномерность частотной и фазовой характеристик, уменьшение динамического диапазона (главным образом, затрагивающее высокочастотные транзиенты через эффекты магнитного насыщения и самостирания).<br /> <br /> Все магнитофоны используют ту или иную систему подмагничивания (bias), которая линеаризует свойства магнитной ленты и минимизирует низко- и среднечастотные гармонические искажения. Однако, такая оптимизация искажений происходит за счёт уменьшения ширины высокочастотного диапазона и точности в передаче транзиентов – но это обеспечивает более «тёплый» звуковой характер, чем плоский и линейный ответ цифровых систем. Различия в частотных характеристиках не очень велики, но нежный спад аналоговой АЧХ и связанная с ней фазовая характеристика таковы, что это воспринимается слухом как более тёплое звучание, чем то, что приходит из совершенной и прекрасной цифровой системы (даже имеющей очень близкие графики характеристик). <br /> <br /> Вкратце перечислю некоторые другие явления, могущие проявиться в результате сложных процессов, происходящих внутри аналогового магнитофона. Это высокочастотный «звон»-резонанс в корректирующем эквалайзере; подъём в средних частотах из-за влияния тока подмагничивания (особенно заметен при малых скоростях ленты); и искажение (часто с очень существенной 3-й гармоникой), происходящее при записи громких низкочастотных звуков.<br /> <br /> Хотя частотная характеристика это важный фактор для звуковой теплоты, и даже очень маленькие её изменения (от децибела и меньше) могут существенно влиять на воспринимаемый звуковой характер, дело не только в ней. Если бы всё было так просто, то изменив соответствующим образом частотные характеристики наших цифровых систем, мы мигом бы избавились от всех жалоб на «цифровую стерильность». Да, частотная характеристика играет важную роль, но, на мой взгляд, эффект, который имеет аналоговая запись на транзиенты звукового сигнала, намного важнее.<br /> <br /> Дело в том, что в большинстве случаев, громкие высокочастотные транзиенты просто не переживают запись на ленту. Первый удар по ним наносит магнитное насыщение, а эффект самостирания довершает разгром. Именно из-за этого эффекта звук, записанный на аналоговую магнитную ленту, со временем несколько теряет свою яркость. Но с другой стороны, высокие частоты становятся более мягкими и менее «нахальными», поскольку уменьшается воздействие и уровень транзиентов. И, как мне кажется, всё это вносит неоценимый вклад в дело создания «аналоговой теплоты». А вот цифровые системы лишены таких «недостатков» и могут хранить записанную на них информацию практически вечно без каких-либо потерь.<br /> <br /> Есть множество плагинов, имитирующих свойства аналоговой магнитной ленты (и эффект сатурации в частности). Вам стоит испытать такие вещи, как Crane Song Phoenix Tape Emulation, MсDSP Analog Channel, PSP Vintage Warmer, Voxengo Tapebus и Nomad Factory E tube Tape Warmer. Мне также нравится плагин для цифровых пультов Yamaha, который называется AE02I Master Strip. Среди аппаратных устройств очень неплохо выглядят такие приборы, как Rupert Neve Designs Portico 5042, Crane Song Hedd и Anamod ATS I. Кроме моделирования типичных эффектов, возникающих при прохождении сигнала по цепям магнитофона и при магнитном насыщении ленты, некоторые из этих процессоров пытаются моделировать и тональные изменения, вызванные различными параметрами настройки тока подмагничивания, различными типами лент и скоростью их движения. Но, на мой взгляд, хотя все эти плагины и приборы и являются полезными инструментами, могущими дать знакомый привкус «аналоговой теплоты», что-то всё равно теряется безвозвратно…<br /> <br /> Трансформаторы.<br /> <br /> Любое устройство, в котором имеются элементы с индуктивной связью, может внести в сигнал различные виды гармонических и нелинейных искажений – как приятных для слуха, так и не очень. С самых ранних дней трансформаторы были неотъемлемой частью звукового оборудования. Зачастую они стояли на всех входах и выходах, а также между усилительными каскадами. В звуковых цепях многих устройств, выпущенных в 60 – 70-е года ХХ века, можно было легко насчитать 10 и более трансформаторов!<br /> <br /> Гармоническое искажение в трансформаторах вызвано двумя причинами: гистерезис и магнитное насыщение. Гистерезис больше влияет на низкоуровневые сигналы, магнитное насыщение – на высокоуровневые. Сильнее всего эти эффекты проявляются в низких частотах, и приводят, главным образом, к искажению с преобладающей 3-й гармоникой. Многие факторы влияют на уровень звукового искажения, но, как мне кажется, ключевой – это материал, из которого изготовлен сердечник трансформатора. Сердечники, изготовленные из сплавов с высоким содержанием никеля, имеют наименьшее количество искажений, связанных с гистерезисом (но это приводит к значительному их удорожанию). А вот сердечники, изготовленные из обычной мягкой стали, дают намного больше искажений, зато очень дёшевы. Вы можете почитать о факторах, связанных с трансформаторными искажениями, и о характере, который они имеют, в разделе под названием «Как искажают трансформаторы».<br /> <br /> Усилительные (активные) цепи.<br /> <br /> Искажение, возникающее в усилительных элементах, обычно является частью процесса подъёма уровней сигнала (читайте раздел «Как искажают усилители»). Природа этого искажения очень сильно зависит от топологии цепи, от типа активных элементов и даже от того, какое используется электропитание для них. Один из таких активных элементов – это электронная лампа, и многие люди именно с ней связывают понятие «аналоговой теплоты». Тем не менее, не очень сложно спроектировать и изготовить полупроводниковое устройство (на дискретных транзисторах или интегральных микросхемах), которое будет звучать так «тепло», насколько только потребуется. Существует масса раритетного полупроводникового оборудования, носящего гордое звание «Заслуженного аналогового подогревателя». Один из самых видных представителей – это классические микшерные консоли Neve. Так что не думайте, что если в чём-то не стоят лампы, то это не будет хорошо звучать.<br /> <br /> При изготовлении звукового оборудования могут использоваться различные виды электронных ламп, но самые типичные – это триоды (например ECC83/12AX7), лучевые тетроды (KT88/6550) и пентоды (ECL86). Триоды обычно применяются для усиления сигналов микрофонного и линейного уровней, а лучевые тетроды и пентоды используются в усилителях мощности. Хотя любому из них можно поменять роль (всё зависит от схемотехнических решений). В этом месте стоит обратить внимание на одну важную деталь: триоды зачастую используются в усилительных цепях с несимметричным выходом и производят довольно много чётных и нечётных гармонических искажений. А вот лучевые тетроды и пентоды обычно применяются в двухтактных усилителях мощности класса A и AB, у которых практически отсутствуют чётные гармонические искажения, но зато имеются нечётные. (Смотрите разделы «Что такое гармонические искажения» и «Как работают электронные лампы»).<br /> <br /> Всё это в такой же самой степени относится и к полупроводниковым устройствам (биполярным и полевым транзисторам, или их близким родственникам – микросхемам). Ведь базовые топологии, используемые при проектировании ламповых или полупроводниковых приборов, не особо отличаются друг от друга – выбирая ту или иную базовую схему, Вы получаете характерные для неё виды искажений. И действительно, топология сигнальных цепей намного сильнее влияет на количество и характер искажений, чем тип активного элемента, который фактически используется в ней. Например, в устройствах А-класса количество искажений падает с понижением уровня сигнала (независимо от того, на лампах или на транзисторах они работают). А вот в устройствах с топологией АВ-класса количество искажений более-менее постоянно при любом уровне сигнала. Как следствие, при малых уровнях сигнала эти искажения могут стать слышимыми. И на вершине списка – усилители В-класса. У них имеются так называемые «crossover distortion» (искажения при переходе через ноль, искажения центральной отсечки - нарушение непрерывности звукового сигнала в двухтактных усилителях, когда происходит переключение транзисторов или ламп). Одним словом – переключательные искажения. Эти искажения не имеют никакой музыкальной связи с исходными звуковыми сигналами. Они звучат не очень приятно и определённо не «тепло».<br /> <br /> Таким образом, выбранная топология в большей степени определяет, какие возникнут искажения и как они будут соотноситься с низкими уровнями сигнала. Но есть и другие факторы. Нам обязательно следует рассмотреть, что же случается с сигналами, которые имеют большой уровень. Динамический диапазон электронной лампы достаточно линеен и очень широк, но очень громкие сигналы могут выйти из этой линейной зоны, и попасть в ту область, где характеристика лампы плавно изгибается в насыщение (сатурацию). В конце концов, сигнал всё-таки дойдёт до клиппинга, но перед этим в него будут добавлены относительно мягкое низкоуровневое гармоническое искажение и музыкально «дружественная» интермодуляция разных спектральных компонентов. Гитарные усилители с успехом эксплуатируют этот нелинейный участок (все мы слышали этот эффект, так что описывать его не будем).<br /> <br /> Большинство полупроводниковых устройств работает в более узких рамках входных напряжений, и в том случае, если сигнал выходит из линейного рабочего диапазона, он немедленно попадает в область с очень резкой нелинейностью. Обычно это приводит к агрессивному высокоуровневому гармоническому искажению и неприятным интермодуляционным эффектам. Конечно, вполне возможно спроектировать полупроводниковую схему так, чтобы перегрузка происходила более изящно, но, к сожалению, такие «благозвучные» схемотехнические решения применяются, в основном, в достаточно дорогостоящем оборудовании.<br /> <br /> Ещё один камень в полупроводниковый огород – это воспринимаемое слухом влияние отрицательной обратной связи (ООС). Ламповые усилители (особенно на базе триодов) либо вообще не нуждаются в ней, либо требуют очень небольшого её количества. А вот полупроводниковые аппараты (особенно ранние) часто использовали очень большой уровень ООС. В результате, большинство ламповых приборов имеет намного большее количество гармонических искажений, чем у полупроводниковых (поскольку ООС как раз и предназначена для того, чтобы уменьшать уровень гармонических искажений). Но, с другой стороны, большой уровень отрицательной обратной связи приводит к другим проблемам. Среди них – повреждение высокочастотных транзиентов и негативное влияние на динамику сигналов со сложным спектральным составом. Но дело идёт на лад, поскольку современные полупроводниковые приборы требуют ввода намного меньшего уровня отрицательной обратной связи (чем это было раньше), поскольку технологии продвинулись вперёд и это теперь не настолько актуально. Таким образом, поведение современных транзисторов при переходных процессах начинает напоминать поведение электронных ламп, но при гораздо меньшем количестве искажений.<br /> <br /> То, какое электропитание используется, также может стать важным фактором звукового качества. Например, для раритетных ламповых устройств характерны просадки электропитания, которые возникают при появлении громких сигналов. Это приводит к своеобразному сжатию динамики, или даже к эффекту динамической модуляции. Но эта проблема не ограничивается только лишь ламповыми аппаратами – для полупроводниковых приборов всё может быть ещё хуже, поскольку они обычно работают от источников с низким напряжением, но потребляют при этом большие токи (у ламп всё наоборот).<br /> <br /> Уроки из прошлого.<br /> <br /> Как я уже сказал ранее, наука, лежащая в основе этого очаровательного предмета, очень сложна. Я посвятил довольно много времени изучению данного явления, и я верю, что именно описанные выше факторы являются первичными предпосылками того мистического звукового характера, который мы называем «аналоговой теплотой». Я также сказал в начале, что это является следствием комбинации многих (если не всех) этих факторов, и что обязательно требуется смоделировать их всех, чтобы получить соответствующий убедительный результат. Гармоническое искажение – один из ключевых факторов, который имеет множество разновидностей и проявлений на самых разных уровнях сигналов.<br /> <br /> Трансформаторы имеют тенденцию сильнее «утолщать» низкоуровневые звуки, чем высокоуровневые. А вот некоторые активные элементы (особенно ламповые триоды), обычно работают наоборот. Сатурация магнитной ленты также добавляет свой вид гармонического искажения. Кроме того, сюда же вносят свою лепту частотные и фазовые искажения, связанные с демпфированием трансформаторов, корректирующей эквализацией, подмагничиванием и т.п. И, наконец, есть сложные модуляционные эффекты, вызванные мелкими колебаниями скорости движения ленты – флаттером. Да, физика аналоговой записи далеко не простой предмет!<br /> <br /> Но что же это означает на практике? Несомненно, что каждый человек воспринимает понятие «аналоговой теплоты» по своему, но я предполагаю, что есть три различных подхода, которые можно применить, чтобы попытаться добавить аналоговый «аромат» в свои миксы. И Вы можете использовать их в любой комбинации. Первый, самый очевидный подход – это скопировать старые методы: использовать при записи аналоговое оборудование, включая магнитофон (даже если Вы планируете потом всё импортировать в DAW). Второй – это обработать записанные на цифровой носитель дорожки при помощи плагинов, имитирующих цепи аналогового трекинга. Третий – это попытаться обработать готовый микс при помощи аналогового или цифрового процессора (или соответствующего программного обеспечения).<br /> <br /> Первый из них – это, очевидно, самый подлинный подход. Хотя значительная доля из того оборудования, что использовалось при записи многих классических альбомов, теперь предельно дорога (вспомните листовой ревербератор EMT Plate или лимитер Fairchild 670). Второй подход, вероятно, сам по себе не будет совершенно убедительным, но может привести к великолепным результатам в комбинации с настоящим аналоговым оборудованием. Что касается третьего подхода, то я ещё не нашёл единственный волшебный процессор (аппаратный или виртуальный), который смог бы немедленно преобразовать «стерильный» цифровой микс во что-то, что обладает чудесной, настоящей «аналоговой теплотой» (хотя некоторые процессоры действительно работают очень хорошо).<br /> <br /> Предусилители, компрессоры и микшеры-сумматоры, все, как мне кажется, оказывают определённый желательный эффект (причём, даже при отключении любой обработки сигнала), поскольку врождённые свойства аналоговой схемы придают миксу некоторый характер. И было бы неплохо достичь того же самого эффекта и в цифровой среде. Потому сейчас многие разработчики программного обеспечения прилагают массу усилий, чтобы добиться этой цели. И, с другой стороны, нынешние аудиоинтерфейсы достигли таких высот, что старые аргументы относительно того, что надо уменьшать количество AD/DA-преобразований до минимума, уже потеряли всякую актуальность: нет никакой заметной потери звукового качества даже при очень большом количестве преобразований одного и того же сигнала. Таким образом, ничто не мешает выводить сигналы из DAW, пропускать их через любое аналоговое оборудование и возвращать обратно.

Загрузка комментариев...